Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

27.01.2012

Алесь Михалевич: "Основная опасность режиму Лукашенко исходит из Москвы"

Интервью у известного белорусского оппозиционера Алеся Михалевича, кандидата на пост президента на декабрьских выборах 2010 года, «Политком.Ру» решил взять в преддверии старта парламентской кампании в РБ. В отличие от некоторых коллег по оппозиции, после массовых протестов против официальных результатов президентских выборов Михалевичу, как одному из обвиняемых в организации акций, удалось избежать тюремного заключения. Правда, сразу после выборов Михалевич около месяца находился в следственном изоляторе, где, как он впоследствии заявил, его подвергали пыткам и издевательствам. Кроме того, ему было сделано предложение от КГБ о сотрудничестве, которое оппозиционер посчитал неприемлемым.

Опасаясь дальнейших репрессий, политик принял решение эмигрировать в Европу. Белорусские правоохранители неоднократно просили европейских партнёров выдать Михалевича отечественному правосудию, однако до сих пор это у них не получилось. Интервью нашему «Политком.Ру» господин Михалевич давал из Праги.

- Алесь Анатольевич, как Вам живётся в эмиграции, каковы Ваши дальнейшие планы? Не планируете вернуться на родину?

- Мои планы сейчас больше связаны с тем, что называется правозащитной деятельностью. Поскольку в белорусских тюрьмах я был свидетелем многочисленных пыток и издевательств, моя первостепенная задача – помочь освобождению политических заключённых в Беларуси. Я много езжу по Европе и Северной Америке, за время эмиграции побывал в 12 странах, общался с различными политиками касательно ситуации в Беларуси.

Кроме того, сейчас я пишу диссертацию и собираюсь заниматься преподавательской деятельностью в местах наибольшего скопления белорусов. Что же касается Беларуси, то я вернусь на родину сразу, как будут выпущены все политзаключённые.

- Не боитесь повторить судьбу Зенона Позняка, известного некогда оппозиционного лидера, который уже 16 лет в эмиграции?

- Я не боюсь, потому что я уверен, что моя судьба другая. В Беларуси принято говорить: «А, вот Позняк уехал, и он никогда не вернётся». Нет позитивных примеров возвращения из эмиграции. Но в других странах этих позитивных примеров сколько угодно – в Чехословакии Томаш Массарик, первый президент, был в эмиграции, однако сразу по приезду возглавил страну. Поэтому я считаю, что в эмиграции у меня непомерно больше возможностей для действий, чем в тюрьме.

- В Беларуси у Вас осталась большая команда, которая с Вами работала на последних выборах? Как ей живётся без собственного лидера?

- Хотя я и был, наверное, самым умеренным кандидатом, избирательная кампания больно ударила по моей команде. Многие из них пострадали в результате своей политической деятельности. Некоторым пришлось отойти от политики, однако недавно я связывался с «костяком» своей команды – и 80 процентов заявили, что готовы и дальше со мной сотрудничать.

- Перейдём к Вашим коллегам по оппозиции. Недавно ряд оппозиционных партий и организаций высказались за бойкот предстоящих парламентских выборов. Считаете эту позицию правильной?

- Смотря что понимать под словом «бойкот». Я считаю очень важным участвовать в каждой политической кампании, чтобы доносить информацию до людей и отрабатывать свою организационную структуру. Если политсила пропускает избирательную кампанию, она очень сильно ослабляется.

- Рейтинг Лукашенко упал в последнее время до рекордного минимума за весь период его президентства. Тем не менее, рейтинг оппозиционных партий и политиков пропорционально не растёт. В чём же кроется проблема?

- Во-первых, дело в разрозненности оппозиции - это, конечно, основное. Во-вторых, в условиях жёсткого террора у оппозиции нет возможности доносить свою информацию. У меня или у Санникова, например, нет возможностей работать с населением: все реальные противники власти или в тюрьме, или за границей. Но стартовая поддержка у оппозиции всегда была хорошей – ниже 25 процентов никогда не было. Это не такой плохой результат, в условиях, когда был экономический рост, когда власть показывала свою эффективность в экономическом плане.

- Тогда почему оппозиции не удалось выдвинуть единого кандидата на выборах 2010 года?

- Потому что не удалось в 2006-ом с единым кандидатом. У людей была инерция – вот мы выдвинули единого, но всё равно не победили. А давайте этот раз без единого, вдруг получится. Во-вторых, в условиях, когда у Лукашенко был очень высокий рейтинг, я думаю, что девятью кандидатами удалось оторвать у него очень много голосов. Например, моя кампания делалась фактически на электорат Лукашенко. С электоральной точки зрения мы поступили правильно. И на выборах Лукашенко получил меньше 50 процентов.

