Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

06.07.2011 | Сергей Маркедонов

Азербайджан: между Израилем и Палестиной

28 июня 2011 года Азербайджан посетил глава Палестинской автономии Махмуд Аббас. Он провел встречу и переговоры с президентом республики Ильхамом Алиевым. По окончании переговоров Ильхам Алиев заявил, что поддерживает идею создания Палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. По словам президента Азербайджана, «во время всех обсуждений в организации «Исламская конференция», в рамках Организации Объединенных Наций Азербайджан находится рядом с Палестиной, и так будет и дальше». Визит Махмуда Аббаса и заявление Ильхама Алиева относительно палестинского государства, конечно же, в полной мере нельзя назвать сенсацией. Однако эти события поднимают широкий спектр проблем, касающийся, как внутренней политики Азербайджана, так и его внешнеполитических приоритетов в регионе, стремительно меняющимся в результате так называемой «арабской весны». Эти вопросы требуют к себе пристального внимания.

Начнем с того, что после распада СССР в течение долгих лет официальный Баку активно развивал стратегическое партнерство с Израилем. Такое сотрудничество мотивировалось несколькими факторами. Азербайджан был заинтересован в преодолении с помощью Израиля и еврейского лобби мощного армянского лобби, препятствующего развитию американо-азербайджанских отношений. Южным соседом Азербайджана является главный стратегический оппонент Израиля Иран, с которым у Баку также непростые отношения. Эти отношения осложняет проблема раздела Каспия, а также многочисленное азербайджанское меньшинство на севере Ирана (по разным экспертным оценкам, это 20-30 млн. человек, что в три раза больше населения всего Азербайджана). И, наконец, энергетическая безопасность. По справедливому замечанию российского эксперта Ивана Данилина, «еще до введения в строй нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), в 1990-е гг., Израиль стал вторым крупнейшим покупателем азербайджанской нефти… При этом стоит особо отметить, что порт Джейхан, до которого с самого начала предполагалось проложить трубопровод, расположен сравнительно недалеко от Хайфы, крупного израильского порта с нефтеналивным терминалом, что делало проект вдвойне удобным для Израиля». Израиль ежегодно закупает азербайджанскую нефть, составляющую пятую часть потребности этой страны, а в целом товарооборот между странами достигает 4 млрд. долларов. В эту сумму входят, между прочим, и военные поставки.

У Еврейского государства также были свои резоны. Имея негативную репутацию в исламском мире, Еврейское государство было заинтересовано в развитии отношений со светскими режимами мусульманского Востока. Особенно, если такое государство- сосед Ирана, стратегического противника Израиля.

Все эти факторы создали положительные предпосылки для интенсивного развития двустороннего сотрудничества в различных сферах. С начала 1990-х гг. внутри Азербайджана активно функционируют Центр азербайджано-израильской дружбы, религиозные школы (иешивы), молодежные клубы, представительства влиятельных еврейских организаций и агентств, издаются еврейские СМИ. В 1992 году было создано Азербайджанское отделение Международной ассоциации иудаики и еврейской культуры. В апреле 2000 года создается Еврейский общинный культурный центр (и научный центр при нем). Ежегодно, начиная с 1995 года на еврейский Новый год (Рош-а-Шана) во всех синагогах Азербайджана передаются праздничные поздравления президента республики, а проявления антисемитизма традиционно осуждаются высшими представителями власти, включая и уровень главы государства. Израиль признает территориальную целостность Азербайджана. За последние годы целый ряд высокопоставленных чиновников и государственных деятелей Еврейского государства посетил Баку (включая бывшего премьер-министра Эхуда Ольмерта, главу МИД Авигдора Либермана и президента Шимона Переса). В составе делегации израильского президента Шимона Переса, посетившей в 2009 году Баку, был и директор израильской компании «Aeronautics» Ави Леуми, корпорация которого является мировым лидером в сфере изготовления и продаж военных беспилотных самолетов. В 2012 году Израиль намерен начать импорт азербайджанского газа. Для Израиля это крайне важно после недавних событий в Египте, где тема пересмотра условий поставок египетского природного газа в Еврейское государство стала широко обсуждаться. И не факт, что проблема ограничиться лишь ценовыми вопросами.

Однако и до июньского визита Махмуда Аббаса в Баку в отношениях между Израилем и Азербайджаном, а также в треугольнике «Азербайджан-Израиль-Палестина» были свои нюансы, не позволяющие нарисовать черно-белую картинку действительности. Официальный Баку поддерживал палестинскую независимость по линии ООН и ОИК (Организация Исламская конференция, где Азербайджан весьма активен). На отдельные проявления многолетнего конфликта между Еврейским государством и Палестиной Азербайджан также реагировал отнюдь не в произраильском духе. Так в конце декабря 2008 года руководитель общественно-политического отдела аппарата президента Азербайджана Али Гасанов в одностороннем порядке осудил действия Израиля в ходе его операции против движения «ХАМАС» «Литой свинец». В начале следующего года аналогичную позицию представила пресс-служба МИД Азербайджана. В октябре 2009 года в Баку прибыл министр иностранных дел Палестинской автономии Рияд Аль-Малики. В ходе его встречи с главой азербайджанского МИД Эльмаром Мамедьяровым стороны пришли к соглашению об открытии посольства Палестины в столице Азербайджана. И впоследствии это соглашение было реализовано на практике, посольство заработало (первый посол Палестины в Баку Абдулкерим Абдурахман был назначен осенью прошлого года). 31 января 2011 года Ильхам Алиев подписал распоряжение об оказании материально-технической помощи деятельности посольства Государства Палестина в Баку. До этого Азербайджан старался избегать в официальной риторике словосочетание «государство Палестина», предпочитая использовать просто слово «Палестина» (даже поддерживая идею политического самоопределения палестинского народа).

