Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

24.01.2013 | Татьяна Становая

Закручивание губернаторов

Госдума вчера, как и предполагалось, приняла в первом чтении законопроект, который позволяет регионам самостоятельно решать, какую систему «наделения полномочиями» главы субъекта РФ вводить: прямые выборы или выбор кандидата президентом. Фактически это означает, что Кремль передумал: после возвращения к прямым выборам в АП решили, что все-таки лучше не рисковать и сохранить контроль над губернаторским корпусом.

По сути, начались контрреформы по отношению к тому, что власть «налиберальничала» в декабре 2011 года, напугавшись массовых акций протеста. Президентские выборы, а также спад протестной активности убедили Кремль в том, что ситуация остается стабильной и никакой «разгневанный городской класс» уступок не достоин. Да и прямые выборы создавали массу «головной боли». По новой системе удалось пока выбрать (переизбрать) лишь пять губернаторов, причем это оказалось весьма непросто. Наиболее трудно для Кремля проходили избирательные кампании в Брянской и Рязанской областях, где рейтинги у действующих губернаторов далеко не так убедительны для победы. А там, где заведомо было известно, что кандидат от партии власти не пользуется поддержкой населения, федеральный центр заранее поменял руководителя (до вступления в силу нового закона), рассчитывая хотя бы выиграть время до следующего избирательного цикла.

При этом важно также оговориться, что веденная система прямых выборов была весьма ограниченной, и шансов у реальной оппозиции пробиться хотя бы в число фаворитов (не говоря уже о победе), сводились к нулю. Получалось это, прежде всего, из-за введенного муниципального фильтра. Доминирование лояльных региональной администрации депутатов в местных советах привело к тому, что оппозиционным кандидатам было крайне сложно нужное количество подписей для регистрации. Более того, губернаторы в итоге вынуждены были «делиться» частью подписей со своими конкурентами, что, как высказался на эту тему глава президентской администрации Сергей Иванов, выглядело очень странно. А губернатор Рязанской области Олег Ковалев и вовсе предпочёл собрать 1500 подписей вместо 241 необходимых для регистрации, не дав оппозиционным кандидатам даже шанса на участие в выборах. При этом в Рязанской области большинство подписей за кандидатов-конкурентов Ковалева были собраны от депутатов-единороссов. В трех из пяти регионов — Амурской, Белгородской, Брянской областях — преодолеть муниципальный фильтр сумели четыре кандидата, а в Новгородской — лишь трое.

Первые прямые выборы губернаторов, пусть и в усеченном виде, показали, что, во-первых, власть стремится все-таки делать ставку на действующих губернаторов, даже если их победа оказывается под вопросов. Во-вторых, даже при высокой степени контролируемости выборов случались форс-мажоры (как в ситуации с Дениным). В-третьих, основной тактикой власти была минимизация, как конкуренции, так и политической борьбы как таковой: губернаторы пытались обойтись минимальной рекламой, не раздражая лишний раз избирателя и делая ставку на низкую явку. Так тут и возникает вполне резонный вопрос: зачем нужна такая система, когда тех же целей можно добиться при гораздо меньших политических издержках?

Поводом для отмены прямых выборов стала особенность распределения власти между национальными группами в республиках Северного Кавказа. Однако принятый в первом чтении законопроект, понятно, никак не оговаривает список таких регионов (что было бы антиконституционно). Теперь любой регион может выдвигать на рассмотрение президента кандидатов от парламентских фракций (не менее трех от каждой фракции). Затем президент выбирает три кандидатуры и предлагает их региональному парламенту. Этот порядок в нынешних политических условиях мало чем отличается по сути от действовавшего ранее, когда президент рассматривал кандидатуры, представленные партией большинства в региональном ЗАКСе. Традиционно, среди трех «отобранных» президентом будет один фаворит и два «статиста». А большинство, принадлежащее «ЕР» в парламентах субъектов РФ, проголосует как надо.

Теперь главной интригой станет, кто из регионов решится сохранить выборы. Популярные губернаторы, имеющие собственную социальную базу (а значит и основание для собственных амбиций и самоуверенности) будут стремиться сохранить выборы. Решающим, как обычно, станет согласие или несогласие с этим со стороны Кремля, который, как показывает практика, не очень любит самостоятельных и популярных глав регионов.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net