Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

30.06.2014 | Марина Войтенко

Промполитика на холостом ходу

По данным Росстата, в мае-2014 промышленное производство выросло на 2,8% к аналогичному периоду прошлого года. С декабря-2013 – это максимальный результат. Показатель января-мая несколько ниже – 1,7%. По предварительной оценке, ожидаемый темп промвыпуска по итогам 2014 года может оказаться в интервале 2,0-2,2%. Главное основание позитивных ожиданий – ситуация в обработке, где с четвертого квартала 2013 года наблюдается ускорение в годовом выражении. В январе-мае-2014 – 103,4% против 98,9% годом ранее и в мае, соответственно, 104,4% против 98,1%. В лидерах – черная металлургия, нефтехимия, пищевая и легкая промышленность, производство стройматериалов.

После сезонной очистки динамика, правда, выглядит заметно скромнее. По версии Росстата, в мае промышленность прибавила 0,1% (пока худшее значение за текущий год, за исключением падения в январе). По расчетам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования – 0,2%. При этом поотраслевая конъюнктура явно расколота. Производство товаров, ориентированных на инвестиционный спрос, за пять месяцев сократилось на 1,2%. Причем в мае оно рухнуло сразу на 3,3%, сделав отрицательным весь свой незначительный прирост, накопленный в начале года. В итоге майский PMI (индекс деловой активности), хотя и поднялся до 48,9 пункта (в апреле – 48,5 пункта), остался ниже отметки в 50 пунктов, свидетельствующей о начале устойчивого роста.

Тем не менее, согласно опросам предпринимателей (ИЭП им.Е.Т.Гайдара, ЦКИ ВШЭ, Росстат), пессимизма в промышленной среде стало несколько меньше. В ИЭП, например, констатируют: доли ответов при оценке спроса «нормальный» и «ниже нормы» практически сравнялись, состоянием же запасов удовлетворены 69% респондентов (что близко к историческому максимуму). Подрос индекс предпринимательской уверенности Росстата – в добыче с «-5%» до 0%, в обрабатывающих производствах с «-8%» до «-3%». Баланс оценок спроса, правда, остался в отрицательной области, но улучшился по сравнению с прошлым годом.

На горизонте шести месяцев число ожидающих роста производства и улучшения положения дел в своей организации, по данным Росстата, превысило «корпус» пессимистов в добывающих отраслях на 17 п.п., в обрабатывающих – на 25 п.п. Результат в принципе не плох, но отнюдь не повод бить в литавры – по трети респондентов в опросах ИЭП и ЦКИ ВШЭ подчеркивают неясность общеэкономической ситуации и ее перспектив, а также непонимание проводимой государством политики в сфере промышленности. При этом инвестиционные намерения предприятия улучшают «воробьиным шагом» - планы неувеличения или снижения капиталовложений все еще преобладают над заявлениями об их расширении[1].

Между тем, как известно, промдинамика для прогнозов экономического роста в целом – основание не слишком надежное[2]. Существенно более репрезентативны именно инвестиции. В мае они в годовом выражении сократились на 2,6%, за пять месяцев-2014 – на 3,8%. Заметим, однако, что темп падения по сравнению с январем замедлился почти вдвое. Другой обнадеживающий признак – постепенное сокращение отставания объема сальдированного финансового результата (прибыль минус убыток) в реальном секторе относительно уровня прошлого года: январь-февраль – 68,5%, первый квартал – 82,3%, январь-апрель – 95,0% (1934,8 млрд. рублей). Этот тренд однозначно показывает, что в промышленности началось восстановление потенциала будущих инвестиций.