- Кстати, электорат Лукашенко – это кто? На данный момент…

- Если посмотреть на постсоветские страны, например, на Беларусь и Украину, есть стабильные 20 процентов, которые всегда за власть. Это так называемый электорат «абы не было войны». Голосуем за власть, потому что у нас мирно, живём плохо, но как-нибудь протянем, пенсии ведь регулярно выплачиваются и в таком роде.

- Можно ли рассматривать вероятность того, что белорусская власть пойдёт на хитрость путём создания подконтрольной оппозиции по подобию российской, чтобы недовольные избиратели выпустили пар таким образом? Реально ли появление такой оппозиции в Белоруссии, в том числе пророссийской?

- Я думаю, не реально. Лукашенко по своему опыту прекрасно помнит, какие возможности даёт депутатская деятельность, поэтому он вряд ли допустит кого-то из неподконтрольных себе людей в парламент. Что касается пророссийской оппозиции – тем более. Сегодня основная опасность его режиму исходит из Москвы.

- Раз уж заговорили о России, давайте затронем тему постсоветских интеграционных проектов. Лукашенко всегда был их завсегдатаем и сейчас активно подключился к идее создания Евразийского Союза. Как Вы думаете, получится ли что-либо из этого проекта?

- Я думаю, что это проект, о котором всегда вспоминают в России перед выборами. Он используется для того, чтобы выиграть на выборах. И после выборов после него обычно забывают. Я надеюсь, что и сейчас будет именно так.

- Но ведь Лукашенко в своё время также пришёл к власти на пророссийских лозунгах, эта карта в Беларуси тоже сработала.

- В Беларуси это сейчас не срабатывает. В России это срабатывает, потому что надо показать восстановление великого российского государства. Местные власти это, собственно говоря, и делают. Хотя, я думаю, у многих рядовых россиян сейчас идея такая: хватит этих нахлебников кормить, надо на себя работать.

- Демократические перемены очень часто идут из Москвы, хотим мы этого или нет. Как считаете, массовые протестные акции в России способны каким-либо образом повлиять на ситуацию в Беларуси?

- Думаю, что почти никак не повлияют. В Беларуси такое количество людей собиралось очень часто – в 1996 году, там были почти стотысячные митинги, и в 2010-ом. Так что белорусов этим не удивишь. Разве что можно порадоваться за протестующих – в Москве митинговать можно, а у нас нельзя.

- А что по поводу молчаливых акций протеста, организованных через социальные сети, летом, в разгар экономического кризиса? Почему их запал, с Вашей точки зрения, иссяк? Властям удалось стабилизировать экономическую ситуацию или же спецслужбы запугали народ?

- Лукашенко поступил по своей стандартной тактике: он начал сбивать протесты насилием, террором, посадками на сутки, избиениями людей при задержании. И естественно, волну эту удалось сбить. В любом случае, тут спецслужбы Лукашенко сработали достаточно профессионально.

- Кстати, по поводу спецслужб. В феврале, когда Вас выпустили из следственного изолятора, КГБ на пресс-конференции показало видео, на котором Вы якобы согласились на сотрудничество со спецслужбами…

- Это было вырвано из контекста. Это случилось через 3 недели после издевательств, которые в отношении меня производились. Те люди, которых Вы видите на кадрах, применяли классическую тактику хорошего и плохого полицейского, когда одни избивают, а другие предлагают кофе, чай и договариваться по-хорошему. Я уверен, что КГБ не достигли каких-то своих целей – этим видео они признали, что заставляли кандидата в президенты разговаривать без адвоката… А что это вообще за форма такая разговора с бывшим кандидатом в президенты - без адвоката?!

- Какое политическое будущее ожидает Беларусь, и если власти Лукашенко тем или иным образом придёт конец, как это может произойти?

- Я уверен, что это произойдёт насильственным вариантом. Это будет связано либо с массовыми протестами, либо с дворцовым переворотом. В любом случае, это будет силовой вариант – это может быть лукашенковская номенклатура или силовая номенклатура. Он не готов самостоятельно оставить власть, он будет уходить вперёд ногами. Хотя я бы хотел, конечно, чтобы всё произошло по-другому. Или на выборах, или чтобы он сам кого-то «помазал» на власть.

- Не рассматриваете вариант касательно назначения преемника самим Лукашенко? В прессе приходилось читать мнения, что преемником может стать, например, глава президентской администрации Макей или министр культуры Латушко?

- Это исключено. Он не передаст власть даже своим. Это такой тип человека.

Беседовал Артём Бузила

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net