Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

20.05.2005 | Виталий Портников

НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ АНДИЖАНА

Президент Узбекистана Ислам Каримов намерен уже через неделю отправиться с визитом в Китай - это очевидная демонстрация стабилизации ситуации в стране, как, впрочем, и предложение Ташкента Бишкеку о возвращении беженцев, покинувших нестабильный регион. Мятеж как будто бы подавлен. В четверг узбекские силовики вошли в последний из мятежных городов Узбекистана - Карасуу и арестовали лидера повстанцев Бахтиера Рахмонова, обещавшего создать в Ферганской долине исламский халифат. В Андижане между тем успели уже побывать зарубежные журналисты и дипломаты - по крайней мере, на дополнительный их визит руководство Узбекистана не соглашается, о чем и было заявлено генеральному секретарю ООН. Граница с Киргизией и Казахстаном если не открыта полностью, то уж во всяком случае приоткрыта. Таким образом, "Андижанская революция", начавшаяся с фактического захвата неизвестными одного из самых больших городов Узбекистана, завершена. Неизвестным, однако, остается самое главное - что на самом деле происходило в царстве Ислама Каримова.

Кто поднял мятеж, каково количество жертв его подавления? Единственное, что нам остается - так это рассматривать версии.

Можно выстроить вполне стройную схему подавления властью любой оппозиции в стране. Ислам Каримов пришел к власти как компромиссный кандидат на пост первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана. Каримов должен был стать человеком, возглавляющим коалицию кланов. Но уже вскоре после провозглашения независимости президент вернул власть землякам-самаркандцам. Номенклатурная оппозиция была разгромлена, за ней пришел черед оппозиции светской. Таким образом, единственная возможная оппозиция режиму сосредоточилась в мечетях. Эпицентром исламского неприятия властей стала как раз Ферганская долина. Понятно, что неблагополучное соседство создало питательный бульон для укрепления радикальной исламской оппозиции. Но при этом возможно и преувеличение ее опасности со стороны Ислама Каримова. Президент Узбекистана, которого Запад после разгрома оппозиционеров воспринимал как нежелательного диктатора, неустанно доказывал, что именно его страна является форпостом на пути радикального исламизма. До определенного момента Вашингтон не хотел вмешиваться в ситуацию в регионе. Ситуация изменилась только после 11 сентября. Но имеет ли все это отношение к Андижану? Радикально-исламский характер организации "Акрамия" может оказаться выдумкой. К тому же неожиданное появление в Карасуу оппозиционного лидера, обещающего объявить халифат уже после разгрома андижанского мятежа, выглядит некоей спланированной акцией, целью которой является доказать исламский характер мятежа.

В конце концов, под прикрытием легенды о державе-форпосте можно творить любые фокусы. Сама история организации "Акрамия" выглядит весьма таинственно. Лица, задержанные незадолго до мятежа, были бизнесменами, близкими к бывшему руководителю Андижанской области. Когда к власти пришел новый губернатор, он мог действовать в духе хорошо знакомой аппаратной логики - то есть расчистить площадку для своих путем объявления чужих исламскими радикалами. А для арестованных не оставалось никакого иного выхода, кроме как начать подготовку мятежа. Для того чтобы организовать митинг против властей - зная отношение к ним населения, - особых средств не нужно. Как могли появиться вооруженные люди, штурмовавшие тюрьму? Но нужно учитывать, что бизнес в Узбекистане - не у каждого, но у многих - это поддержка наркотрафика или участие в нем. В таком бизнесе без вооруженных людей просто не обойтись. Кстати, мы не знаем, действительно ли организаторы мятежа не достигли своих целей. Если их главной задачей было спровоцировать массовые беспорядки и уйти из Андижана, то, возможно, им это удалось.

Однако то, как неожиданно разгорелся - и каким образом был подавлен - мятеж в Андижане, отнюдь не свидетельствует о силе власти в Узбекистане. Исламу Каримову, обладающему при всей авторитарности его натуры и неразборчивости в средствах достижения цели несомненными политическими талантами и масштабностью видения окружающего мира, так и не удалось построить сильное государство. Каримов создавал один миф, его челядь - другой, народ живет в третьей реальности, и все эти миры никак не пересекаются между собой. Так что даже если согласиться с тем, что Каримову удастся умереть президентом Узбекистана, совершенно неясно, что произойдет с этим государством на следующий день после ухода его первого президента.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net