Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

29.05.2014 | Валерий Зубов, Алексей Макаркин

Семь украинских тезисов

Абсолютное большинство украинских избирателей в первом же туре проголосовали за нового президента. Можно по-разному оценивать фигуру Петра Порошенко, но ясно одно — украинский народ свою волю высказал. Он проголосовал за консолидацию различных частей Украины, против политического радикализма, против конфронтации с Россией, за прагматичную внешнюю политику, учитывающую геополитические реалии. Против жесткой и драматичной для многих альтернативы — или Запад, или Россия. За европейский выбор, который сочетается с нормализацией отношений с восточным соседом.

Теперь на этот выбор надо реагировать России. Можно сделать вид, что ничего особенного не произошло. Можно, напротив, отреагировать на происходящее, следуя не химерическим, а реальным национальным интересам. Если выбрать второй вариант, то представляется целесообразным выдвинуть несколько тезисов, которые способны лечь в основу выработки российского курса в отношении Украины.1. Россия нуждается в проведении осмысленной и рациональной политики на украинском направлении, основанной на защите правильно понимаемых национальных интересов. От политического подхода, связанного с решением текущих проблем, необходимо переходить к подходу государственному, рассчитанному на стратегическую перспективу. А этот подход означает, что России нужна стабильная, дружественная Украина, а не обновленный вариант махновского Гуляй-поля в сорок с лишним миллионов человек. И обеспечивать эту стабильность необходимо совместно со всеми заинтересованными сторонами, включая украинский политический класс и наших партнеров из Европейского союза.

2. Для стабилизации украинской ситуации необходима экономическая реконструкция страны, находящейся на грани банкротства. Запад уже предоставил Украине финансовую поддержку посредством займов МВФ, Всемирного банка, а также по межгосударственной линии. Россия в минувшем декабре обещала содействие администрации Виктора Януковича (и успела предоставить ей первый транш кредита), однако после ее краха приостановила реализацию этой программы. Поддержка Януковича была ярко выраженным политическим решением, не основанным на конкретных экономических расчетах. Сейчас же необходимо сочетание экономики и политики, которые должны дополнять друг друга. В частности, экономическая поддержка Украины представляется возможной при строгом соблюдении графика оплаты российского газа и погашения накопившейся в нынешнем году задолженности. В то же время и цена на газ для Украины должна быть «деполитизирована» и зависеть от прозрачных рыночных механизмов, не связанных ни с необоснованными преференциями за российский счет, ни со стремлением «наказать» соседнюю страну за недостаточную политическую лояльность.

3. Политический фактор в российско-украинских отношениях должен быть связан с необходимостью соблюдения основополагающих прав человека. Чего невозможно добиться в современных украинских условиях без реальной децентрализации и проведения языковой политики, учитывающей интересы всех этнических групп, проживающих в стране. Возможность предоставления местными и региональными органами власти на Юго-Востоке официального статуса русскому языку должна быть закреплена конституционно — чтобы не возникало соблазнов отменить этот статус в ходе голосования в Верховной раде. Необходимы отказ от насилия и конструктивный диалог между всеми общественно-политическими силами страны, представляющими все ее регионы.

4. Выбор украинских партнеров России должен быть тщательным — великая страна по определению призвана быть разборчивой. Можно задать логичные вопросы — например, о том, являются ли приемлемыми и перспективными партнерами России коррумпированные чиновники, бежавшие из собственной страны, где от них отвернулись и народ, и элиты. Или же лучше ставить на отвязанных радикалов, воскрешающих в памяти гражданское противостояние в самой России осенью 1993 г. Ответ ясен — как те, так и другие не могут рассчитывать на сколько-нибудь широкую общественную поддержку, а идентификация с ними чревата для России немалым политическим и репутационным ущербом.

5. Подвергая резкой и обоснованной критике реальные проявления ксенофобии и неофашизма в украинском обществе (при четком понимании того, что эти проблемы свойственны многим странам, в том числе и самой России), недопустимо использовать расширительные и произвольные трактовки, оскорбляющие украинский народ, вносящие рознь между россиянами и украинцами. Оскорбительные рассуждения в отношении украинского языка, государственных символов, культуры и традиций, представление об Украине как о государстве, существующем лишь по историческому недоразумению или по злой воле врагов России, должны быть маргинальными в общественном мнении, морально осуждаемыми и государством, и обществом. Белоруссия ведет отсчет своей суверенной истории с 1991 г. Кто сомневается в том, что это состоявшееся государство? Откуда же тогда сомнения в подобной перспективе для Украины, давшей государственные истоки и Белоруссии, и России?

6. Болезненная для украинского общества «крымская» тема должна быть занесена в «протокол разногласий» в отношениях между двумя нашими странами. Необходимо четко понимать, что как Россия не откажется от признания Крыма своей территорией, так и Украина не захочет признавать этот факт. Возможно, российско-украинский спор может быть смягчен будущими поколениями — в том случае, если тема межгосударственных границ станет менее острой в результате мировых интеграционных процессов (как это произошло, например, с Эльзасом во франко-германских отношениях). Однако и для российского, и для украинского общества необходимо мужество признать, что эти разногласия не должны стать непреодолимым препятствием на пути диалога и взаимодействия по другим вопросам.

7. Политика России на украинском направлении должна давать не отрицательные, а позитивные импульсы отношениям нашей страны с Западом. Сотрудничество в деле стабилизации украинской политико-экономической ситуации может позволить России не выпасть из мирового тренда, не превратиться в младшего партнера Китая — страны, у которой по определению нет постоянных союзников, а есть только конкретные интересы, далеко не всегда совпадающие с российскими. Преодоление нарастающего внутреннего экономического кризиса требует гораздо больших ресурсов, чем те, которыми располагает сама Россия. И поэтому только международное партнерство и восстановление взаимного доверия может позволить нашей стране справиться с системными вызовами и избежать печального сценария, знакомого нам по последнему советскому десятилетию.

Валерий Зубов - депутат Государственной думы

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Материал опубликован на сайте vedomosti.ru 29.05.2014

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net