С другой стороны, абсолютно очевидно, что наблюдаемое (хотя и довольно неустойчивое) оживление промвыпуска захлебнется, если не станет прологом к подлинному инвестиционному росту, без которого реализация правительственного плана по повышению производительности труда (одобрен на заседании кабинета министров 19 июня[3]) может остаться очередным эпизодом в истории российских экономико-политических благонамерений. Именно поэтому реальное содержание практических действий государства, стимулирующих запуск инвестиционного мотора структурной перестройки и модернизации индустриальных производств становится в настоящее время критически важным. Двукратный разрыв по уровню производительности труда от стран ОЭСР (в 2,6 раза от США) – это уже общенациональный вызов. В поиске ответа 26 июня правительство, рассмотрев и одобрив проект закона «О промышленной политике», сделало знаковый шаг. Как подчеркнул премьер Дмитрий Медведев, документ «направлен на то, чтобы … то, что выпускается нашей промышленностью, было конкурентоспособным». При этом в регулятивной практике необходимо постоянно соблюдать «баланс … между конкуренцией и разумным протекционизмом» в виде господдержки.

Глава Минпромторга Денис Мантуров, представляя законопроект, основной упор сделал именно на этом, то есть, на создании «единой правовой базы, которая четко определяет правила, принципы и механизмы государственного стимулирования развития промышленности». При этом устраняются пробелы и противоречия отраслевого законодательства, определяются единые условия индустриального развития территорий, а также правовой статус промышленных парков и кластеров.

Среди предложенных механизмов господдержки:

включение показателей эффективности в качестве обязательного условия получения субсидий (в том числе, по процентной ставке)[4];

налоговые льготы и преференции для новых комплексных проектов (включая обнуление федеральной части налога на прибыль);

возвратное финансирование долгосрочных займов;

создание фонда развития промышленности, как строки в бюджете для пополнения капитала банков и институтов развития, которые, в свою очередь, будут кредитовать реальный сектор под 4,5-5% годовых;

новые принципы субсидирования НИОКР, предусматривающие обязательства бизнеса по выпуску определенных объемов продукции с использованием полученных результатов интеллектуальной деятельности;

создание государственной информационной системы промышленности для контроля за состоянием производства и выстраиванием системы отраслевых балансов;

Едва ли не главная новация проекта – введение понятия «специального инвестиционного контракта», по сути дела уже обкатанного на опыте режима промсборки в автомобилестроении. Теперь эту практику предлагается распространить и на другие секторы промышленности. Речь идет о системе федеральных и региональных льгот для инвесторов, создающих новые предприятия, ориентированные на выпуск оборудования и высокотехнологичной продукции, не имеющих аналогов в РФ. Причем основной смысл контракта – закрепить взаимные обязательства инвесторов и властей неизменными на 10 лет. Налоговые каникулы будут действовать с 2015 года по 2025 год. Регионы получают право снижать их составляющую налога на прибыль и налог на имущество. Получатели льгот в рамках инвестиционных спецпроектов будут отбираться межведомственной комиссией и утверждаться распоряжением правительства.

Одобренный законопроект, уже получивший в экспертной среде название «о льготах промышленности» при всем уважении к замыслу предназначения и его политической целесообразности (за него ратуют практически все парламентские партии) вызвал немало вопросов. Главные из них, пожалуй, состоят в том, как все эти новации согласуются с бюджетным планированием и стратегиями развития регионов, сталкивающихся в настоящее время со все более ужесточающимися финансовыми ограничениями.

Напомним, что на 1 мая с.г. региональный долг (без учета муниципальных образований) составил 1686 млрд. рублей, из которых 40% - кредиты банков, 27% - кредиты федерального бюджета, 26% - ценные бумаги, то есть, облигации субъектов РФ, еще 7% – их же госгарантии. Управление таким объемом долга идет трудно. В поправках к бюджету на 2014 год заложено увеличение субсидий для обеспечения сбалансированности казны регионов на 50 млрд. рублей и федеральных бюджетных кредитов еще на 150 млрд. рублей. Несмотря на это, по экспертным оценкам, дефицит консолидированных региональных бюджетов в 2014 году может составить не менее 1,2% ВВП (850 млрд. рублей). Будут ли готовы в этих условиях субъекты РФ предоставлять новые налоговые льготы, вопрос поистине риторический. Без радикального улучшения показателей долговой нагрузки в большинстве регионов их ожидаемый вклад в предполагаемые «инвестиционные спецпроекты» останется «воздушным замком» – еще одной «спящей» нормой, прописанной в законодательстве.

