Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

05.09.2012 | Сергей Маркедонов

Венгерская площадка армяно-азербайджанского конфликта

На прошлой неделе армяно-азербайджанское противостояние снова попало на верхние строчки информационных лент. Однако на этот раз фигурантом политического скандала стали не только официальные представители двух конфликтующих стран, но и венгерское правительство. Впрочем, эта история началась не сегодня. Перед тем, как делать выводы о ее возможных последствиях для нагорно-карабахского мирного процесса и динамики армяно-азербайджанского конфликта в целом, рассмотрим общую канву событий.

В феврале 2004 года Североатлантический альянс проводил один из многочисленных своих проектов (языковые курсы) в рамках программы «Партнерство ради мира» (и Армения, и Азербайджан, несмотря на негативную динамику двусторонних отношений, осуществляют активное сотрудничество с НАТО). Местом для проведения курсов был избран Будапешт. Именно там и произошла страшная трагедия.

Азербайджанский офицер Рамиль Сафаров зарубил топором своего спящего сокурсника, армянского офицера Гургена Маркаряна. За это зверское убийство в апреле 2006 года он был приговорен венгерским судом к пожизненному тюремному заключению без права помилования в течение 30 лет. При этом свой приговор суд мотивировал тем, что Сафаров не проявил никаких признаков раскаяния. В 2007 году апелляционная инстанция оставила приговор без изменений. Но особую остроту данному инциденту придала реакция на убийство не только официального Баку, но и ряда общественных организаций. Азербайджанского офицера стали рассматривать, не как трагическую фигуру, а как едва ли не национального героя. И хотя некоторое специалисты по региону (например, эксперт фонда Карнеги Томас де Ваал) приводили многочисленные факты, свидетельствующие о неоднородности общественного мнения в Азербайджане (далеко не все в едином порыве соглашались считать Рамиля Сафарова примером для подражания), доминирующей тенденцией стала именно героизация. Это со всей очевидностью показали недавние события. В августе 2012 года правительство Венгрии приняло решение об экстрадиции Сафарова для отбытия наказания на Родину. Однако в день его прибытия в столицу Азербайджана президент прикаспийской республики Ильхам Алиев подписал указ о помиловании офицера, а министр обороны Сафар Абиев заявил о присвоении своему подчиненному звания майора (до совершения преступления и суда он носил погоны старшего лейтенанта). Сафаров также получил и причитающуюся ему заработную плату, «накопленную за 8 лет». Можно, конечно, сказать, что ответственность за это несут власти. Однако помилование Сафарова не встретило мощного общественного сопротивления в виде массовых акций протеста, пикетов или митингов. Напротив, за весь период 2004-2012 гг. можно было видеть даже более воинственные призывы и оценки со стороны тех, кто не вписан в азербайджанские правительственные структуры.

И хотя официальные представители Будапешта попытались сделать хорошую мину при плохой игре (в заявлении МИД было сказано, что венгерские власти «ошеломлены» решением азербайджанского президента), скандал начал развиваться уже по собственной логике. Президент Армении Серж Саркисян заявил о приостановлении дипломатических отношений и официальных контактов с Венгрией. По его словам, произошла сделка между Будапештом и Баку: «В результате вероломных событий убийца оказался в Баку и на свободе». Визит спикера национального парламента Армении Овика Абраммяна в Венгрию был отложен на неопределенный срок, а министр обороны республики получил президентское распоряжение о приведении войск в состояние повышенное боеготовности.

Насколько опасен новый политический скандал для Большого Кавказа? Означает ли он крах надежд на продвижение мирного процесса и достижение компромисса между Баку и Ереваном? Для ответов на эти вопросы было бы целесообразно деконструировать некоторые мифы, которые сложились вокруг нагорно-карабахского миротворчества. Это было бы крайне полезно для понимания того, в какой точке находится сам мирный процесс, и какие ожидания могут считаться реалистическими, или, напротив, завышенными. Эта работа крайне непроста, поскольку она заставляет оставить в стороне почти что неизбежные эмоции. И тем не менее, она крайне необходима, если целью является понимание сложнейшего этнополитического конфликта, а не камлания по поводу необходимости мирного решения.

