Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Аналитика

11.06.2014 | Игорь Бунин, Алексей Макаркин

Большая игра вокруг Украины

Вокруг Украины идет напряженная и конфликтная большая игра, которая будет продолжаться, как минимум, в среднесрочной перспективе. Конкретные договоренности по отдельным вопросам вполне возможны, но они воспринимаются сторонами как часть маневров, нацеленных на ослабление оппонента или выигрыш времени, а не как составные элементы глобального компромисса

Недоверие

Главная проблема межгосударственных отношений в связи с Украиной заключается в отсутствии доверия между основными игроками. Россия не доверяет Западу, считая, что тот сознательно обманул ее в феврале, способствовав свержению Виктора Януковича в условиях, когда было достигнуто компромиссное соглашение. Кроме того, российская власть полагает, что Запад рассчитывает интегрировать Украину в НАТО, что принципиально неприемлемо для Москвы. Устные обещания не принимать Украину в НАТО в течение обозримого будущего не являются для российского президента достаточным аргументом. Запад, в свою очередь, также не доверяет России. На Западе определенные надежды возлагались на президентство Дмитрия Медведева и возвращение Владимира Путина было расценено как опасный регресс. Действия России рассматриваются как пересмотр правил игры, существующих в мире последнюю четверть века. К тому же в информационном пространстве реанимированы традиционно свойственные западной культуре представления об агрессивном русском «медведе». Если в 2008 г. во время войны на Южном Кавказе этот стереотип был достаточно быстро уравновешен альтернативным образом Михаила Саакашвили, первым ударившего по российским миротворцам, то в украинском случае такого баланса нет. Украина в западном мейнстриме воспринимается исключительно как жертва.

Проблема недоверия заключается в том, что доверие не восстанавливается быстро, так как затрагивает вопросы не только геополитической, но и психологической сфер. Недоверие либо препятствует достижению неформальных «джентльменских» договоренностей, на которых наряду с принципами, интересами, правовыми нормами основан диалог между мировыми лидерами, либо крайне затрудняет их.

Стресс

Наряду с долгосрочным негативным трендом в отношениях России и Запада можно отметить и один текущий позитивный момент — закончилось состояние стресса, в котором всеми сторонами принимались политические решения в конце февраля — первой декаде мая. Тогда складывалось ощущение постоянной эскалации конфликта и балансирования на грани ввода российских войск на восток Украины. Затем наступило некоторое «охлаждение» — хотя и весьма условное, так как на востоке Украины, по сути, идет гражданская война. Появилась возможность для принятия решений, не продиктованных постоянно меняющейся чрезвычайной обстановкой.

Например, в условиях стресса было решено фактически выдавить из страны международные платежные системы Visa и MasterCard. Также цена на газ для Украины была поднята до непомерных $480 за тысячу кубометров. Сейчас по обоим вопросам существуют компромиссные варианты. Но первым признаком «охлаждения» стала встреча Путина с действующим председателем ОБСЕ Дидье Буркхальтером, после которой начался реальный отвод российских войск от украинской границы. Тогда же Путин назвал президентские выборы на Украине шагом в правильном направлении, что означало отказ от однозначной поддержки легитимности Виктора Януковича.

С чем связано такое изменение позиции? Как представляется, в России после присоединения Крыма (консенсусно поддержанного элитой) возникло внутриэлитное размежевание. Одна часть элит — ястребы -сделала ставку на жесткий вариант, предусматривающий конфронтацию с Западом. К их числу можно отнести значительную часть силовиков, для которых падение влияния России в мире и сокращение ее исторической территории стали психологической драмой, побуждающей к реваншу. Более того, в условиях внутриэлитной конкуренции последовательно антизападный курс объективно укрепляет их аппаратные позиции в конкуренции с более совместимыми с Западом элитными группами. Таким образом, идеология совмещается с прагматическим фактором. Также к числу ястребов можно отнести часть связанного с государством крупного бизнеса, не видящего в условиях санкций возможностей для взаимодействия с Западом и готового однозначно переориентироваться на более комфортный для них Китай. И наконец, идеологов консервативной волны, задачей которых является доминирование в идеологической сфере и полная маргинализация их идейных оппонентов из числа либералов.

В то же время другая часть элит может быть отнесена к числу голубей — к ним можно отнести большинство бизнеса, макроэкономический блок в правительстве, дипломатов. Они не хотят разрыва с Западом и выступают за разрядку в отношениях с Украиной. Именно их позиция была учтена при принятии решения об «охлаждении» страстей. У этого выбора было несколько причин.

