Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

02.06.2005 | Сергей Михеев

КИРГИЗСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ НАЧИНАЕТСЯ С ЗАЧИСТКИ

Ход избирательной кампании в Киргизии оставляет всё меньше сомнений в победе и.о. президента Курманбека Бакиева. Вслед за достижением договорённости с наиболее опасным соперником Феликсом Куловым последовал отказ от участия в кампании нескольких значимых кандидатов, способных если не победить, то значительно повлиять на результаты выборов. В первую очередь речь идёт о депутате парламента из Баткенской области (юг страны) Баямане Эркинбаеве и докторе-наркологе из Бишкека Женишбеке Назаралиеве, чьи сторонники сыграли решающую роль в мартовском штурме Дома правительства, за которым последовало падение власти Аскара Акаева. Как известно, экс-президент Акаев в одном из своих интервью прямо заявил, что киргизскую "революцию" организовала наркомафия. При этом он конкретно упомянул доктора Назаралиева. Ещё дальше пошёл сам Бакиев, который в другом интервью вслед за своим недавним противником фактически подтвердил слова Акаева и назвал всех кандидатов в президенты кроме себя и Кулова "представителями третьей силы, наркобаронами и преступниками, рвущимися к власти".

Насколько всё это соответствует действительности, сказать трудно. Не исключено, что речь идёт лишь о сведении счётов в случае с Акаевым и борьбе с конкурентами на выборах в случае с Бакиевым. По крайней мере, Назаралиев поднял скандал и грозился подать в суд как на Акаева, так и на Бакиева. Однако слухи о причастности Эркинбаева и Назаралиева к криминальному миру отнюдь не новость для Киргизии. Первому приписывают контроль за югом страны (в первую очередь за Баткенской областью, граничащей с Таджикистаном), а второму - за Бишкеком и частью севера Киргизии. Если вернуться к обвинениям Акаева и Бакиева в адрес наркомафии, то не трудно заметить, что именно таким путём - с юга (от таджикской границы) на север - идёт киргизский участок наркотрафика из Афганистана на постсоветское пространство, в Россию и далее в Европу. Возможно, именно к этой логике два киргизских президента - прошлый и нынешний - пытаются подтолкнуть общественное мнение, делая подобные заявления в СМИ.

Так или иначе, но Эркинбаев и Назаралиев действительно имеют значительные ресурсы и влияние в народе, что представляло угрозу для Бакиева на предстоящих президентских выборах. Это влияние отчётливо проявилось в ходе кризисных событий марта месяца. Эркинбаев фактически взял под контроль общественное мнения в Баткенской и частично в Ошской и Джалалабадской областях, а Назаралиев был героем той части населения Бишкека, которая поддержала антиакаевскую "революцию". На выборах они могли серьёзно побороться с Бакиевым в упомянутых регионах. Это было бы чревато вторым туром и напряжённым торгом по поводу дальнейшего развития событий. Среди всех кандидатов, оставшихся после ухода Кулова, Назаралиев и Эркинбаев, несомненно, были самыми влиятельными и опасными конкурентами. Все остальные претенденты на порядок слабее (возможно, лишь за исключением Турсунбая Бакир уулу, имеющего авторитет и известность, но не имеющего таких ресурсов).

Трудно сказать, что именно стало причиной отказа Эркинбаева и Назаралиева от участия в предвыборной гонке. По слухам, отказ Эркинбаева последовал после покушения на его жизнь, а Назаралиев забрал своё заявление как раз после упомянутого скандала, в ходе которого была растиражирована информация о том, что он якобы причастен к наркомафии. Но это, видимо, лишь внешние проявления закулисной борьбы. Скорее всего, речь идёт об их скрытом противостоянии с Бакиевым, которое в публичную сферу выплеснулось в виде упомянутого выше скандала. Ведь если верить высказываниям Акаева, Бакиева и других действующих лиц недавнего кризиса, а также различных экспертов и наблюдателей, то картина киргизской "революции" оказывается разбитой на две параллельные линии.

С одной стороны, имела место активность сторонников Бакиева и ряда других оппозиционных кандидатов, проигравших выборы в парламент и решивших пойти ва-банк, инициировав волнения на юге страны. А с другой, деятельность организованного преступного мира, включая наркомафию, которая сыграла решающую роль в свержении власти Акаева. Ведь до того, как Назаралиев, который, если верить Акаеву и Бакиеву, является "наркобароном", поднял своих людей в Бишкеке, столица Киргизии оставалась лояльной Акаеву. А если бы бунт не докатился до Бишкека, то, скорее всего, он так и остался бы "провинциальной историей", постепенно затухнувшей или в худшем случае приведшей бы к отколу части юга Киргизии. Кстати, не исключено, что именно в расколе страны на самом деле заключался первоначальный план некоторых лидеров восставших.

Это в целом сопоставимо с публичными высказываниями самих "бакиевцев" о том, что "революция" и крах Акаева стали для самих оппозиционеров полной неожиданностью. В этом контексте интересны и упрёки Назаралиева к Бакиеву, высказанные им в одном из интервью. Назаралиев утверждает, что примерно через 10 дней (после революции), будучи в Африке (?!), он позвонил Бакиеву и попросил его о том, чтобы в случае, если позвонят из аппарата президента России и спросят, кто такой Назаралиев, тот ответил, что "мы являемся единомышленниками". "Однако то, что я услышал от друзей, меня повергло в шок. Оказывается, господин Бакиев ответил москвичам так: "Назаралиев - это боевик, который примкнул к моей революции". Так с товарищами поступать нельзя", - заявил доктор.

Таким образом, высказывания различных киргизских политиков, включая и победителей, в недавней "революции", наталкивают на вывод о том, что Бакиев вольно или невольно воспользовался плодами параллельной игры несистемных сил или, как он сам говорит, третьей силы, наркомафии, преступного мира, видимо, имевших свои причины выступить против Акаева. Вопрос лишь в том, насколько в действительности были согласованы действия различных сил в киргизских событиях. Впрочем, теперь это уже достояние истории, которая часто навсегда остаётся покрытой мраком.

В любом случае Бакиеву не выгодны ассоциации своей фигуры с несистемными элементами. Кроме того, следуя банальной исторической логике, он вынужден будет избавляться от недавних союзников (вольных или невольных). По крайней мере, от тех, которые в силу своих амбиций и ресурсов после победы автоматически стали опасными конкурентами. С теми, кто слишком силён (Кулов) заключаются компромиссные договорённости, других (Эркинбаев и Назаралиев) необходимо будет загнать обратно в ту нишу, которую они, пытаясь выйти на качественно новый уровень влияния, покинули в ходе "революции".

Впрочем, это может быть непросто. Ведь если все кандидаты кроме Бакиева и Кулова действительно являются "наркобаронами", то за ними должны стоять весьма влиятельные и серьёзные силы, справиться с которыми в одиночку, без внешней помощи, новой киргизской власти может оказаться не под силу. Не исключено, что этим обстоятельством в том числе обусловлены многочисленные авансы, которые новая власть в Бишкеке раздаёт крупным державам, имеющим влияние на ситуацию в Киргизии. Новая военная база обещана России, американцев заверяют в дальнейшем укреплении военно-политического сотрудничества и даже китайцам намекнули на возможность размещения их войск на территории Киргизии в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Вопрос лишь в том, на ком остановится Бишкек после того, как закончится предвыборная лихорадка.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net