Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Лица бизнеса

15.11.2005

ВЛАДИМИР БИБИКОВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР "РУСКАРТ": "МЫ ВЫТЕСНИЛИ ЗАПАДНЫХ КОНКУРЕНТОВ С РЫНКА"

…Я родился в 1956 году, закончил Ростовский машиностроительный институт, по образованию инженер-механик. Второе образование получил в Москве - учился в Плехановской академии, специальность - "организатор планирования промышленного производства". Работал по распределению 15 лет на заводе прессовых автоматов, пройдя путь от помощника мастера до замдиректора. Потом ушел в частное предпринимательство.

- Что побудило заняться бизнесом?

- В период всеобщего дефицита я был начальником отдела снабжения, потом замдиректором по общим вопросам, в том числе тем, что связаны со снабжением. Естественно, завязались связи и знакомства. В то время уже существовали товарищества, которые занимались производством всевозможных изделий из пластмассы. Я помогал им доставать дефицитные тогда материалы. На каком-то этапе я уже не мог раздваиваться между двумя работами. Естественно, ушел туда, где были большие перспективы. У меня тогда уже была семья, двое детей, и их нужно было обеспечивать.

Потом я занялся сельскохозяйственным бизнесом. После торговал бензином. В общем, чего только не было… Однажды мы по знакомству получили два эшелона бензина по квотам Ростовской области. Совершенно легальная операция, которая позволила моему компаньону купить 10 волг самой продвинутой, 31-й модели. А я как человек, который работает на перспективу, взял и положил свою долю на счет в банке. И через полгода денег уже не нашел, потому что все съели тогдашние безумные налоги. Тогда я понял, что наше законодательство не предусматривает развития партнерских отношений между государством и частными предпринимателями. Частный предприниматель в Советском Союзе был инородным телом. Причем состоятельные граждане ненавидели его не меньше, чем бедняки. Предприниматель в любом случае был изгоем. До сих пор это отношение не изжито.

- Разве за десятилетия ничего не изменилось?

- В разных регионах разное отношение. Для меня показатель в этой области - когда люди совершенно нормально относятся к тому, что я, например, могу покупать продукты в "Седьмом континенте", а им по средствам лишь "Копейка". Фраза "Я могу себе это позволить", как известно, принадлежит американцам. Вот когда общество осознает, что бизнесмен своим трудом зарабатывает себе это право, тогда исчезнет негативное отношение менее богатых слоев к более богатым. В противном случае богатые вызывают зависть, которая потом перерастает в ненависть. Мы все это могли наглядно наблюдать в последнее время в отношении Ходорковского. Меня поразило, как все обрадовались его аресту.

Хотя в последнее время, особенно в Москве, положение все-таки меняется.

- Итак, когда вы занялись бизнесом?

- В 1986 году. Тогда начинались первые кооперативы, которые наследовали цеховикам, теневому бизнесу, в России почему-то отождествлявшемуся с мафией. Кооперативы, впрочем, имели одно важное отличие, - они были легальны. Хотя бандитизма, как мы знаем, там было значительно больше.

- А как появился "Рускарт"?

- Ее организовали мои знакомые, тоже ростовчане, с которыми я пересекался еще в прежние годы в другом бизнесе. Из этих людей сейчас в компании остался один - Игорь Колесов. Мы случайно встретились в самолете, и я подключился к этому бизнесу, который был в совершенно зачаточном, лабораторном состоянии. А у меня была возможность получить финансовую поддержку, кредиты, достать оборудование с военных предприятий по зачетным схемам. И мы слепили более-менее нормальное предприятие с приличным объемом производства. Только тогда уже, собственно, и вышли на нормальных операторов типа МГТС. В общем, все получилось случайно.

Случайным было и само возникновение бизнеса, еще до моего туда прихода. Просто одному из основателей компании товарищу отдали долг - но не деньгами, а натурой в виде каких-то ящиков. Полтора года они пролежали на складе, мой товарищ даже не знал, что там. Когда ящики вскрыли, там оказалось запечатанное оборудование для выпуска пластиковых карт.

Все в этом мире случайно. В этой связи мне вспоминается рассказ моего хорошего знакомого "конфетного магната" Андрея Коркунова, бизнес которого начался с того, что ему за долги отдали фуру конфет… Самая большая трудность была в создании коллектива. Сейчас он - а это около 150 человек - уже сформирован. И это основное наше достояние.

- Как оцениваете динамику развития компании?

