Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

30.12.2010 | Алексей Макаркин

Год без стабильности

2010 год не вошел в российскую историю как год «судьбоносных» и переломных событий, но нельзя сказать, чтобы он был простым. С одной стороны, после ошеломляющего кризиса в стране идет восстановительный рост, инфляция измеряется однозначными цифрами (хотя все равно достаточно высока), рейтинги обоих участников правящей диархии остаются на высочайшем уровне, а «Единая Россия» выигрывает все региональные выборы. С другой стороны, ощущение стабильности, только-только сформировавшееся в докризисные времена, так и не вернулось – и не только из-за сохраняющегося остаточного влияния кризисного шока. Дело в другом – во все более слабой способности властной машины превентивно действовать в непростых, но не критических ситуациях.

Достаточно вспомнить ряд событий 2010 года. Вначале конфликт вокруг повышения транспортного налога в Калининградской области – одном из самых автомобилизированных регионов страны – во время которого на площадь вышло десять тысяч человек (изрядно подзабытая цифра для протестного митинга, к тому же за пределами Москвы). Затем лесные пожары, выявившие дефекты законодательства и слабость государственных структур, отвечающих за данную сферу. Всплеск националистических выступлений показал, что вся политическая и силовая система, ориентированная на борьбу с мнимой «оранжевой» угрозой, оказалась не готова к массовым беспорядкам, проходившим под праворадикальными лозунгами. Зимний коллапс в аэропортах стал свидетельством того, что рыночные структуры (в том числе и контролируемые государством), старающиеся действовать по международным стандартам, оказались неспособны обеспечить собственным клиентам минимум необходимых даже в кризисной ситуации благ. А тут еще массовые отключения тепла в Московской области, которые уже не спишешь на наследие столь сильно критикуемых 90-х годов.

Разумеется, когда ЧП происходило, государство бралось за дело и начинало спешно договариваться с протестующими, героически бороться с огнем (хотя здесь не обошлось без имитаторов), хватать подозрительных молодых людей и решать проблемы «зависших» в аэропортах пассажиров. Но такая реакция «постфактум» не становится – и не может становиться - прецедентом для других областей деятельности. Проходит непродолжительное время, и начинает рваться в очередном тонком месте.

Проблема в том, что в предкризисные годы власть замкнулась в себе, все больше воспринимая себя как самодостаточную силу, которой нужны не партнеры, а послушные клиенты. Сигналы о неблагополучии она часто воспринимала как попытки ангажированных лиц то ли извлечь свою выгоду, то ли дискредитировать политическую систему. Первых, по правилам игры, надо было игнорировать, со вторыми – бороться. Неподконтрольное, часто «ершистое», эмоциональное гражданское общество считалось силой опасной, в отличие от предсказуемых и полностью управляемых симулякров. СМИ уже давно перестали выполнять роль «четвертой власти», заставляющей государство считаться с собой и реагировать на исходящие от них сигналы. Положение дел с информацией на ведущих телеканалах не устраивает уже не только либеральную интеллигенцию, но и президента страны.

Однако именно в этом году появились признаки того, что государство готово серьезно – а не только на уровне слов и намерений - взаимодействовать с гражданскими институтами. Защитникам Химкинского леса удалось добиться не только временной приостановки работ по строительству дороги (которое, впрочем, обернулось разочарованием после того, как было решено продолжать работы), но и принципиального решения власти впредь учитывать мнение общественников на этапе подготовки к реализации масштабных проектов, когда еще есть возможность дать задний ход. Под влиянием структур гражданского общества и при активном участии Дмитрия Медведева было решено отказаться от строительства «нефтегазового» небоскреба «Охта-центр» на месте, вызывавшем протесты жителей Петербурга, к которым присоединилась и ЮНЕСКО. Это решение выходит за региональные рамки, так как создает «эффект успеха», позволяет людям поверить в свои силы. В Москве после отставки Юрия Лужкова движение «Архнадзор» стало участником диалога с властью. Получивший широкую известность акционер-миноритарий Навальный добился того, что на его претензии публично обратил внимание Владимир Путин. 31 октября выяснилось, что разрешение правозащитникам провести митинг на Триумфальной площади не привело ни к великим, ни к малым потрясениям. Разве что стала более четкой грань между Людмилой Алексеевой, отстаивавшей предусмотренные Конституции права человека, и Эдуардом Лимоновым, использовавшим «Стратегию-31» в целях саморекламы.

Развитие отношений с гражданским обществом пока серьезно не повлияло на ситуацию в изрядно «забронзовевшей» политической системе. Правда, в этом году партиям парламентской оппозиции стало легче проходить в региональные парламенты (это стало следствием их отчаянного демарша в октябре 2009 года), но предоставление права внепарламентским партиям на выступление в Думе было девальвировано наделением думского большинства возможностью определять тему этого выступления. Ни одна новая партия не была зарегистрирована. Однако интересно другое – вытесненные за пределы «сконструированной» политической системы либералы не только ожили, но и смогли договориться об объединении. А после того, как федеральная власть в противостоянии с Лужковым активно использовала аргументы из доклада Немцова-Милова, стало куда сложнее утверждать, что оппозиция в своей критике искажает факты.

В новом году Россия входит в очередной электоральный цикл; самое главное – именно в этом году станет ясно, кто возглавит страну на шесть лет в 2012 году. Но, в любом случае, лидеру страны придется учитывать мнение общества в большей мере, чем в «тучные» докризисные годы. Другое дело, что будет с политической системой, станет ли она более гибкой, способной эффективно (и, по возможности, превентивно) реагировать на новые вызовы, которых будет еще немало. Здесь многое будет зависеть не только от расстановки сил в верхах, но и от степени общественной активности.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net