Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

04.10.2011 | Сергей Маркедонов

Югоосетинская вольная борьба

Президентская избирательная кампания в Южной Осетии омрачилась политическим скандалом. Центральная избирательная комиссия частично признанной республики отказалась зарегистрировать в качестве кандидата Дзамболата Тедеева, известного оппозиционера и спортсмена, тренера сборной России по вольной борьбе. Однако «отказник» не пошел по легкому пути. Он не сложил оружия. Более того, попытался придать этой истории публичность. Вот уже несколько дней его дом в Цхинвали превратился то ли в осажденную крепость, то ли в политический штаб. Люди, собравшиеся вокруг дома Тедеева, мотивируют свой приход стремлением к восстановлению справедливости и защите политика, которому отказали в возможности принимать участие в выборах.

В том, что «фактор Тедеева» сработает в президентской избирательной кампании, ничего удивительного нет. Два года назад в интервью «Коммерсанту» Тедеев, вспоминая президентскую кампанию в Южной Осетии десятилетней давности, заявил: «Все в республике знают, что в 2001 году Кокойты к власти привели я и мой брат Ибрагим». Конечно же, политики из кавказских образований склонны порой к эмоциональному преувеличению. Особенно в том, что касается их личных заслуг и достижений. Однако два момента в той истории следовало бы принять во внимание. До выборов 2001 года Кокойты не был столь известен, как сейчас. Тогда он находился в тени таких персонажей, как первый президент Южной Осетии Людвиг Чибиров, депутат Госдумы РФ Анатолий Чехоев, премьер-министр Дмитрий Санакоев (перешедший затем на сторону Тбилиси), лидер югоосетинских коммунистов Станислав Кочиев.

Десять лет назад Кокойты победил лишь во втором туре, не имея за спиной поддержки Москвы и Владикавказа (которые выступали за Чибирова). В той ситуации поддержка влиятельных семей и персон (а Тедеевы пользуются значительным авторитетом в республике) не могла не сыграть своей роли в успехе ныне действующего президента Южной Осетии. Однако затем ситуация изменилась. И Тедеев оказался в рядах оппонентов власти. Будучи главным тренером российских борцов- вольников и готовя команду к стамбульскому чемпионату мира и к летней Олимпиаде в Лондоне, Тедеев имеет широкие связи в Москве и во Владикавказе (и в Южной, и в Северной Осетии вольная борьба по популярности не уступит главному российскому виду спорта футболу). О том, что в будущей президентской кампании он будет участвовать в той или иной форме было ясно задолго до скандала с регистрацией в ЦИК частично признанной республики. В пользу этого говорили и массовые акции, которые он организовывал во Владикавказе (в Цхинвали оппозиционные мероприятия крайне сложно провести в силу понятных причин), и попытки «засветиться» в столице Южной Осетии (визит 18 апреля 2011 года). И обращения к российским официальным лицам (Борису Грызлову, Сергею Лаврову) по поводу, с его точки зрения «неспортивного поведения» Эдуарда Кокойты (по иронии судьбы тоже борцу вольного стиля).

Однако ни для кого не было секретом и готовящееся решение власти (которое ЦИК озвучил). Югоосетинская власть свой выбор уже сделала. Операция «Преемник» запущена. Им стал Анатолий Бибилов в то время, как Эдуард Кокойты собирается возглавить правящую партию «Единство». Не исключено, что видя перед глазами российский пример (рокировки в правящем тандеме), Кокойты в 2016 году не попытается «вернуться» на пост главы республики. Тем паче, что 5 лет - немалый срок для поправок Основного закона, в чем та же Россия может видеться образцом. Как бы то ни было, а главный избиратель Южной Осетии не хочет никаких неожиданностей в реализации своего сценария. Думается, что к сегодняшней ситуации каждый из фигурантов был готов. Тедеев наверняка знал, что «ценз оседлости» в 10 лет будет использован для того, чтобы не допустить его на выборы. И власть наверняка понимала, что ее оппонент попробует «разогреть» ситуацию, не ограничиваясь одними лишь судебными тяжбами и разбирательствами. В итоге, предсказуемое решение ЦИК республики. И столь же предсказуемое превращение тедеевского дома в некий аналог «штаба» оппозиционного лидера.

