Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Кавказ

24.12.2013 | Сергей Минасян

Противоречивая политэкономия каспийских энергоресурсов

17 декабря 2013 г. в Баку было подписано соглашение о начале разработки второй стадии газового месторождения «Шах-Дениз». Данный проект включает в себя также строительство Трансадриатического через территории Албании, Греции и Италии и Трансанатолийского газопровода, который должен быть проложен по территории Турции. Азербайджанское руководство подчеркивает, что строительство данных газопроводов, с одной стороны, должно увеличить значимость Азербайджана в качестве альтернативного России поставщика газа в Европу, а, с другой стороны, способствовать дальнейшему увеличению благосостояния страны. Однако даже не очень глубокий анализ показывает, что оба заявления достаточно спорны. Более того – продолжающееся упование Баку на доходы от продажи своей нефти и газа в обозримом будущем могут сыграть весьма злую шутку.

Во-первых, даже при самом позитивном развитии событий, доля самого Азербайджана в газовом балансе Европы к 2020 г. (при нынешней ситуации с поставщиками традиционного газа и без начала поставок в европейские страны сланцевого газа) может составить лишь пару-тройку процентов. К тому же, перспективы развития технологии сланцевого газа могут в ближайшие годы еще более снизить потенциальную долю участия Азербайджана на европейском газовом рынке.

Наряду с этим, разработка «Шах-Дениза», также при самых радужных оценках и при нынешнем уровне цен на газ, доход от разработки на этом газовом месторождении может составить порядка 4-5 млрд. долларов в год, что несопоставимо с нынешними объемами доходов от импорта нефти Азербайджаном (примерно 15-20 млрд. долларов в год). При этом надо учитывать, что к 2019 г., когда планируются поставки газа со второй фазы «Шах-Дениза», ситуация на газовом рынке может быть существенно скорректирована, и как результат – цена на азербайджанский газ будет существенно ниже. Если же азербайджанское руководство надеется, что, как это случилось ранее с нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан, повышение нефтяных цен в несколько раз может существенно повысить (чуть ли не в разы) доходность на этот раз уже газового проекта, то с учетом прослеживающейся в обозримой перспективе ценовой конъюнктуры на газ, эти ожидания, как минимум, существенно завышены.

Незавидная судьба широко разрекламированного газопровода «Набукко» (ранее в течение многих лет рассматриваемого в качестве главного инфраструктурного проекта по выводу азербайджанского газа на европейский рынок) показывает, что и сами запасы газа в Азербайджане также были существенно завышены. Даже по самым оптимистическим оценкам, в случае начала промышленной разработки второй фазы на «Шах-Денизе» (фактически, газ будет экспортироваться в рамках существенно усеченного варианта т.н. «Большого Набукко»), экспорт газа Азербайджаном с этого месторождения может составить примерно от 10 до 16 млрд. куб. метров в год (из которых 10 млрд. будут поставляться в европейские страны, а 6 млрд. – в Турцию).

Тот факт, что незадолго до заключения окончательного контракта ранее планирующие участвовать в нем норвежская государственная компания Statoil и французская Total приняли решение не участвовать в проекте (по всей видимости, оценив все имеющиеся риски, а также существенно возросшие расходы на реализацию проекта), также рождает серьезные вопросы. Фактически, международный консорциум по разработке данного газового консорциума будет ограничен только Государственной нефтяной компанией Азербайджана (SOCAR), турецкой компании BOTAS и традиционно, еще с 1990-х гг. присутствующей в разработке азербайджанских энергоресурсов британской компании BP. При этом SOCAR получит статус технического оператора и 68% доли в проекте, BOTAS – 20%, а BP – всего лишь 12%.

Это значит, кроме всего прочего, что основная часть расходов по реализации проекта, которые необходимо будет инвестировать для обеспечения поставок газа со второй стадии «Шах-Дениза» и строительства газопроводов, будет нести Азербайджан за счет средств SOCAR и своего Нефтяного фонда, где аккумулируются средства за счет продажи его энергоресурсов. При этом уже на данный момент предварительная стоимость реализации проекта может составить порядка 45 млрд. долларов, и не исключено, что эта сумма может еще возрасти. Кроме этого, под давлением иностранных BP и BOTAS азербайджанская сторона была вынуждена продлить эксплуатационный срок с 2035 г. до 2048 г., чтобы дать возможность им повысить доходность и возврат вложенных средств.

Кстати, заместитель министра финансов Азербайджана Азер Байрамов в интервью местным СМИ также заявил, что в ближайшие годы Азербайджан не сможет рассчитывать на доходы от продажи газа, так как все средства пойдут на реализацию инфраструктурных инвестиций в «Шах-Дениз».