- Я человек осторожный, рациональный. Поэтому компания развивалась эволюционно, пошагово. В течение полугода или даже года мы отрабатывали небольшие банковские заемы и только потом занимали еще. Резких скачков не было, ставки банковских кредитов в 1998-2000 годах были очень высокими, и закладываться на них нельзя было, потому что проект мог выгореть или нет, а проценты платить надо было в любом случае. Покупать за свои деньги оборудование стоимостью в полмиллиона долларов мы смогли, только начиная с прошлого года. Сейчас у нас появилось много возможностей, которых не было ранее. Например, лизинговая схема. Но ее можно использовать, когда ты на этом рынке уже не один год, и западные партнеры тебе доверяют.

В общем, первые три года мы особой прибыли не видели. Получали и сразу вкладывали в развитие.

- Как пережили 98-й год?

- Без особых потерь. Здесь наша осторожная политика полностью оправдала себя. Больших задолженностей у компании не было и по большей части они были рублевыми.

- В какую сторону изменилась культура партнерских отношений за то время, что вы находитесь в бизнесе?

- Тенденция движения в правильном направлении существует. Изначально общение с партнерами было, что называется, "по понятиям". Потом отношения стали приобретать форму договорных. Сейчас же мы все ближе к тому, чтобы они оформлялись юридически. То есть российский бизнес заимствует западные стандарты.

- То есть не кто на кого пушки наставит, а кто выиграет на правовом поле.

- Ведь в чем раньше заключалась основная беда? Две неформально договаривающиеся стороны понимали договоренности, как им хочется. В итоге любые договоренности переставали действовать. А юридически оформленные отношения предусматривают все нюансы. У меня на поставку карточек любого объема, будь их даже всего 10 штук, все равно существует пакет документов из 40 листов. Это дает гарантию того, что мы с клиентом друг друга не обманем.

- Сохраняют ли российские предприниматели свои специфические черты или мы идем в направлении унификации с Западом?

- Я считаю, что на самом деле думать об изменении бизнес-стратегий надо западным бизнесменам. На основании личного опыта - а я часто общаюсь с немцами - могу сказать, что они узкопрофильные специалисты, не всегда способные объемно рассматривать стратегические вопросы. Немцы очень педантичны и ни в коем случае не будут комментировать, обсуждать или принимать какие-то решения по вопросам, которые не находятся в зоне их компетенции. Наши ребята в этом плане более лихие. Здесь, конечно, существует вероятность ошибки. Но есть такое слово - интуиция. Я считаю, что у русских предпринимателей она хорошо развита.

Поэтому если сравнивать подход к бизнесу наших и западных предпринимателей, основное наше отличие в том, что мы можем себе позволить размышлять и принимать более масштабные, объемные решения. Например, если западный бизнесмен занимается выпуском пластиковых карт, ему и в голову не придет организовать производство газовых счетчиков с применением этих карточек… Россия - это до сих пор непаханое поле, которое нужно еще обрабатывать. Плотная конкуренция у нас есть только в области связи, в нефтедобыче, в СМИ. Пожалуй, все. В производстве других товаров и услуг конкуренции нет.

Придя на рынок пластиковых карт, я столкнулся лишь с западной конкуренцией. Сегодня же наш рынок держится на четырех российских компаниях, которые развивались параллельно с "Рускарт" и постепенно вытесняли западных конкурентов. В российском производстве куда ни посмотри, при наличии средств и знаний можно добиться хорошего результата. Впрочем, та государственная финансовая политика, которая сейчас ведется, направлена на недопущение любой бизнес-активности, кроме активности крупного бизнеса. Потому что сейчас невозможно начать новый бизнес, не имея возможности положить в залог 1-2 миллиона долларов в банк.

Меньше, чем на один миллион, бизнес просто не разовьешь. Но если человек имеет миллион, то он в банк никогда не пойдет. Если я раньше мог взять кредит на усмотрение банка, то сейчас, при введении системы страхования вкладов, такая возможность отсутствует. Я считаю, что имел место лоббизм западного бизнеса, который таким образом избавляется от конкуренции со стороны своих российских коллег. Ни один начинающий предприниматель сейчас не может получить средства на развитие своего бизнеса. Все эти разговоры о поддержке предпринимательства, малого бизнеса - сплошная профанация.

- Получается некое противоречие. С одной стороны, войти в бизнес легко, потому что масса незанятых мест. С другой, внешние условия вхождения неблагоприятны.

- Так это не противоречие! Одно поддерживает другое. Свободное пространство остается именно потому, что его тяжело занять. В этом плане большую фору имеют олигархические структуры, которые у нас созданы. Наша экономическая политика вообще направлена на укрепление крупных структур.