Во-первых, следует признать, что стороны, вовлеченные в конфликт сегодня не готовы к миру, если под таковым понимать не победу кого-то одного, а компромиссное решение. И, ведя переговоры, они думают не о «вечном мире», а о защите и продвижении имеющихся на сегодня политических интересов и позиций. Те формулы, которые предлагают сегодня посредники (Минская группа ОБСЕ) недостаточно глубоко проработаны. Многие острые вопросы просто скрыты красивой риторикой и обтекаемыми формулировками. К тому же, в «Обновленных Мадридских принципах» и Баку, и Ереван видят интересы США, России, ЕС и даже косвенно Турции (ибо зачастую форсированное ускорение мирного процесса диктуется турецким направлением российской, американской или европейской политики), но не видят своих собственных. И случай с Сафаровым - это лишний повод для демонстрации такой неготовности. Наверное, можно поговорить о том, что Гейдар Алиев не сделал бы столь вызывающего хода, как помилование (осужденного и представителями американской администрации, и рядом влиятельных общественных и политических деятелей). Однако стоит признать, что у предшественника нынешнего президента не было необходимости демонстрировать свою брутальность и лишний раз играть в «патриотизм». У Ильхама Алиева такая потребность есть. Особенно с учетом того, что в 2013 году ему предстоит непростая президентская кампания, в которой он примет участие в соответствии с конституционными поправками, разрешающими ему занимать пост главы государства без ограничения количества легислатур. Некоторые обозреватели и реакцию Сержа Саркисяна называли «чрезмерной» и «непропорциональной». Но у президента Армении во многом схожие резоны. Он также будет избираться в будущем году, и терять монополию на патриотизм он также не может и не хочет. Если он не будет столь жестким в своем отношении к решению венгерского правительства, то этим на все 100% воспользуются его оппоненты. В итоге, случай с Сафаровым дает сторонам возможность для отсрочки от мирного процесса, который во многом навязывается извне, лишен мощной внутренней общественной поддержки и продвигается странами-посредниками во многом вопреки субъективным желаниям самих сторон.

Да, сегодня Баку (прежде всего, как проигравшая сторона) не обладает ресурсами для быстрой военной победы. Иначе угрозы, многократно вербализованные Ильхамом Алиевым и Сафаром Абиевым, уже были бы воплощены в жизнь. Но использовать весь арсенал доступных средств для торпедирования нежелательных условий азербайджанская дипломатия может. Включая и героизацию Сафарова (хотя много ли героизма в убийства спящего человека, пусть и врага?). Цинично? Конечно. Но в Баку прекрасно понимают, что шквал эмоций пройдет, страсти улягутся, как это уже было не раз (президентские выборы 2003 года, конституционные поправки о продлении полномочий для первого лица), и все снова станет «конструктивно и взаимовыгодно». Как справедливо отмечает азербайджанский политолог Ариф Юнусов, «энергетический фактор играет для Запада заметную роль, и он вполне удовлетворен тем, что в Азербайджане стабильная ситуация и нет помех в поставках энергоресурсов». Юнусов в своей известной книге «Азербайджан в начале ХХI века» цитирует приватное мнение одного из западных послов: «А зачем вам нужна демократия, если есть нефть?». Поэтому рассчитывать на международную обструкцию в связи с «делом Сафарова» не стоит, как бы этого кому ни хотелось. Кстати говоря, Баку уже не первый год прекрасно осуществляет политику «качелей». И в случае раздлада с Западом, азербайджанское руководство знает, в какой столице смогут без всяких демократических проверок и экзаменов признать и принять действующую власть в Баку. Вопросы «международного имиджа» могут волновать идеалистически настроенных правозащитников, но руководство прикаспийской республики знает свои сильные и слабые стороны. О международном праве оно вспоминает во время дискуссий о Нагорном Карабахе, но совсем не в контексте экстрадиции офицера Сафарова. И понимает, что пока есть идеи «альтернативных энергетических проектов» и «энергетической безопасности» Европы (а они вместе с их творцами живут и здравствууют), угрозы извне ждать не стоит. Угроза может прийти изнутри, ибо общественно-политическая стерилизация часто имеет совсем не те результаты, на которые расчитывают ее авторы. Но это уже совсем другая история.