Вопросы к законопроекту задавались и на самом заседании правительства. Как будет выделяться земля для новых предприятий? Как к ним будет подводиться инженерная инфраструктура? Что будет делаться для снижения административных барьеров? Если в проекте основной упор делается на упорядочение инструментов промполитики, а каждый из них несет в себе риски коррупционности, то каким образом их минимизировать? Не приведет ли идея постоянности мониторинга состояния промышленности к созданию очередной громоздкой бюрократической системы сбора информации? Почему не включить в состав предлагаемых инструментов господдержки возможность компаниям относить на издержки расходы, связанные не только с подготовкой кадров, но и работой с вузами и т.п.?

На заседании 26 июня в ряде выступлений (глава «Северстали» Алексей Мордашов, вице-премьер, полпред президента в ДВО Юрий Трутнев) прозвучал по сути и главный вывод: концентрируясь на возможности применения тех или иных инструментов, законопроект оставляет за скобками вопрос о собственно содержании промполитики (от чего, кстати говоря, решающим образом зависит обоснованность применения разнообразных льгот) в условиях рыночной экономики, глубоко интегрированной в глобальное хозяйство.

В высокой степени примечательна и позиция бизнеса, четко сформулированная тем же Алексеем Мордашовым: главным инструментом роста промышленности в РФ будет формирование благоприятного бизнес-климата, который бы «основывался на прозрачности, рыночности, конкурентоспособности». Все ответы на возникающие вопросы, которые предстоит найти правительству, производны именно от этого. Иначе вся «машина» господдержки промышленности будет продолжать «работать» на холостом ходу. И все же, при всех оговорках, законопроект о промполитике – своевременный шаг в верном направлении. Хотя бы потому, что стоять на месте уже не получится.

Марина Войтенко – экономический обозреватель


[1] По оценке руководителей предприятий, опрошенных Росстатом (выборка – 3,4 тыс. организаций), средний уровень загрузки производственных мощностей в июне 2014 года составил 62%. При этом 91% респондентов считают его достаточным для удовлетворения спроса, ожидаемого в ближайшие 6 месяцев, 11% - избыточным.

[2] Положительные количественные характеристики расширения промвыпуска нередко сопровождаются деградацией его качества. Так, по оценке авторов журнала «Эксперт» Юрия Полунина и Андрея Юданова, доля быстрорастущих и предлагающих новую высокотехнологичную и инновационную продукцию компаний (так называемых «газелей»), составлявшая до кризиса 8-12% от общей «популяции» среднего бизнеса в РФ, в последние годы сократилась минимум вчетверо. См. «Эксперт» №26, 23-29 июня 2014 года, стр.13-21.

[3] В плане выделены семь направлений: (1) стимулирование инвестиций для целей обновления и модернизации производства (включая упрощение предоставления госгарантий и увеличение их объема, введение механизма проектного финансирования за счет кредитов ЦБ РФ, формирование фонда развития промышленности, предоставление налоговых льгот и т.п.); (2) внедрение системы поиска, утверждения и тиражирования наилучших доступных технологий; (3) принятие нормативной базы для проведения оценки рабочих мест и переоценки основных фондов с истекшим сроком амортизации; (4) формирование национального классификатора видов профессиональной деятельности, определение их востребованности на рынке труда, утверждение профстандартов союзами предпринимателей и переход от них к государственным стандартам профессионального образования; (5) обеспечение гибкости рынка труда и мобильности рабочей силы; (6) стимулирование компаний с госучастием к снижению издержек и созданию высокопроизводительных рабочих мест; (7) поддержка малого и среднего предпринимательства.

[4] Согласно постановлению Правительства РФ от 3 января 2014 года №3, механизм субсидирования (до 90% ставки рефинансирования ЦБ РФ, составляющей в настоящее время 8,25%) применяется к инвестпроектам от 150 млн. рублей до 2 млрд. рублей. 24 июня Минпром провел очередной конкурс проектов. Субсидии по ним составят 145 млн. рублей. Общая сумма кредитов по проектам – 8,7 млрд. рублей.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net