Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.03.2012 | Алексей Макаркин

Египет: все против всех

Старт президентской избирательной кампании в Египте сопровождается соперничеством между основными центрами влияния в стране – военными властями и исламистским парламентским большинством. Впрочем, у конкурентов есть и точки соприкосновения – в частности негативное отношение к прозападным либералам, а также нежелание, чтобы президентом Египта стал сильный и влиятельный политик. Это оставляет возможности для договоренностей, но каждая из сторон хотела бы заключить их с позиции силы. Выборы назначены на 23-24 мая.

Исламисты и военные

Представители исламистской Партии свободы и справедливости (опирающейся на ресурс организации "Братья-мусульмане"), похоже, избрали тактику "салями" - то есть получения власти по частям. Вначале они победили на выборах в обе палаты парламента, причем второе место заняли еще более радикальные исламисты – приверженцы салафитской традиции. "Братьям-мусульманам" такая расстановка сил весьма выгодна. Если им выгодно, то они могут блокироваться с салафитами, а в других случаях дистанцироваться от них, подчеркивая свою умеренность.

Теперь они настаивают на отставке назначенного военными в конце прошлого года правительства Камаля аль-Ганзури, рассчитывая еще до выборов получить ключевые позиции в новом составе кабинета. Военные, в свою очередь, хотели бы, чтобы правительство доработало до июня и сложило свои полномочия перед новым президентом. Формально парламент сейчас не имеет права увольнять кабинет, но исламисты намерены устроить министрам обструкцию, "завалив" их депутатскими запросами и парализовав деятельность правительства.

Коалиция против Запада?

Формальным поводом для требования отставки кабинета аль-Ганзури послужил его отказ дать объяснения депутатам в связи с высылкой из страны американских граждан, участвовавших в деятельности неправительственных организаций. Исламисты настаивают на том, что американцы должны были предстать перед судом, и обвиняют правительство в тайной сделке с США.

Гонения на НПО начали военные после прошлогодних протестов либеральной оппозиции, требовавшей отставки фактического главы государства фельдмаршала Хусейна Тантави. Участники революции с площади Тахрир чувствуют себя ущемленными – власть (по крайней мере пока) осталась у военных, на выборах победили исламисты, в государственном аппарате ключевые посты продолжают занимать чиновники, назначенные на свои посты еще при Хосни Мубараке.

Молодые активисты так и не смогли сформировать сильную партию, способную выражать их интересы. Лозунги политической свободы уступают по популярности двум основным общественным трендам – поддержке исламистов и стремлению к стабильности (которые выражают, соответственно, сторонники парламентского большинства и военных властей).

Неудивительно, что бурные акции протеста в минувшем ноябре завершились ничем и военные перешли в контрнаступление. Однако их возможности ограничены – массовые аресты оппозиционеров они проводить не могут, чтобы не ассоциироваться с режимом Мубарака. И тогда они сделали беспроигрышный, казалось, ход – начали антизападную мобилизацию, обвинив сочувствующих либералам сотрудников НПО во вмешательстве во внутренние дела страны.

По данным военных властей, они занимались в Египте сбором информации, которую предоставляли сотрудникам американского посольства в Каире и получили в минувшем году финансовую помощь из-за рубежа в размере около $50 млн. Некоторым гражданам США и других западных стран было запрещено до суда покидать Египет.

Американские власти в ответ пригрозили прекратить финансовую помощь Египту, что сразу же встретило бурную реакцию внутри страны со стороны как лояльных военным сил, так и исламистов. Известный салафитский проповедник шейх Мухаммед Хасан выступил с инициативой всенародного сбора средств, которые должны заменить американскую помощь.

Эту идею поддержал верховный руководитель каирского исламского университета "Аль-Азхар" Ахмад ат-Тейиб, официально учредивший в феврале так называемый Фонд чести, в котором будут накапливаться собранные средства. Ставшую очень популярной инициативу поддержало и правительство аль-Ганзури, стремясь поднять свой авторитет (тем более что с исламистами у него установились прохладные отношения).