Думается, что и дипломатический демарш Армении в отношении Венгрии тоже не приведет к генеральной реконструкции европейской безопасности. Просто потому, что адресатом Саркисяна является не столько Будапешт (влияние которого на тот же мирный процесс ничтожно), сколько Брюссель, Вашингтон и диаспора. Нужна мобилизация их внимания для демонстрации того, что кооперация с Ереваном для Запада может оказаться под угрозой, и само такое сотрудничество требует к себе более аккуратного и бережного подхода. Это некий сигнал: «Как же нам вести переговоры при таком подходе, который был продемонстрирован с Сафаровым?» И это также новый повод для закрепления своих позиций по широкому спектру вопросов на западном направлении. Другой вопрос, насколько эти позиции станут крепкими. Но и это также отдельная история.

Во-вторых, не следует четко противопоставлять якобы «архаичные власти» и «прогрессивное гражданское общество». Не буду отвлекаться от темы и уходить в рассуждения по поводу социологии. Но общества и в Азербайджане, и в Армении также не готовы к уступкам и компромиссам. И «дело Сафарова» это в очередной раз показало. Об этом же свидетельствуют и опросы, посвященные миру, войне, переговорному процессу. Отсюда и «архаичное поведение» властей, основанное на тех общественных представлениях, которые есть сегодня. Не в головах оторванных от реальностей мечтателей, а «на земле». Будь все иначе, низовая волна смела бы тех, кто сегодня формулирует национальные интересы двух стран. А она не просто никого не сметает и не смывает, а поддерживает наплаву. Никакой альтернативной контрэлиты, которая бы противопоставила нынешней «архаике» мирный прогресс за два десятилетия так и не появилось. Вопрос лишь в акцентах. Кто-то громче, а кто-то тише, с показательными реверансами в сторону профессиональных борцов за мир и цитированием правильных слов и словосочетаний типа «confidence-building, democracy, stability and security», но настаивает на победе своей стороны. Перефразируя известного «практикующего политика» с Кавказа, именно поэтому в Баку и в Ереване нет «других писателей», которые занимались бы сочинениям иных внешнеполитических доктрин вместо инструментализации конфликта для решения своих целей, как внутри своих стран, так и вовне. Гражданское общество (то есть люди, находящиеся вне государственного сектора) также является частью конфикта. Оно творит многие мифы, политико-исторические нарративы и многое другое, что противопоставляет, а не объединяет. В значительной степени люди, не вовлеченные во власть, могут позволить себе и большую бесшабашность в выводах, ибо они не несут практической ответственности за свои слова. Для понимания этого следует посетить два или три круглых стола неправительственных активистов из двух стран. Хорошее лекарство от иллюзий!

В-третьих, «дело Сафарова», как ничто другое опровергает наивные и иллюзорные представления о том, что североатлантическая интеграция сама по себе (то есть без политического «взросления» собственных обществ, избавления от националистических иллюзий) решит все проблемы. Мол де корень зла в российском доминировании. Убери его, и все само собой устроится. Напомню, что убийство армянского офицера случилось не на подмосковной военной базе, а в учебном центре НАТО. И сам Альянс, между прочим, совсем не стремится к разрешению нагорно-карабахского конфликта, о чем неоднократно его представители официально заявляли.Военно-политическая организация может, конечно, подстегнуть к миру, но сделать его прочным и стратегически выгодным двум странам, вряд ли. Ибо придется выбирать в пользу какой-то одной стороны, а НАТО крайне важно сохранить конструктивные отношения и с Баку, и с Ереваном. По крайней мере пока, никакого однозначного выбора не сделано. Отвлекаясь же от чисто военной составляющей, никакой внешний игрок не в состоянии помирить два враждующих общества, если у них на то не будет рациональных резонов, а не абстрактной словесной шелухи в виде заклинаний о том, что мир лучше войны.

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net