Наконец, надо также отметить, что все потенциальные доходы от экспорта газа с данного месторождения никак не смогут компенсировать снижающиеся объемы поступлений от экспорта страной своей нефти. На этом фоне у Азербайджана в середине нынешнего десятилетия может сложиться серьезный разрыв по поступлению доходов в государственный бюджет. Значительный объем нефтедолларов будет снижаться (по мере истощения нефтедобычи в Азербайджане), а запланированные на 2019 г. первые крупные доходы от продажи газа (и без того неспособные полностью компенсировать нефтяные, будучи в 4-5 раз ниже) просто не подоспеют и не смогут заполнить брешь в госбюджете. Придется это компенсировать за счет запасов Нефтяного фонда, который к этому времени и так уже будет существенно опустошен затратами на «Шах-Дениз», а также целый ряд амбициозных «имиджевых» проектов, типа Европейских игр, Евровидения и т.д.

Главный разработчик углеводородов в азербайджанской акватории Каспийского моря – Азербайджанская международная операционная компания (АМОК) – уже достигла пика добычи на основном нефтяном месторождении Азери-Чираг-Гюнешли (АЧГ). Причем это произошло не в 2013-2015 гг., как ранее объявлялось азербайджанским правительством (и не оспаривалось главным оператором АМОК – британской British Petroleum), а уже в 2010 г. В настоящее время суммарная добыча азербайджанской нефти (с учетом добычи и со стороны Государственной нефтяной компании Азербайджана - SOCAR) плавно снижается примерно на 10% в год, и с максимальных объемов свыше 50 млн. тонн нефти в 2010 г. может опуститься вплоть до уровня годовой добычи примерно в 20 млн. тонн уже к 2018-2019 гг. Хотя АМОК планирует некоторую стабилизацию падения нефтяной добычи за счет ввода в эксплуатацию в 2014 г. новой платформы «Западный Чираг» на том же самом месторождении АЧГ, однако она будет иметь срок активной эксплуатации всего 4-5 лет и лишь позволит сохранить минимальный уровень промышленной разработки на данном месторождении.

Впрочем, главная проблема для Азербайджана заключается не столько в финансовой составляющей его особой зависимости от нефти и газа, а в том, как это влияет на своего рода «политическую экономику» этой страны. Ведь Азербайджан является одним из хрестоматийных примеров негативного влияния нефти на процессы общественно-политического развития страны. Контроль над углеводородными богатствами лишает руководство нефтедобывающих стран стимулов к демократическим реформам, т.к. дает удобную возможность властям «покупать» лояльность населения. Однако значительная зависимость страны от экспорта природных ресурсов в долгосрочной перспективе делает ее уязвимой также в экономической и социальной сферах.

В частности, являясь экспортером энергоресурсов, Азербайджан, как и большинство развивающихся государств с ресурсноориентированной моделью экономики, во многом подвержен симптомам т.н. «голландской болезни». При этом нефтяной сектор, являясь очень капиталоемким, не может обеспечить рабочими местами значительное количество населения и решить проблемы безработицы (к примеру, в нефтегазовой отрасли Азербайджана, обеспечивающей порядка 94% прямых и косвенных доходов страны, работает всего лишь порядка 80 тыс. человек). Вышеуказанные негативные симптомы и проявления «голландской болезни» в той или иной степени уже давно присутствуют в социально-экономической жизни Азербайджана. Это бюрократизация и монополизация нефтеперерабатывающей промышленности, олигархизация экономики, разорившиеся сельские районы (из которых население стремится уехать) на фоне ускоренной урбанизации Апшеронского полуострова. Всё это приводит к накоплению значительного социального напряжения в стране.

Надо также учесть, что в отличие, например, от малых нефтегазодобывающих государств Персидского залива (Кувейт, Катар, ОАЭ) со сравнительно небольшим населением, которые могут обеспечить высокий уровень жизни всех своих граждан, являющихся полноценными бенефициарами нефтяных доходов страны, в Азербайджане несколько иная ситуация. Как и Саудовская Аравия, Венесуэла, Нигерия и большинство других нефтеперерабатывающих государств, Азербайджан характеризуется таким уровнем добычи углеводородов, который способствует их внутренней стабильности, но недостаточным, чтобы обеспечить всем гражданам своей страны достойный уровень жизни. К примеру, в Саудовской Аравии – крупнейшем в мире производителе нефти, объем добычи нефти и газа на душу населения составляет всего 0,7 барреля в день, тогда как в Кувейте этот показатель составляет 2,8 барреля, а в ОАЭ – 4,2 барреля в день.

В результате, в таких странах создается имущественная и социальная дифференциация населения или так называемая «двухэтажная экономика». Очень небольшая часть жителей такой «нефтегазовой страны» живет за счет сверхдоходов от «трубы» (или же доступа к ее «обслуживанию»), тогда как большинство остального населения впадает в нищету, со всеми очевидными общественно-политическими и социальными последствиями. Такого рода противоречивая «политэкономия» Азербайджана, повязанная на его сверхзависимости от каспийских энергоресурсов, может при определенных условиях привести к серьезным, даже судьбоносным последствиям как для его экономического и политического развития, так и для позиций страны в региональном контексте.

Сергей Минасян - руководитель департамента политических исследований Института Кавказа, Ереван, Республика Армения

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net