Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

23.10.2013 | Игорь Бунин

Социология российского недоверия

Если говорить о проблеме взаимодействия России и НАТО, то надо, прежде всего, ответить на один из ключевых вопросов – чего от отношений с НАТО ждет российское общество. Без ответа на него, основанного на социологических данных, невозможно понять политику властей России по отношению к альянсу.

Вначале хотелось бы привести несколько цифр из исследований Левада-центра. 26% россиян считают, что сближение с НАТО соответствует интересам России, 47% - что нет (опрос 2012 года). Вступление в НАТО считают наиболее отвечающим интересам России 6%, сотрудничество с НАТО в интересах общей безопасности (не правда ли, очень размытая и политкорректная формулировка?!) – всего 25%, несмотря на «размытость» фразы. Противостоять расширению НАТО, создавать оборонительные союзы в противовес НАТО предлагают 24%. И, наконец, 32% за то, чтобы не присоединяться к военным блокам (опрос 2012 года). Разумеется, последнее не относится к ОДКБ – военный блок, с точки зрения большинства россиян, это потенциальный агрессор, а ОДКБ – это оборонный союз, деятельность которого население России одобряет. Можно говорить об игре словами, но общественное мнение от этого не изменится. Это как в русском языке есть слова разведчик и шпион – о людях, занимающихся одной и той же деятельностью, но, соответственно, «своих» и «чужих». И поэтому коннотации противоположны, а НАТО как было «агрессивным военным блоком» в 1985 году (для тогда еще советских людей), так и осталось для современных россиян.

Еще один интересный опрос «Левады» (2009 года) – «как вы считаете, есть ли основания у России опасаться стран Запада, входящих в блок НАТО?». В разной степени опасаются НАТО 62%, не опасаются – 26%. Кстати, такой же вопрос задавался в 1997 году, и результаты очень похожие – 60 против 27%. Это означает, что речь идет о глубинных страхах, не связанных с теми или иными преходящими раздражителями. Например, война в Югославии, где НАТО применило силу в отношении «братьев-сербов», что вызвало решительное отторжение со стороны всего политического класса России (даже либералы были крайне недовольны тем, что НАТО их «подставило», вызвав всплеск антизападных настроений), произошла в 1999 году. И за два года до нее абсолютное большинство россиян уже боялись Запад – а после югославской войны лишь утвердились в сознании своей правоты.

При ближайшем рассмотрении становится ясно, что политика НАТО, с точки зрения россиян, идентифицируется с политическим курсом США, к которому население России относится крайне подозрительно. В 2012 году лишь 18% сочли, что США должны быть в числе стран, на сотрудничество с которыми России, прежде всего, следует ориентироваться в своей внешней политике. Для сравнения – страны Западной Европы назвали 48%, страны СНГ – 50%, а вот Индию и Китай – 34% (можно было выбрать несколько вариантов ответов). Это очень важный момент – россияне склонны разделять в своем сознании США и их союзников по НАТО из так называемой «старой Европы». Причем их отношение к Германии, с которой семь десятилетий назад велась самая кровопролитная война в истории человечества, значительно лучше, чем к США, которые в той войне были союзниками СССР.

И еще один вывод из этого опроса – резко преувеличенным выглядит представление о чуть ли не генетическом антизападничестве россиян, которые якобы только и думают, чтобы броситься в объятия Пекина. Такие настроения есть, но они не преобладают – скорее, своими главными партнерами россияне считают как ближайших соседей по СНГ (ранее входивших в одно с ними государство), так и европейцев, которых они считают успешными, благополучными (несмотря на нынешний кризис) и безопасными для себя.И, на контрасте, еще один опрос «Левады», где в отношении США была выдвинута четкая дихотомия – или они «защитники мира, демократии, порядка во всем мире», или же «агрессор, который стремится взять под контроль все страны мира». С первой формулировкой согласились 7%, со второй – 76%. Своим правом не выяснить своего отношения к Америке, так сказать, «отойти в сторону» в жестком идеологическом споре, воспользовались лишь 17% опрошенных.

Итак, НАТО и США в общественном сознании прочно «склеены» и разделить их невозможно. Парадоксально выглядит история с созданием «перевалочного центра» НАТО в Ульяновске для обеспечения завершения операции в Афганистане. Если говорить холодно и логично, то этот центр выгоден России, так как обеспечивает поступление финансовых ресурсов, важных для региона. Кроме того, и сама военная операция НАТО в Афганистане выполняет сдерживающую роль в отношении талибов, которые являются угрозой для союзников России по ОДКБ. Мы это уже «проходили» во второй половине 90-х годов, когда талибы вышли к афгано-таджикской границе, и России пришлось накачивать ресурсами Ахмад Шаха Масуда, противника СССР в афганской войне. По сути дела, партнерство в афганском вопросе – это единственный пункт позитивной повестки дня в отношениях между Россией и НАТО, который удалось сформулировать и частично реализовать обеим сторонам.

А как смотрит на это общество? Опрос «Левады» (апрель 2012 года) зафиксировал, что 73% россиян в той или иной степени были против этого проекта, причем 40% - «категорически против».Представляется, что страхи российского общества перед США и НАТО связаны с несколькими факторами. Первый восходит к 22 июня 1941 года – это страх перед неожиданным военным нападением, переходящий из поколения в поколение. Причем источником угрозы воспринимается наиболее сильная страна, интересы которой расходятся с интересами России. С начала «холодной войны» - это США, тогда как их союзники еще во времена советской пропаганды нередко выглядели в информационном пространстве СССР «страдающей стороной», которой американцы «выкручивают руки», стремясь добиться своих целей (например, размещения ядерных ракет в Европе). Что же до Германии, то обвинения властей этой страны в «реваншизме» были фактически свернуты после прихода к власти в ФРГ Вилли Брандта, то есть более полувека назад.