- Кто сейчас идет в бизнес? Отличаются ли эти люди по личным качествам от тех, которые становились предпринимателями 10-15 лет назад?

- Если говорить о той сфере, в которой я работаю, то у нас как было 4 компании на всю Россию, так и осталось. Иными словами, на наше поле не пришел никто. Но уже известно, что в Подмосковье строится крупнейший в России завод по производству пластиковых карт. И строит его одна из самых влиятельных и денежных структур города Москвы. У кого есть деньги, могут позволить себе потратить 100 -200 миллионов.

- Деньги и раньше были так же важны или требовалось что-то еще? Например, удача.

- Повторю, что сейчас невозможно начать мелкий бизнес. У нас в стране созданы все условия, чтобы этого не произошло. Сейчас начать новый вид бизнеса может лишь та структура, которая имеет достаточное количество средств и может себе позволить диверсификацию.

- Вы сказали, что получили второе образование в Плехановском. В этом была какая-то необходимость?

- Да, конечно. В то время я еще работал на заводе, однако уже готовился к руководящим должностям, в том числе к экономическому руководству. Тех знаний, которые я получил в техническом вузе, явно не хватало. Ведь экономические знания в то время были в совершеннейшем загоне. Я заканчивал институт в 1979 году, когда экономика сводилась к политэкономии. И только то, что написано в " Капитале", объявлялось истиной. Все остальное знать было как-то не обязательно. Поэтому моей целью было повышение уровня знаний. И для меня первым, абсолютно удивительным открытием было то, что на Западе развиваются какие-то теории бизнеса, взаимоотношений...

- Предположу, что сейчас по мере роста компании вы все больше прибегаете к услугам профессиональных менеджеров.

- Мечта любого директора - иметь профессиональных менеджеров.

- А вы можете передать другим право принимать стратегические решения?

- Пока мне это не удается. Я каждый день хожу на работу. Но, тем не менее, есть области, в которые я не вникаю. Например, в печать, в электронику - в этом я не специалист. Зона моей компетенции - общее руководство. Планирование, стратегия и финансы, кадры.

- Но есть ли те, кому вы можете доверить дело в форс-мажорных обстоятельствах?

- Я выращиваю этих людей. Каждый руководитель должен это делать. Ведь мне уже скоро на пенсию надо будет выходить. У меня много детей, они учатся, будут создавать собственные семьи…

- Вы бы хотели, чтобы Ваши дети занимались бизнесом?

- Хотелось бы, конечно, чтобы они продолжили то, что я начал. По мере возможности они уже занимаются этим. В Ростове открылся филиал "Рускарт", генеральным директором там - мой старший сын. Однако он еще учится в РГУ, и понятно, что он там пока еще не в полной мере задействован.

- Вы много лет в бизнесе. Он изменил вас?

- Я пришел в бизнес, когда мне было почти 40 лет. К этому времени я уже сформировался как личность. В межличностных отношениях тоже мало что изменилось. Я руковожу людьми с двадцати одного года, и тот руководящий опыт, который я приобрел к 25-26 годам, практически не изменился.

- Вы говорили про необходимость создания коллектива. Подразумевалось ли под этим такое понятие, как команда?

- Команда может возникнуть только в том случае, если совпадают два фактора - общая собственность и общие моральные ценности. В этом случае можно говорить о команде, причем владение общей собственностью доминирует. Поэтому к определению "команда" в отношении сотрудников "Рускарт" я отношусь достаточно скептически. Слово "коллектив" здесь больше подходит, несмотря на то, что оно этакое "коммунистическое" и подразумевает более социально выровненные отношения.

Тем не менее, несмотря на отсутствие "команды", у меня люди не увольняются. Текучки нет, хотя мои сотрудники молоды, средний возраст - 30-35 лет.

- Вы можете сравнить свои представления о целях, которые достигали в качестве бизнесмена - сегодняшних и пятнадцатилетней давности?

- Изменения несомненны. Вначале я уходил из государственного предприятия с целью заработать денег и в этом реализовать себя. Сейчас пошел обратный процесс: самореализация осуществляется в процессе ведения бизнеса, а не зарабатывания денег. Осознание человека себя специалистом в своей области более важно и ценно, чем переживание им того приятного факта, что в свое время он сумел урвать нефтяную скважину. Я с гордостью могу сказать, что тот уровень производства, который сейчас демонстрируют наши передовые типографии, ничуть не ниже, чем на Западе. Достижение этого уровня было одной из главных целей моей деятельности за последние пять лет.