Во-первых, Россия не в состоянии выдержать прямой экономико-политический конфликт с Западом. Тем более что сейчас в России существует рыночная экономика, встроенная в международную систему, и отключение от ее инструментов может стать драматичным уже в короткое время. Во-вторых, российское общество не готово к мобилизационному сценарию, предусматривающему жертвы во имя величия державы. В-третьих, конфликт с Западом неразрывно связан с идеей активных действий России на востоке Украины. Однако риски в данном случае будут запредельно велики и связаны не только с международной изоляцией и санкциями, но и с отсутствием явного большинства населения на стороне «республик», и с необходимостью взять на содержание два депрессивных старопромышленных региона.

Отсюда и подход России, который в настоящее время носит двойственный характер, но с принципиальным выбором в пользу отказа от дальнейшей односторонней эскалации. Россия продолжает поддерживать самопровозглашенные республики, но не собирается их признавать, отвела войска от украинской границы, вернула в Киев посла, частично признала результаты президентских выборов и стремится выстроить диалог с Западом, хотя и в условиях взаимного недоверия. Формирование трехсторонней контактной группы с участием представителей Украины, России и ОБСЕ, первая встреча которой прошла в Киеве 8 июня, впервые за все время кризиса означает создание площадки для постоянного российско-украинского диалога.

Риски

Таким образом, стороны получили в июне тайм-аут, который они могут использовать для согласования позиций и попыток найти компромиссы, пусть даже тактические. Однако в отношениях между Россией и Западом сохраняются серьезные риски, чреватые осложнениями.

Первая проблема — коренные расхождения между Россией и Западом по украинскому вопросу. Россия заинтересована в двух вариантах дальнейшего развития Украины, ни один из которых не устраивает Запад. Либо в слабой конфликтной Украине, которая была бы крайне отталкивающим кандидатом для вступления в НАТО, либо в стабильной Украине, в политической жизни которой Россия имеет хотя бы «блокирующий пакет». В свою очередь Западу нужна стабильная прозападная Украина.

Вторая проблема — непримиримость внутриукраинского противостояния. Петр Порошенко известен как прагматичный политик, однако при всей своей способности к компромиссам он несовместим с самопровозглашенными республиками (как и любой представитель украинской элиты) и выступает за продолжение военной операции против них (равно как и не признает присоединения Крыма к России). В то же время и ополченцы с Востока не являются безгласными орудиями Кремля — ситуация в Донецкой и Луганской областях напоминает октябрь 1993 г. в Москве, среди сторонников «республик» немало левых и правых радикалов, для которых и Путин не является большим авторитетом. Поэтому, даже если российская сторона призовет их к умеренности и диалогу с украинскими властями, они могут ее не послушать. При этом отказаться от их поддержки российской власти непросто — с учетом общественной поддержки «республик» в России.

Третья проблема — сохраняющаяся аппаратная борьба в России: в случае если отношения с Западом будут заходить в тупик, это способно привести к новому усилению позиций антизападных сил. В их пользу объективно играет и информационная картина — российские СМИ продолжают стимулировать антизападные настроения, что влияет на мнение общества, получающего основную политическую информацию посредством телевидения.

Наконец, четвертая проблема заключается в том, что даже в случае достижения неких компромиссов отсутствие взаимного доверия и непризнание Западом и Украиной присоединения Крыма будут способствовать сохранению недружественных российско-западных отношений. Поэтому политика сдерживания России будет продолжаться, хотя и в более мягких формах.

Игорь Бунин - президент Центра политических технологий

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Оригинал материала опубликован в газете «Ведомости» 11 июня 2014 года

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Прошел год с того дня, как Дональд Трамп одержал во многом неожиданную победу на президентских выборах в США. Срок достаточный для первых оценок и несмелых прогнозов, хотя на этой точке вопросов он перед Америкой поставил куда больше, чем дал ответов. Как же оценить итоги работы за год – с момента победы и почти десять месяцев – с момента вступления в должность?

Центр политических технологий провел третье исследование эффективности работы депутатов Госдумы в российских регионах. В рамках этого исследования нами была изучена работа депутатов в период с июля по сентябрь 2017 г. Акцент в исследовании, как и прежде, сделан на работе депутатов в регионах или на той деятельности депутатов в центре, которая приносит пользу регионам.

Когда Алексей Дюмин в начале прошлого года стал и.о. губернатора Тульской области, его сразу же стали воспринимать в публичном пространстве как возможного преемника Владимира Путина. С тех пор прошло почти два года, но слухов по этому поводу не становится меньше. Хотя вопрос о преемничестве выглядит непростым – представляется, что спешить с оценками не стоит.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net