Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

12.09.2011 | Сергей Слободчук

На полдороги в пустыне и без Моисея

«Да нет у нас государства! У нас вместо государства бизнес-проект», - даже киевский таксисты прониклись размышлениями о настоящем и будущем Украины в ходе afterparty юбилея независимости. Нынешние конец лета-начало осени знаменательны юбилейными датами – 20 лет назад «парадом суверенитетов» распался Советский Союз. Два десятилетия спустя суверенные государства могут подводить итоги самостоятельного плавания. Если говорить о юбилейной Украине, то итоги будут крайне противоречивы.

Сгоряча легко решить, что все 20 лет украинской независимости сводятся к общему знаменателю в виде фразы «Кто съел наше сало?», крайне популярной в период преднезависимости. Тогда пропагандистский дискурс строился вокруг тезиса о том, что «Украина кормит весь Советский Союз», а слова про сало символизировали нежелание делиться с собратьями по СССР и служили аргументом в сторону сытого самостоятельного будущего. И это будет правда, ведь и тогда, и 20 лет спустя любая позитивная программа развития отсутствует. А разве нет? Ведь и сегодня кто угодно мог бы, как Леонид Кучма в 1992-м, подняться на трибуну Верховной Рады, и точно также спросить «Скажите, какое общество мы собираемся строить, и я его буду строить». И точно так же не услышать ответа. Не услышать – потому что если в ответ звучит несколько сотен вариантов от президента, руководителей депутатских фракций в Раде, лидеров партий, министров, губернаторов, олигархов, общественных активистов и простого пассивного украинца, каждый из которых тянет лямку на себя, это означает только одно – что на самом деле никакого ответа нет. Но правдой все это будет лишь отчасти – все-таки за 20 лет ситуация изменилась. Другой вопрос – в лучшую или худшую сторону.

Прошедшие 20 лет высветили несколько важных моментов, которые в сумме если не дают ответа, то хотя бы очерчивают ответ – что же не так в современной Украине? Во-первых, в глаза бросается такая черта как отсутствие государственного мышления – у всех правителей, не различая на красных, белых, «бело-голубых» (официальные цвета Партии регионов), «красно-белых» (цветовая символика Юлии Тимошенко) и любых других. Какое событие ни возьми - что официальная позиция Ющенко и МИДа в дни операции «Принуждение к миру», что «газовая война» 2009-го, что намечающийся конфликт вокруг того же газа в 2011-м, что соглашения по Черноморскому флоту, что суд над Тимошенко – все они никак не встроены в стратегию государства. А происходили и происходят по личной прихоти первых лиц, которых подталкивает ближайшее окружение. Или, что еще хуже, диктуется внешними игроками, как было с отправкой украинского контингента в Ирак в 2004-м.

Нет государственного мышления, как нет и его носителей - именно такой результат получается по итогам анализа украинской политики (если говорить не об интригах, а о настоящем содержании этого слова, то есть, стиле и методах управления), политического дискурса и настоящего поведения всех участников процесса. Отбросим интриги Кучмы против Лазаренко, Ющенко против Тимошенко, Тимошенко против кого-то третьего. Да, и еще минус избирательные кампании, что президента, что Верховной Рады или местных советов – и что остается в содержании слов «украинская политика»? Пустота. Диагноз: говоря человеческим языком, водитель, сидящий за рулем машины под названием «Украина», неадекватен. Может быть, он даже не знает, что он водитель. Да и машины нет, так как нет государства. Вместо него – бизнес-проект «Украина». Что жестко подрубает развитие и перспективы страны.

Вторая характеристика, производная от первой - ситуативность, которая предполагает «быстрые деньги». Нет государственного мышления – нет стратегии развития – нет механизмов. В итоге, отсутствует не просто правовое государство, отсутствуют вообще какие-либо гарантии собственности и прав личности, как отсутствует и суд в качестве отдельной ветви власти. Инвестировать в Украину, не имея «крыши» в Администрации президента, Верховной Раде, Кабинете Министров, СБУ и МВД – бессмысленно. Впрочем, имея такую «крышу», тоже бессмысленно – завтра власть может поменяться, и твой бизнес могут элементарно отобрать. Именно здесь корни компрадорской буржуазии, ориентированной на самые простые и быстрые операции в стиле «купи-продай». Украинская действительность многократным повторением вбила в любые мозги, что «продавать выгоднее, чем производить». Огромные бизнес-империи, имеющие в своей основе украинские предприятия, сформировались лишь вокруг экспортных отраслей - металлургии, трубопроката, химической промышленности и сельского хозяйства – где можно сделать больше деньги, играя на разнице между дешевым трудом украинского работника, себестоимостью продукции и ценами на рынках Европы, Азии и США. Но и здесь хозяин коксохима или мартеновской печи старается выжать из активов все возможно, стараясь ни копейки не инвестировать взамен. Да и многомиллионные сверхприбыли позволяют, чтобы на защиту активов работали команды адвокатов, народных депутатов, милицейского и СБУшного начальства и т.д., и т.п.

