Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Главное

07.05.2014 | Татьяна Становая

План - не провалиться в пропасть

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер обнародовал в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung план из пяти пунктов для урегулирования кризиса в Украине. Этот план – скорее стремление удержать ситуацию от дальнейшего провала дипломатических усилий: поле для сближения позиций между Россией, с одной стороны, и Западом и Украиной, с другой, сужается. Германия в такой ситуации прикладывает усилия к тому, чтобы сохранить ситуацию в управляемом русле, а также удержать инициативу и особую роль Берлина в нынешнем кризисе.

Германия явно пытается занять особое место в разрешении нынешнего кризиса отношений между Россией и Западом, а также самого украинского кризиса. Москва доверяет немецким политикам, а в США понимают, что именно Германия задает тон европейской внешней политике. Министр иностранных дел Германии, известный своей относительно прагматичной позицией в отношении России, пытается зацепиться за последнюю возможность не допустить скатывания ситуации в пропасть.

В своей статье для Frankfurter Allgemeine Zeitung Франк-Вальтер Штайнмайер предлагает пять шагов по урегулированию украинского кризиса. Первое - проведение второй раунд четырехсторонних переговоров относительно Украины. «Это было бы мощным политическим сигналом того, что все четыре стороны встречи в Женеве признают договоренности и хотят воплощать их в жизнь», – считает он. Иными словами, для главы немецкого МИДа, сама встреча имеет даже бОльшее значение, чем ее возможный результат.

Второе – признание легитимности президентских выборов. Это скорее дежурное требование: Россия четко дает понять, что не признает ни голосование, ни его победителя, а после трагедии в Одессе, вероятность компромисса вокруг выборов сводится к нулю. Более того, вся политика Москвы направлена на то, чтобы максимально ослабить позиции будущего президента Украины: референдумы в Луганской и Донецкой областях должны поставить под сомнение сам процесс волеизъявления на значительной части территории страны.

Третье – создание «форумов для диалога: круглых столов, конференций мэров и губернаторов и прочих подходящих форумов для официального диалога на национальном, региональном и местном уровнях с использованием опыта ОБСЕ». Диалог – это, конечно, очень хорошо и даже безальтернативно в ситуации, когда стоит задача избежать военного сценария (причем военного сценария в любом случае – с точки зрения рисков гражданской войны и с точки зрения вмешательства России). Однако в нынешней ситуации предложение о проведении форумов вряд ли будет эффективным: когда стороны имеют между собой глубокие идеологические разногласия, а также кровь соратников, разговора не получится.

Четвертое – «широкомасштабные и одновременно быстро реализуемые консультации по конституционной реформе с целью активного вовлечения всех частей страны и общества и предприятия действий в направлении жизнеспособного консенсуса». Это, в общем, именно то, что должно было стать результатом женевских договоренностей, но не стало. Киев утверждает, что конституционные поправки разрабатываются, однако восточные элиты к процессу не подключены (да и неясно, кого подключать, если основными ньюсмейкерами оказываются «сепаратисты и «террористы»).

Однако из ключевых системных проблем украинского кризиса является игнорирование Западом и Киевом факта наличия на Востоке страны другой стороны конфликта. Протест на востоке воспринимается исключительно как проецирование московских геополитических амбиций, что неверно ровно в такой же степени, как и обвинение майдановцев в полной управляемости Госдепом США. Другой вопрос, что технически трудно найти субъектов на востоке, с которыми можно было бы вести переговоры. Нынешние лидеры пророссийских сил, захватывающие здания, достаточной легитимностью не обладают. Тем не менее, важно хотя бы ставить вопрос о необходимости договариваться с востоком, и, надо отдать должное Штайнмайеру, он это делает убедительно.

Пятое – «продолжать усилия по разоружению негосударственных групп и освобождению общественных зданий и мест по всей стране». Еще один пункт женевских договоренностей, игнорируемый всеми сторонами.

В действительности украинский кризис, возможно, вовсе не так уж и запущен, если принять во внимание, что гипотетический компромисс так или иначе вырисовывается, а Россия, например, готова пойти на ряд уступок (тот же отказ от слова «федерализация»). Суть его состоит в том, чтобы закрепить децентрализацию в Конституции, придать больше гарантий защиты прав русскоязычных, передать функции расследования фактов применения насилия со всех сторон международным структурам (это помогло бы и канализировать разногласия между Россией и Западом, выведя их за пределы рамок гипнотического компромисса). Проблема украинского кризиса не в том, что по нему невозможно найти компромисс, а в том, что он усугубляется кризисом механизмов реализации договоренностей. Отсутствие механизмов реализации соглашений делает любые переговоры беспомощными.

Вероятно, что до президентских выборов, шансы на сближение позиций сторон практически равны нулю, а ситуацию только будет, напротив, накаляться. Однако сторонам, возможно, имеет смысл настроиться на постэлекторальный период, концентрируясь на конституционном процессе и выстраивании именно механизмов обсуждения нового Основного закона. Роль же внешних игроков должна возрасти: Украина, оказавшаяся на грани гражданской войны нуждается в посредниках, и России в такой ситуации нужно приложить массу усилий, чтобы переломить ситуацию и заставить мировое сообщество относиться к Кремлю не как к источнику дестабилизации в Украине, а как к ключевому игроку региона, от которого во многом зависит дальнейшая судьба Украины. Пока у Москвы это совсем не получается, да и, видимо, задачи такой не стоит. А значит, риски хаотизации процесса течения украинского кризиса будут только нарастать.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net