На крупнейшей выставке в Милане мы вообще фурор произвели - до этого там, кстати, не было русских. Когда я на семинарах показал фильм о деятельности компании, все почему-то были крайне удивлены качеством нашей работы. Ведь до сих пор существуют представления, что в России ходят медведи, и кроме снега здесь ничего нет. А у нас на самом деле еще с советских времен высококвалифицированные инженерные кадры.

Иными словами, в России есть все условия для ведения успешного бизнеса. Кроме главного - целенаправленной политики государства, направленной на развитие бизнес-среды.

- Если бы вы писали этакое "обращение к государству", какой была бы ваша просьба?

- Что такое государство? Это творение людей, которые создали определенный механизм управления. Насколько я себя помню - это, кстати, к вопросу, чем отличаются наши предприниматели от западных, - мы всегда играем в игру без правил. И эти правила меняются по ходу игры, их могут переписывать даже задним числом.

Большинство наших предпринимателей вышли из коммунистического времени, и они готовы к такому повороту событий. Что касается лично меня, при коммунистах я тоже был уверен, что найду себе применение. Нашему поколению предпринимателей без разницы, кто стоит у руля. Коммунисты - ради Бога, мы не пропадем. Придут капиталисты - то же самое. Анархисты - не беда! Демократы - без разницы! Есть общность людей, для которых государство отдельно, а мы отдельно.

Поэтому какой смысл обращаться к властям? Правды все равно никто не скажет, да они там наверху и сами не знают, куда мы идем.

- А эта общность осознала себя неким сообществом?

- Нет. Потому что у нас нет потребности бороться. Ну отберут у меня "Рускарт", так я возьму и что-нибудь другое сделаю. Повторю, что я отношусь к тому поколению, которое готово ко всему.

У меня жена из другого поколения, для нее такой поворот событий будет трагедией. Как это, она не сможет сделать прическу в хорошем салоне? А мы из того поколения, которое умудрялось жить вчетвером в семнадцати квадратных метрах. Мы знаем, что в любой ситуации можно жить и получать удовольствие от жизни. Поэтому кто будет нами руководить, мне, извините за выражение, по барабану. В любом случае я найду себе применение.

Вероятно, мы и есть та сила, которая, не договариваясь об общих целях и не образуя структурированных сообществ, тем не менее, скрепляет общество.

- Вы верите в перспективы бизнеса в России?

- Естественно. Вы почему-то все время сводите проблемы бизнеса к отношениям предпринимателей и государства. Но я считаю, что они развиваются по совершенно разным законам. Государство и бизнес могут помогать друг другу, могут мешать, но процесс развития все равно будет идти.

- Последний вопрос. Вы считаете себя успешным предпринимателем?

- Я себе нравлюсь. Я долго мыкался по разнообразным бизнесам - продажа-перепродажа, зачеты-перезачеты, когда, наконец, пришел в "Рускарт" и начал заниматься производством. Вышло так, что я вернулся к тому, чему меня учили в институте и что я 15 лет с жадностью впитывал на социалистическом производстве. Такой богатый опыт было бы глупо не использовать.

СПРАВКА

Производственно-финансовая компания "Рускарт" - торговая марка, которая существует на рынке пластиковых карт с 1996 года. Сама компания была основана в 1992 году и в настоящее время является одним из лидеров в сфере производства пластиковых и картонных карт для различных областей применения.

Сегодня производится до 60 миллионов карт в год. "Рускарт" выпускает высококачественную продукцию с высокой степенью защиты. Специалисты компании, прошедшие стажировку за рубежом, постоянно углубляют накопленный опыт в производстве пластиковых и картонных карт, использовании новых материалов и передовых наукоемких и технологических процессов на основе новейшего зарубежного оборудования, а также внимательно следят за развитием рынка смарт-технологий в России и за рубежом. Компания "Рускарт" заняла свое место на рынке пластиковых карт России, признана равноправным и надежным партнером многими общественными организациями и государственными учреждениями, крупными российскими и зарубежными компаниями.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Центр политических технологий подготовил первый выпуск аналитического мониторинга «Выборы2018», посвященный конфигурации политических сил на старте кампании. В докладе проведен экспертный анализ избирательной кампании по следующим измерениям: партийно-политическая рамка, региональное измерение, а также политические портреты кандидатов. Авторский коллектив: Игорь Бунин, Борис Макаренко, Алексей Макаркин и Ростислав Туровский.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net