Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

16.10.2012 | Виталий Портников

Сказочный король

Нородом Сианук был сказочным королем. Сказочным потому, что королевский престол Камбоджи был ему всегда мал, он стремился к чему-то гораздо большему – особой политической роли в регионе, месту «отца нации», подтвержденному не королевскими регалиями, а народной любовью. Он стал королем французского владения в 19 лет и его восшествие на престол одобрил – подумать только – еще маршал Петен, глава вишистского руководства Франции. Возглавив борьбу своего народа за независимость, он быстро отказался от трона в пользу своего отца – и стал преуспевающим политическим деятелем левого толка, лидером самой большой в стране партии, другом соседних социалистических стран – Китая, Вьетнама и Северной Кореи…

На сотрудничество с Китаем он будет ориентироваться всю оставшуюся жизнь и даже умрет – что символично – в Пекине. Еще одной столицей, в которой он проводил годы изгнания – или годы лечения – был Пхеньян. И это при том, что сами коммунисты относились к нему насторожено. Когда военная верхушка во главе с премьером генералом Лон Нолом свергла Сианука, предоставившего Ханою базы на собственной территории, китайцы фактически заставили его объединиться с «красными кхмерами». А когда возглавляемый Сиануком лишь формально Национальный единый фронт занял Пномпень, закрыли глаза на домашний арест своего друга-принца и создание в Камбодже радикального коммунистического режима, пытавшегося на практике осуществить маоистскую идею «большого скачка» и погубившего миллионы людей, в том числе большую часть семьи Сианука. Тем не менее, именно он оказался на трибуне Генеральной ассамблеи ООН после вьетнамской оккупации страны, и именно он оказался символом сопротивления новой власти, ориентировавшейся на Ханой и Москву и оказавшейся неприемлемой ни для Пекина, ни для Запада.

Трудно сказать, откуда нашлись силы у этого уже пожилого человека, преданного союзниками и пережившего столько смертей и что было главным мотором его борьбы за возвращение и уход вьетнамцев – осознание своей миссии, желание взять реванш за провал в предыдущей войне или же просто понимание того, что без него камбоджийцы не примирятся и будут воевать целую вечность. Вернувшийся на родину после гражданской войны и национального примирения, он вновь стал королем на целое десятилетие. Но он не ошибся: король в Камбодже – меньше, чем король. Власти больше не было. Ему пришлось играть роль национального символа, почти божества, в то время как премьер-министр Хун Сен, возглавлявший страну и в эпоху вьетнамского доминирования, отстроил и укрепил режим своей собственной власти, оттеснив на переферию и сторонников двора, и «красных кхмеров». Современная Камбоджа остается Камбоджей Хун Сена – с той только разницей, что двор нового короля Нородома Сихамони занимает в ней достойное церемониальное место, а вождям «красных кхмеров» пришлось предстать перед трибуналом. И, тем не менее, эта Камбоджа будет хоронить Нородома Сианука не просто как бывшего монарха, а как эпоху, как бога, как того, кто всегда – и в годы собственного правления, и в годы генерала Лон Нола, и в годы Пол Пота, и в годы вьетнамской оккупации – отождествлялся со страной.

Ответить на вопрос «почему?» в коротком прощальном тексте не так-то и просто. О Нородоме Сиануке написаны беллетристические работы и научные исследования, в которых авторы пытаются найти ответ на этот вопрос на сотнях страниц. Сильным политиком он, пожалуй, не был – слишком увлекался левыми идеями, пытаясь совместить их с монархией, не просчитывал последствия собственных шагов, зависел от личных симпатий, да и вообще воспринимал политику как некую форму творчества. Не случайно он, как и затем Ким Чен Ир, увлекался кинематографом и снял несколько десятков кинофильмов по собственным сценариям, а в некоторых снимался и сам. И еще неизвестно, что же увлекало его больше – политика или съемочная площадка. Но все это не очень важно. А важно какое-то особое обаяние, которое ощущалось в этом человеке с молодых лет, а накануне его 90-летия – он, собственно, не дожил до него всего несколько дней – воспринимается еще и как обаяние эпохи. Именно с эпохой своего непростого и трагического взросления прощаются сегодня камбоджийцы.

Виталий Портников - публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net