Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

26.07.2011 | Валерий Выжутович

Кто не платит, тот не заказывает

Идея общественного телевидения, уже столько лет занимающая передовые умы, нашла сочувственный отклик у президента. «Общественное телевидение - это хорошая штука, - сказал Дмитрий Медведев, - но мы должны понять, на каких принципах оно будет работать в нашей стране». Реакция на президентское заявление, как всегда в таких случаях, - двоякая. Оптимисты: формирование гражданских институтов, к каковым можно отнести и общественное телевидение, становится вектором государственной политики. Пессимисты: общественное телевидение будет общественным лишь по названию и неминуемо окажется под государственным контролем.

Как бы то ни было, президент высказался. И если раньше любые разговоры об общественном телевидении пресекались, то сегодняшний интерес верховной власти к этой идее внушает надежду. «Если наша власть в лице президента и правительства действительно поддерживает идею общественного телевидения, понимая его огромную пользу, то найти под это средства вполне возможно, - прокомментировал слова Медведева Владимир Познер. - Более того, я был бы счастлив, если бы мне предложили этим заняться».

Идея создать в России общественное телевидение витает в воздухе с середины 90-х. Восемь лет назад она стала приобретать предметные очертания: Союз журналистов России подготовил законопроект, внес его в Госдуму, но дело тем и кончилось. Спустя три года идея общественного телевидения вновь пришла в движение. Тогдашний министр экономразвития Герман Греф, выступая на заседании правительства с докладом о реализации президентского послания Федеральному собранию, напомнил о задаче, поставленной Владимиром Путиным: создать телевидение, «которое было бы источником информации, свободным от влияния разных групп и интересов». Казалось, власть решилась наконец. Ан нет, прошло еще пять лет, и теперь уже Дмитрий Медведев говорит, что идея создать телевидение, на которое наши граждане могли бы влиять, заслуживает внимания.

Однако что значит - влиять? Как показали недавние опросы в Москве, 49 процентов граждан требуют ввести цезуру на центральных телеканалах. Среднероссийская же цифирь, отражающая такое желание, и того внушительнее: 75-80 процентов. Впрочем, расшифровка этого показателя делает его не столь уж беспросветным. Граждане хотят не политической цензуры, а нравственной. Требуют ввести запрет не на общественную экспертизу действий власти, не на открытые дискуссии между различными политическими силами, а на тиражирование пошлости, демонстрацию по ТВ сцен насилия и жестокости и прочую «чернуху».

Откликом на этот массовый запрос может стать трансформация государственного вещания в общественное. Иного способа влиять на телевидение у граждан нет: кто не платит, тот не заказывает. Тогда как абонентская плата - верный способ установить правовые отношения между производителями и потребителями информационных услуг. В Европе общественное телевидение существует частично за счет государства, главным же образом - за счет абонентской платы. Точно так же можно сделать в России. Правда, президент полагает, что сбор налогов на такое телевидение с каждого гражданина «может вызвать определенные проблемы». Поэтому, по его словам, нужно искать другой канал финансирования, в чем и заключается основная сложность. «Если это не просто частный канал (здесь все понятно, он принадлежит, допустим, той или иной группе компаний), а именно общественное телевидение, то что является источником его существования для того, чтобы оно было удалено как от государства, так, строго говоря, и от бизнеса, и выражало консолидированную позицию гражданского общества?» Желает ли общество получить телеканал, равноудаленный и от государства, и от бизнеса? По всем признакам, желает. Готово ли оно платить за него? Нет, не готово. Общество говорит: хочу бесплатно. Но не говорит - за счет чего.

В начале нулевых энтузиасты общественного телевидения представили свои расчеты. По ним выходило, что абонентская плата составит от 3 до 30 процентов МРОТ. По тем временам - от 36 до 360 рублей в год. Но сегодня это было бы уже около двух тысяч. Попробуйте кому-нибудь предложить по доброй воле заплатить такую сумму. Особенно в маленьком городе или селе. Есть опасения, что наши граждане, не приученные вовремя платить за коммунальные услуги, будут и здесь вовсю манкировать.

Полезно посмотреть, как устроено общественное телевидение в странах Европы. Например, британская телекомпания Би-би-си существует в основном на доходы от телевизионных лицензий. Эту лицензию приобретает всякий, кто владеет телевизором, и она составляет около 120 фунтов стерлингов в год за один приемник. Би-би-си не контролируется правительством. Но по ее уставу министр внутренних дел может вмешиваться и препятствовать показу программ, которые кажутся правительству спорными или антиобщественными.

Что идея общественного телевидения сама по себе прогрессивна, никто не спорит. В Европе, например, нет ни государственного телевидения, ни государственных газет, агентств, радио. Собственно, и телеканал «Россия», если разобраться, не вполне соответствует своему государственному предназначению. Это скорее телевидение власти. Населению и отдельным его представителям смотреть и слушать кого-то из депутатов Госдумы - возможно, не самое большое удовольствие, но, пользуясь нашими налогами, многие законодатели получают эфир по первому требованию и могут вещать, сколько им захочется.

До трезвой оценки этих реалий власть, кажется, дозрела. Во всяком случае никто не возражает против принципиальных постулатов: «Общественное телевидение - это телевидение, которое служит интересам своей аудитории, а не коммерческим интересам или интересам какого-нибудь чиновника. Это телевидение, которое по определению должно быть более культурным, более цивилизованным, более сдержанным, плюралистичным и открытым. Оно должно быть более умным, чем обычное телевидение, и идти на смену государственному».

Как мыслилось авторам проекта, на месте госканала «Россия» надлежит создать корпорацию «Российское общественное телевидение» (РОТ), независимую от государства и частного капитала. Такой же подход продекларировал, помнится, и Герман Греф. Он, сказал, что общественное телевидение будет создаваться «путем трансформации государственных телерадиовещательных компаний», но не сказал - каких.

Руководители федеральных каналов о перспективе создания в России общественного телевидения предпочитают не высказываться. Такая перспектива их, скорее всего, не приводит в восторг. И понятно, почему. Если базой для общественного ТВ станет, предположим, канал «Россия», то его имущество и бюджетные средства, по логике, должны составить государственный взнос в новую телеструктуру. Потерять свой державный статус и обусловленные им привилегии этот канал тоже вряд ли хочет. И потом… Если все же удастся воплотить проект в жизнь, не станет ли новый канал таким же «общественным», каким до переименования было ОРТ?

Как сказал бы, а может, еще и скажет Владимир Познер, объясняя зрителям, почему не состоялось желанное для многих, в том числе и для него самого, преобразование государственного ТВ в общественное: «Такие у нас времена».

Валерий Выжутович – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net