Наверное, существует соблазн подвергнуть азербайджанскую внешнеполитическую линию критике за непоследовательность. Однако внешняя политика не подчиняется законам формальной логики. Здесь, скорее применимы диалектические законы, поскольку дипломатия ориентирована не на общие абстрактные стандарты, а на противоречивую политическую реальность, которую нельзя не учитывать. Как следствие, ведение сложной и кажущейся нелогичной игры. Так Россия признает независимость Абхазии и Южной Осетии, но отказывает в этом праве Нагорному Карабаху и Приднестровью, Грузия и Армения развивают одновременно партнерство с США, ЕС и Ираном. Турция признает территориальную целостность Грузии, имея при этом открытое «абхазское окно». В этом плане азербайджанские действия в отношении с Израилем и Палестиной не являются каким-то особым ноу-хау. Однако важно понять резоны, которые заставляют официальный Баку балансировать между двумя историческими противниками.

Во-первых, внешняя политика постсоветского Азербайджана уже не первый год является политикой «качелей». Официальный Баку в отличие от многих других постсоветских республик не пытался сделать однозначный выбор между Западом и Россией. Отсюда и ровные отношения между Азербайджаном с одной стороны, США, РФ, ЕС (в целом, и отдельными странами союза, в частности) с другой. Столкнувшись в начале 1990-х годов со сложностями на «иранском направлении», Азербайджан, хотя и не без труда, сумел достичь позитивной динамики в отношениях с мощным южным соседом. Во-вторых, Баку, имеющий свой интерес на Ближнем Востоке, не может не реагировать на события «арабской весны» и формирование нового статус-кво в этом регионе. Смена власти в Египте, возможности для пересмотра израильско-египетских отношений (как минимум, их серьезной корректировки и ревизии), консолидация вчерашних оппонентов «ХАМАС» и «ФАТХ», укрепление ближневосточных позиций Ирана, инициативы США (чего стоит хотя бы предложения Барака Обамы про «возвращение в 1967 год»!). Все события, перечисленные выше, заставляют вносить поправки в прежние представления. Ведь Баку, поддерживая сегодня палестинскую государственность, не идет вразрез ни с интересами Запада, ни с интересами России. В-третьих, Азербайджан, имеющий в качестве стратегического союзника Турцию, не может не видеть те трансформации, которые происходят во внутренней и во внешней политике этой страны. Сегодня Турция- это уже не строгий кемалистский проект. Анкара пытается играть новую роль на Ближнем Востоке, не довольствуясь более положением «младшего партнера США по НАТО». Свидетельством тому – «замороженный мир» в отношениях между Израилем и Турцией, и, напротив, нормализация турецко-иранских и турецко-сирийских отношений. В- четвертых, важны внутриполитические резоны. Постсоветский Азербайджан - светская страна. Однако рост исламизма (а также симпатий к палестинскому движению) здесь имеет место быть. Возьмем хотя бы недавнюю историю с хиджабами. После того, как министерство образования республики ввело запретительные меры на ношение хиджаба ученицами средних школ (с мотивировкой про светский характер образования и государственности) в ноябре прошлого года по стране прокатилась волна массовых акций и листовочных кампаний против этого решения. В итоге история получила широкую огласку, стала предметом серьезных обсуждений среди интеллектуалов и общественных деятелей того же Ближнего Востока. Вспомним, какие антиизраильские протесты прокатывались по стране то в связи с операцией в Газе, то в связи с визитом в Баку Шимона Переса, то, как реакция на инцидент с так называемой «Флотилией мира», то вне конкретной «привязки» к каким-то отдельным событиям. В условиях отсутствия сильной светской оппозиции, азербайджанская улица абсорбирует протестные настроения под исламистскими лозунгами (разной степени радикализма), в которых антиизраильский и антисемитский сюжеты играют свою немаловажную роль. При таких обстоятельствах власть, хотя и не приветствует (и даже подавляет силой) подобные выступления, не может не учитывать общественные настроения. И как всякая власть, она пытается перехватить инициативу, сыграв на чужом политическом поле свою игру. Как следствие, рост пропалестинских публичных заявлений.

И последняя (по порядку, но не по важности), нагорно-карабахская проблема. После неудачи казанского саммита, нынешний переговорный формат (в котором доминирует Минская группа ОБСЕ и Россия) не ругает только ленивый. Конечно, это не означает, что завтра переговоры в старом формате уступят место новому. Но поиски новых подходов ведутся уже сейчас. И в этом плане позиция стран, представляющих мусульманский Восток (и симпатизирующих государству Палестина), может пригодиться, если застарелый конфликт будет более интенсивно рассматриваться на ооновской трибуне. Выстраивание параллелей между беженцами из Палестины и Нагорного Карабаха, а также двумя оккупациями также может быть полезно, как дискурс влияния уже не только на «арабский мир», но и на европейских политиков и общественных деятелей.

Впрочем, любая даже качественная диверсифицированная политика имеет свои пределы и границы. Когда в ООН будет поставлен на голосование вопрос о признании палестинской государственности, Баку (как и многим другим) трудно будет остаться «своим» и для Израиля, и для Палестины. Не исключено, однако, что само Еврейское государство в каких-то «особых случаях» предпочтет не замечать «раздвоения» геополитических симпатий своих партнеров.

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net