Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

13.01.2015 | Сергей Слободчук

Расстрел Charlie Hebdo и трансформация политической повестки

Трагедия во Франции, что называется, «по живому», перекроила общественное мнение – теперь власти любой из стран ЕС будут «продавать» инициативу поставок оружия, а то и военного вмешательства на Ближнем Востоке в обертке «борьбы против терроризма». Главный итог для внутренней политики ЕС – это даже не взлет популярности националов вроде Национального фронта Марин Ле Пен и Партии свободы Геерта Вилдерса, а риск, что на волне массовой истерии начнут поднимать голову настоящие фашисты и неонацисты. Как расстрел редакции Charlie Hebdo и последующие трагедии повлияют на политические настроения в Европе?

Для полноты картины надо признать, что предпосылки трагедии формировались более сотни лет. Можно начать отсчет еще с Первой мировой войны, когда власти Франции приняли решение завозить жителей Алжира и других колоний, чтобы восполнить нехватку рабочих рук. А можно стартовать со второй половины XIX века, когда Франция закрепила свой статус в качестве колониальной державы с владениями в Африке и на Ближнем Востоке. Сегодня же Французская республика занимает первое место в Европейском союзе как по соотношению мусульман к остальному населению, так и по темпам исламизации. Разные издания и компании приводят разные цифры, характеризующие количество проживающих во Франции мусульман. Но тому есть пояснение – французское законодательство запрещает сбор информации о расовой и религиозной принадлежности граждан Франции. Поэтому каждый из источников оперирует своими собственными расчетами. Например, аналитическая группа Gatestone Institute оценивает количество мусульман во Франции в 6 миллионов 500 тысяч человек, т.е. почти 10 % от общего населения, составившего в 2014 году 66 миллионов.

Но исламизация – это не только высокая доля мусульманского населения среди жителей Франции. В своем обзоре под названием «Исламизация Франции-2014», вышедшем в конце декабря 2014 года, за считанные дни до расстрела в редакции, Gatestone Institute акцентирует внимание на ключевых тенденциях данного процесса. В первую очередь автор обзора ссылается на секретный доклад французских спецслужб, обращающих внимание на «мусульманскую геттоизацию» внутри системы образования. Как свидетельствует доклад, ставший достоянием Le Figaro, французская разведка приходит к выводу, что студенты-мусульмане сформировали параллельное сообщество со своей собственной иерархией, существующее полностью отдельно от других студентов. А около тысячи французских супермаркетов, якобы утверждают разведчики, открыто продают исламистские книги, призывающие к джихаду против неверных. Также авторы доклада утверждают, что около 40 тысяч заключенных во Франции (т.е. около 60 %) – это мусульмане «в культурном плане или в смысле происхождения» И, наконец, Совет по международной политике Gatestone Institute приводит последние данные опроса Ipsos:

- 66% опрошенных считают, что во Франции проживает чересчур много иностранцев;

- 59% считают, что «иммигранты не особенно стараются интегрироваться» во французское общество;

- и, наконец, 63% опрошенных среди жителей Франции думают, что ислам является «несовместимым с французскими ценностями».

Если оценивать последствия расстрела в редакции и последующей волны насилия в политической плоскости, то подобные случаи работают на популярность крайне правых. Сразу же после трагедии Марин Ле Пен (Национальный фронт) выступила с эмоциональной речью и заявила, что к «гнусному нападению» привела «убийственная идеология». «Хочу взять на себя ответственность и заверить, что страх можно преодолеть. Вместо того, чтобы напугать нас, это нападение позволило нам свободно говорить об исламском фундаментализме. Мы не должны безмолвствовать», - цитирует прямую речь Ле Пен британская газета The Daily Telegraph. Марин Ле Пен настаивает на том, что «лицемерие» по данному вопросу должно прекратиться. «Мы не должны бояться говорить: эта террористическая атака была проведена во имя радикального ислама», - заявила Марин Ле Пен. Погружаясь во внутрифранцузский контекст, нужно обозначить, что популярность Национального фронта во Франции двинулась вверх, начиная с декабря 2014 года. Дело в том, что в декабре Франция пережила сразу три нападения на религиозной почве. Например, в Дижоне водитель с криками «Аллах Акбар!» пять раз наезжал на пешеходов, идущих по тротуарам – в итоге пострадали 13 человек. Поэтому расстрел в редакции сатирического журнала произошел, когда общественные настроения уже разогрелись.