В-третьих, современная Украина – страна, где на деле доказан примат экономики над политикой. Впрочем, это далеко не сразу понимаешь, ведь доля экономических тем в политическом дискурсе минимальна – украинские политики и СМИ стараются либо обходить тему, либо озвучивать набор пропагандистских штампов, эксплуатирующих заблуждения «тети Маши», не ходившей в своей жизни дальше базара. С самого старта, когда в начале 90-х под аккомпанемент шароварщины номенклатура переложила в карман находящиеся в Украине сети советских банков (Промстройбанк и т.д.), задача политического дискурса - прикрывать приватизацию оставшихся с советских времен активов: металлургических комбинатов, страховых компаний, коксохимических и трубопрокатных заводов etc. Со временем добавилась еще одна логичная задача – отвлекать электорат от передела собственности. К примеру, прямо сейчас украинские СМИ превратили абсолютно «гнилую» тему российского газа в политическую топ-новость. А вот тем, что касается экономической изнанки – какие фирмы и под чьим «крылом» занимаются добычей украинского природного газа, зарабатывая миллиарды на поставках в Европу, кто и какую долю имеет в нынешней стоимости газа, кто и в каком количестве ворует российский газ (давняя украинская традиция, о которой говорил еще Кучма) - рискуют заниматься единицы изданий и журналистов.

Экономическая дискуссия в украинской политике отсутствует напрочь – это удел специализированной прессы, далекой от простого украинца. В какую тему пальцем ни ткни, что минимальная зарплата или почасовая оплата труда, что пределы вмешательства государства в экономику, что механизмы административного регулирования, содержательная дискуссия между политиками отсутствует. Если говорить именно о дискуссии, а не лозунгах, что пенсии надо повышать, зарплату платить, а Солнцу утром вставать.

Как ни парадоксально, несмотря на крайнюю меркантильность, политические симпатии большинства украинцев никак не связаны с экономическими потребностями. Можно идти в бой за «бело-голубые» лозунги и кандидата Януковича или стоять на «оранжевом» Майдане под возгласы «Юля!» и «Ю-щен-ко!», а после идти гнуть спину за нищенскую зарплату в шахте, возле домны или в офисе, работая на кого-то из все тех же «оранжевых», «бело-голубых» или любых других.

В-четвертых, еще один диагноз на 21-м году независимости заключается в том, что и в 1991-м, и теперь отсутствует идеологический базис проекта «Украина» - хотя бы в самом общем виде. Почему же так?

Бесспорный результат последних 20 лет - формирование группы сверхбогатых людей и достаточно обеспеченного «планктона», как привилегированной прослойки, обслуживающей бизнес-империи. Но параллельно этой тенденции развивалась еще одна, которую правильно было бы назвать даже не формированием сверхбедного большинства (это еще полбеды). Все 20 лет реализовывался целенаправленный курс на люмпенизацию. При этом украинский люмпен по своему положению, не имущественному, конечно, а положению в политической системе – это класс-гегемон. И сегодняшняя Украина коррупции, олигархов, судебного и ментовского беспредела существует только благодаря связке между сверхбогатыми и 80% люмпена. А люмпен каждый раз голосует желудком или за «красные тряпки» в виде Бандеры, НАТО, ОУН-УПА, чтобы выбрать во власть людей из номенклатуры, олигархических кланов и сверхбогатых семей, с которыми у него нет и не может быть ничего общего. Впрочем, здесь Украина может похвастаться тем, что на практике многократно доказала действие одного из законов пропаганды, который гласит: чем темнее массы, тем легче ими манипулировать.

Может быть, ответ, хотя бы самый туманный заключается в том, что современная Украина по своей сути – феодальное общество? Где судья передает свою должность по наследству своим детям, владение фабрикой никак не зависит от эффективности собственника, а передается от родителей детям, а разделение на разные политические лагеря и партийную принадлежность – просто окраска, ведь депутаты из Партии регионов и «Нашей Украины» вне зала Верховной Рады могут являться многолетними бизнес-партнерами. Тогда все логично: феодалам и бюрократии нет смысла оформлять идеологическую характеристику Украины, ведь не назовешь же вещи своими именами! Что касается простого украинца, то занимаясь проблемой выживания, он к идеологическим разработкам не способен.

В то же время, нельзя все итоги прошедших лет автоматически записывать в негатив. К примеру, Украину минула участь практически всех постсоветских республик – здесь не было вооруженных конфликтов ни на межнациональной, ни какой другой почве. Организованная преступность, которая, к примеру, в Киргизии является одним из политических кукловодов, в Украине еще к концу 90-х была задавлена правоохранительными органами, пасущимися с «братвой» на одном пищевом ареале. Несмотря на многолетние усилия «элиты», Украина смогла создать собственное лицо и свою нишу на рынке мировых IT-технологий и пока еще удерживает долю в мировой торговле оружием. Не стоит забывать и про миллиардный аграрный экспорт в результате ставки на сельское хозяйство, пусть даже это тупиковая ветвь развития.

И в то же время, нынешняя двадцатилетняя Украина – это не столько результат продажной номенклатуры, сверхкрупного бизнеса и ненадежных политиков. В первую и главную очередь – это результат психологии основного числа украинцев со всеми их заблуждениями, мифами, двойным дном, иллюзиями и страхами. В конце концов, всех украинских президентов и все Верховные Рады выбирали украинцы, а не марсиане. Или другой пример – активно обсуждаемая в Украине якобы альтернатива – интеграция в ЕС или российское экономическое пространство – на деле является прочно укоренившимся в психологии страхом брать на себя ответственность за свои действия, а вместо этого искать, к кому можно прислониться. По легенде, Моисей водил евреев по пустыне 40 лет, чтобы ликвидировать человеческий фактор в виде рабской психологии тех, кого он вывел из Египта. Если экстраполировать библейскую историю на Украину, то она спустя 20 лет после независимости находится посреди своего пути через пустыню. Разве что с поправкой на то, что нет карты, непонятен маршрут и, самое главное, без Моисея.

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net