Отсюда и второй фактор – наследие советского прошлого, которое проявляется во многих аспектах. Например, если в начале 90-х годов производители товаров, выходя на российский рынок, подчеркивали их западное происхождение, то сейчас, нередко, ориентируясь на массового небогатого потребителя, апеллируют к ностальгическим чувствам и демонстрируют преемственность с советским временем. Особенно это развито в пищевой и легкой промышленности. Реабилитируются многие советские стереотипы (хотя и не все – контроля над личной жизнью россияне категорически не хотят), в том числе и внешнеполитические. Это связано с сильнейшей психологической травмой в связи с распадом СССР, с падением влияния страны на мировой арене – причем такие эмоции присутствуют во всех социальных стратах. Статус «сверхдержавы», завоеванный в результате победы в Великой Отечественной войне, россияне считали в полной мере заслуженным, а его утрату и превращение США в доминатного игрока (пусть доминирование которого и подвергается сомнению) – несправедливым. Причем утрата имперского статуса не сопровождалась компенсацией в виде роста уровня жизни – процессы в социальной сфере носили обратный характер.

Третий фактор – ощущение угрозы от расширения НАТО на Восток, которое затрагивает не только население в целом, но и элитные группы, которые считают, что Запад (в первую очередь, США) нарушил «джентльменские договоренности» начала 90-х годов не продвигаться в бывшую зону влияния СССР. Правда, сейчас эта тема отошла на второй план (Барак Обама, в отличие от своего предшественника, не собирается делать ставку на включение в НАТО Украины и Грузии), но не исчезла совсем, а противоречия вокруг программы ПРО только подогревают недоверие.

Тем более, что сам Запад воспринимает Россию как «другого», фактор риска, страну, к которой надо относится с максимальной осторожностью. Россия как «другой» позволяет Западу подчеркивать свою идентичность – это своего рода константа. Она относится и к Московии XVII века, и к петровской «мобилизационной» империи, и к универсалистской империи первой половины XIX столетия, и к «национальной» империи последних десятилетий существования монархии, и к большевистскому государству в разных его вариантах (от жесткого до мягкого тоталитаризма). Образ агрессивного медведя, подавляющего более слабые государства и народы, укоренился как в элитном, так и в массовом сознании Запада, найдя свое отражение в киплинговской формулировке: «Не заключайте мировой с Медведем, что ходит, как мы». Таким образом, даже стремление российской элиты к европеизации («прямохождению», если использовать метафору Киплинга) не делает ее автоматически европейской с точки зрения самих европейцев.

В постсоветский период российской истории негативные стереотипы в значительной степени сохранились – западное общественное мнение возлагало на Россию ответственность за противоречия на пространстве СНГ, к которым она в той или иной степени имела отношение. С одной стороны, Россия постоянно находилась «под подозрением» как возможный агрессивный восстановитель империи. Разумеется, на отношение общественного мнения Запада к современной России в разные периоды истории может быть объяснено влиянием текущих факторов. Например, согласно опросу компании GlobeScan/PIPA, проведенному по заказу BBC, к России в прошлом году негативно относились большинство респондентов во Франции (59%) и Германии (54%), что связывается с недовольством внутренней и внешней политикой Владимира Путина после его возвращения в Кремль. Однако серьезное неприятие проявлялось и в предыдущие годы. Например, в 2006 году, согласно опросу ВВС, две трети французов оценивали влияние России в мире как в целом отрицательное, и лишь 14% дали ему положительную оценку (это в период, когда позиции Франции и России во внешней политике были куда ближе, чем сейчас).

С другой стороны, европейцы не видели возможностей для интеграции в свой Союз столь большой и своеобразной страны, считающей себя одним из мировых центров (даже существенно меньшая по территории, населению и амбициям Украина сейчас не рассматривается в качестве реального кандидата на вступление в ЕС даже в длительной перспективе). В результате Запад взял на себя функции покровителя тех элит постсоветского пространства, которые стремились максимально дистанцироваться от России, и ограничителя российского влияния в этом регионе. Соответственно, расширение НАТО (как состоявшееся, так и пока не реализованное) воспринимается в России не только как продвижение военного блока к ее границам, но и как символ сохранения противостояния, основанного на многолетних стереотипах.Четвертый фактор – военные операции, в которых участвуют США и западные страны. Еще раз отмечу, что значение этого фактора не стоит преувеличивать, но он также присутствует, цементируя советские стереотипы и частично наполняя их новым содержанием. Российское общество в большинстве своем не видело в Саддаме Хусейне или Муаммаре Каддафи кровожадных преступников, воспринимая их «спокойно-отстраненно». Соответственно, их свержение либо коалицией во главе с США, либо при активном участии Запада воспринимается в российском обществе как агрессия, не имеющая оправданий.

Пятый фактор – активная антизападная пропаганда в российских СМИ – также относится к второстепенным. В российских государственных и окологосударственных СМИ, действительно, появляется множество антизападных материалов, вплоть до серьезного обсуждения маргинальных конспирологических версий (например, о том, что теракт 11 сентября – результат заговора американских правых деятелей). Но эта пропаганда воспринимается населением только потому, что общество уже готово видеть в США и НАТО врагов и лишь получает новые аргументы, подтверждающие этот тезис.

Представляется, что в обозримом будущем отношение россиян к НАТО вряд ли серьезно изменится. В этих условиях для Запада практически безальтернативным является выстраивание отношений на двусторонней основе и долгий путь повышения доверия к себе со стороны россиян. Все это не обещает быстрых результатов, но другого варианта просто нет.

Игорь Бунин – президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net