Такова канва событий. А какие последствия они могут иметь для развития предвыборной ситуации? Во-первых, ситуация может быть использована Эдуардом Кокойты в своих интересах. Президент Южной Осетии понимает определенную «усталость» Кремля от него, как от лидера республики. Не зря ведь Кремль не рекомендовал изменять Конституцию, устраивать операцию «третий срок» и полагаться на «выбор народа Южной Осетии». Но Кокойты знает российские страхи по поводу всевозможных «оранжевых сценариев», «революций» и «деструктивных трансформаций». Отсюда есть возможность представить себя, как главного хранителя «стабильности» (для Москвы эта ценность является приоритетной). И тем самым поднять свое не только формальное, но и фактическое значение, расширив влияние не только на соответствующих чиновников в Москве, но и на будущего преемника, который понимает, сколько непростое наследство ему достается. И тут аргументы в пользу необходимости «квалифицированных советов» также будут использованы, можно не сомневаться. Во-вторых, противостояние Тедеева и Кокойты показывает, как и в случае с противоборством между Саакашвили и его оппонентами, что авторитарной власти пытается бросить перчатку оппозиция с авторитарными взглядами. Конечно же, что сторонники известного тренера и оппозиционера не кривят душой, говоря о том, что решение ЦИК политизировано, и основывается на вольных юридических интерпретациях. Однако нельзя не заметить, что выход противников власти на улицы произошел в ожидании начала заседания Центральной избирательной комиссии. И эти люди также готовы к борьбе далеко не только с помощью судебных исков и адвокатских услуг. Да, Тедеев заявил о готовности к обжалованию решения ЦИК в установленном юридическом порядке. НО готов ли он выполнять то решение, которое будет принято? Не сочтет ли его неправильным и несправедливым? Сегодня ни у кого нет стопроцентных гарантий по поводу того, какие планы и сценарии обсуждаются в «штабе революции». В-третьих, из нынешней истории можно вынести убеждение, что оппозиция Эдуарду Кокойты не представляется хорошо организованной. Иначе отказ в регистрации одному (пусть и яркому лидеру) не означает того, что он не может, например, поддержать другого кандидата. Увы, но личностный фактор здесь перевешивает. Главное - это быть первым, а не добиваться трансформации политического режима. Впрочем, тут ничего нового. Схожим образом ведет себя политическая оппозиция в других постсоветских республиках (признанных и непризнанных).

Некоторым исключением в этом ряду могла бы считаться Абхазия, где Александр Анкваб, никогда не скрывавший своих президентских планов и амбиций, долгие годы был вторым человеком, уступив первую позицию Сергею Багапшу. Напомню, что он когда-то, как сегодня Дзамболат Тедеев попал под «ценз оседлости». И не смог тягаться за президентское кресло, хотя и был создателем оппозиции первому президенту Владиславу Ардзинбе и по праву претендовал на роль главного конкурента ему и его преемнику. Но, поставив командный интерес, выше персонального, пришел к власти лишь в 2011 году. Впрочем, для анквабов всегда нужны багапши, с чем в Южной Осетии в отличие от Абхазии наблюдается некоторый дефицит.

Встает вопрос, есть ли у Москвы дефицит грамотной политики в отношении к частично признанной республике? В случае с Абхазией образца 2004-2005 года Москва уже столкнулась с ошибочным пониманием национальных интересов, которые тогда рассматривались, исключительно, как победа «правильного кандидата». Правда, потом российские политики извлекали некоторые уроки из той кампании. Но это на примере Абхазии. А готовы ли они не повторять те же ошибки у ситуации с Южной Осетией? Ведь очевидные выгоды от поддержки конкурентного процесса в республике для Москвы очевидны. В Южной Осетии расходуются российские бюджетные ассигнования. Имей Кремль сильную оппозицию, она помогала бы ему реально контролировать этот процесс. Намного эффективнее, чем армия чиновников. Тем паче, что в своих геополитических устремлениях эта оппозиция не может быть никакой иной, нежели пророссийской. Скажем осторожно, в краткосрочной и в среднесрочной перспективе. Но в любом случае недопущение политической монополизации – надежная гарантия того, что деньги будут в большей сохранности. Однако Москва, похоже, эту выгоду не замечает, предпочитая поддержку «стабильности», которая на поверку чревата как раз нестабильностью (да простят автору тавтологию!), ведь в маленькой республике трудно концентрировать все механизмы управленческих решений в одних руках.

Кремлю нужен лояльный президент республики. И Эдуард Кокойты, который не будет бороться за третий срок и благополучно передаст власть надежному человеку. Но помимо этого Москве нужна спокойная передача власти, а не народные митинги, демонстрации и акции протеста. Между тем, попытка недопущения конкурентной борьбы вполне может обернуться как раз активизацией уличной стихии вместо введенной в четкое русло кампании. В этой связи сама жизнь подсказывает Москве роль арбитра и посредника, честного судьи, если угодно.

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник Центра международных и стратегических исследований, Вашингтон, США, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net