Было даже объявлено, что в него планируется собрать не менее $170 млрд – впрочем, понятно, что такая сумма (и даже меньшая ее в разы) неподъемна для населения Египта. Однако в условиях патриотической эйфории на "прозу жизни" часто не обращают внимания.

Перехват инициативы

В конце концов военные и американцы договорились. 15 граждан США покинули в начале марта Каир на американском самолете частной авиакомпании. В ответ Вашингтон обязался продолжать предоставлять Египту ежегодную финансовую помощь в размере около $1,5 млрд. Более того, появилось сообщение, что влиятельные политики США оказали также ощутимое давление на правительства Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов и Катара, которые некоторое время назад пообещали Египту оказать экономическую поддержку в размере около $10,5 млрд, но пока не торопились выполнять свои обещания.

Уже официально объявлено, что Египет получит финансовую помощь от Исламского банка развития в размере $1,2 млрд в виде кредита, рассчитанного на три года. Ежегодно будет выделяться по $400 млн. В связи с тяжелей экономической ситуацией руководители Исламского банка развития приняли решение предоставить этот кредит под заниженные проценты – 3,75% годовых. Обычно в таких случаях годовой процент составляет не менее 4,5%. Отметим, что в числе ведущих учредителей банка – монархии Персидского залива.

Военные и правительство аль-Ганзури могли быть довольны, но общество возмутилось, рассматривая экономически выгодную сделку как удар по престижу Египта. Этим и воспользовались исламисты, потребовав, чтобы премьер публично в парламенте дал исчерпывающие разъяснения по поводу этого скандала. Понятно, что аль-Ганзури не смог этого сделать – на трибуне он оказался бы мишенью для резкой критики, а любые его заявления были бы негативно встречены взбудораженным обществом. Но отказ явиться на заседание парламента дал исламистам повод настаивать на отставке правительства.

Вопрос о президентстве

На этом фоне военные и исламисты пытаются договориться о компромиссном кандидате на пост президента. Ни тех, ни других не устраивает популярный бывший министр иностранных дел и недавний генсек Лиги арабских государств (ЛАГ) Амр Муса, который является слишком самостоятельной политической фигурой.

Военным не нравится кандидатура известного юриста, бывшего генсека Международного союза мусульманских ученых Мухаммеда Селима аль-Аввы, которого подозревают в симпатиях к Ирану. "Братья-мусульмане" недовольны президентскими амбициями Абдель Мунима Абульфутуха, который до последнего времени сам был одним из их лидеров, но сейчас начал самостоятельную политическую игру и апеллирует к молодым активистам. Военные же против кандидата-исламиста в принципе.

Разумеется, исламистам не нравятся и возможные претенденты из бывшего окружения Мубарака (в этом – но только в этом - они близки со своими антагонистами-либералами). С возможными протестами различных политических сил связан отказ от участия в избирательной кампании бывшего шефа египетской разведки и недолговременного вице-президента при Мубараке генерала Омара Сулеймана (по некоторым данным, коллеги-военные "посоветовали" ему не обострять ситуацию). Другой генерал, бывший министр гражданской авиации и последний мубараковский премьер Ахмед Шафик официально объявил об участии в выборах, но поддержки со стороны Тантави пока не получил.

Эти разногласия стимулировали поиск компромиссной кандидатуры – одним из вариантов является председатель Высшего судебного совета Египта Хуссам аль-Гарьяни. По словам представителя руководства Партии справедливости и свободы Хасана аль-Башбиши, его могут поддержать и "Братья-мусульмане" и салафиты. В то же время как судья, не занимавшийся ранее политической деятельностью, он может быть приемлем и для военных.

Однако если военным и исламистам и удастся договориться о компромиссной кандидатуре, то это не снимет системных противоречий, существующих между ними. Военные хотят и после президентских выборов сохранить влияние на политические процессы, происходящие в стране. Исламисты же надеются установить контроль над правительством, которое должно опираться на парламентское большинство и стать центром принятия решений. Неудивительно, что от перспективы возглавить страну в такой ситуации отказался нынешний генсек ЛАГ Набиль аль-Араби, которому куда спокойнее в кресле международного чиновника, чем "компромиссного" президента, способного оказаться между двух огней.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Материал опубликован на сайте «Голос России» 12.03.2012

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net