Но, если быть точным, то каждая лихорадочная ситуация, наподобие расстрела редакции скандального журнала – это вода на мельницу уже даже не традиционных крайне правых, а настоящих нацистов и фашистов. К примеру, после того как Марин Ле Пен пришла на пост главы Национального фронта в 2011 году, она постаралась смягчить публичную риторику партии с целью завоевания новых сторонников. Поэтому сегодня позиция НФ во главе с Ле Пен для части ее электората выглядит как излишне мягкая – более радикальные силы отвечают на новый политический запрос в стиле «завинтить гайки».

И свежие социологические исследования подтверждают эту гипотезу. Последние опросы в Нидерландах засвидетельствовали резкий всплеск популярности Геерта Вилдерса и его «Партии свободы». А Геерт Вилдерс прославился тем, что занимает гораздо более резкую позицию в отношении иммигрантов-мусульман. Для иллюстрации, одна из самых известных фраз Вилдерса гласит «Я выгнал бы пророка Мухаммеда из страны, если бы он жил в наше время». В своих высказываниях Вилдерс много раз прямым текстом призывал запретить Коран, заявляя, что ислам является религией ненависти. Еще одна фирменная «фишка» главного правого политика Нидерландов - сравнивать ислам с фашизмом. А еще, по мнению Вилдерса, иммиграция из мусульманских стран может «похоронить голландскую культуру». Последние же события во Франции Геерт Вилдерс комментирует в том ключе, что Запад сегодня находится в состоянии войны против ислама. «Если мы продолжим бездействовать, то подобное произойдет и у нас», - предостерегает лидер голландских националов. Итак, по данным опроса компании De Hond, обнародованного в воскресенье, 11 января, если бы выборы проходили сейчас, то Партия свободы во главе с Геертом Вилдерсом получила бы 31 депутатский мандат – а это вдвое больше предыдущего результата. Для сравнения - на парламентских выборах в сентябре 2012 года Партия свободы получила 15 мест в Палате представителей Нидерландов.

Что касается Германии, то свежее исследование Bertelsmann Foundation утверждает: 61% немцев считают: исламу не место на Западе. А выступающее с резко анти иммигрантских позиций движение «ПЕГИДА» дает такую оценку трагедии: «Исламисты показали в Париже, что они вовсе не готовы к демократии, а хотят искать ответы при помощи насилия и смерти». Резкие оценки и призывы прозвучали и от имени первых лиц Лиги Севера (Италия), Датской народной партии и т.д.Если же говорить о том, как расстрел отразится на международной политике, то просматриваются следующие последствия. Во-первых, предсказуемый резкий всплеск антиисламских настроений не только во Франции, но и по всей Европе, включая Великобританию, ФРГ и другие страны. Трагедия во Франции, что называется, «по живому», перекроила общественное мнение – если завтра правящая администрация примет решение о полномасштабном участии Франции в военном конфликте на Ближнем Востоке, такое решение будет гораздо легче «продать» французскому обществу в обертке «борьбы против терроризма». И рядовой избиратель вряд ли задумается, что нападение на редакцию Charlie Hebdo – это жестокий, но закономерный итог колониальной политики. А главное – итог участия Франции как в военной интервенции в Ливию, так и в Сирию. Не говоря уже о том, что «Исламское государство Ирака и Леванта» - это часть сирийских вооруженных отрядов, получавших вооружение и боезапасы из стран Запада, включая Францию, США и т.д. Если же экстраполировать трансформации на ситуацию в Украине, то главная опасность заключается в том, что под ударом оказывается и наметившаяся позиция французского президента Франсуа Олланда в пользу мирного урегулирования вооруженного конфликта на Донбассе.

Сергей Слободчук – политолог (Киев, Украина)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net