Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

16.02.2015 | Марина Войтенко

Новая банковская реальность

13 февраля Владимир Путин провел встречу с членами правительства, руководителями Центрального банка и экспертами, в ходе которой основное внимание было уделено реализации плана устойчивого развития экономики и обеспечения социальной стабильности в 2015 году. Обсуждались решения, необходимые, чтобы этот документ «стал действенным руководством к достижению тех целей, которые в нем сформулированы». Как подчеркнул Президент РФ: «Все понятно, часто только не ясно, что конкретно нужно сделать в данный момент времени для того, чтобы все это было реализовано».

Действительно, вопросов по поводу антикризисных действий накопилось немало. Без корректировки бюджета-2015 финансирование намеченных мер остается в подвешенном состоянии. Законодательное оформление соответствующих поправок произойдет лишь в марте, к апрелю будут готовы отраслевые программы импортозамещения и, видимо, обозначатся другие актуальные пункты структурной повестки. Пока же идут интенсивные дискуссии о том, как приспособиться к новой реальности и каким образом трансформировать ее в экономическую модель, идущую на смену многодесятилетней углеводородной зависимости.

Впрочем, делается тоже немало. Во-первых, с начало года де факто начато 10%-ое сокращение госрасходов. Минфин предлагает «срезать» еще 600 млрд. рублей, что потребует политического решения об индексации зарплат бюджетникам, денежного довольствия военнослужащих и не менее 25 видов различных социальных выплат ниже фактической инфляции. Исключение только одно – 39 млн. российских пенсионеров. В МЭР полагают, что вопрос обсуждаем, но можно найти способ как обойтись без ножниц. В социальном блоке правительства от комментариев воздерживаются. Вопрос, как можно понять, отложен. Но, видимо, все же ненадолго, поскольку бюджетная ясность должна наступить к 27 февраля.

Во-вторых, разворачивается докапитализация банковского сектора на общую сумму в 1,55 трлн. рублей (550 млрд. рублей из средств ФНБ, в том числе 300 млрд. для ВЭБа, и 1 трлн. рублей – за счет ОФЗ, переданных Агентству по страхованию вкладов). АСВ уже внесло предложения в правительство о «разверстке» 830 млрд., которые получат 27 системообразующих банков[1], остаток зарезервирован на пополнение капитала региональных банков[2].

Распределение средств из ФНБ, как записано в антикризисном плане, будет происходить на основе специальных решений правительства. «Увязка» в этом случае однозначна – поддержка оказывается в целях финансирования приоритетных инфраструктурных проектов. ВТБ, к примеру, уже получил 100 млрд. рублей в капитал, которые должны быть направлены на реализацию четырех проектов в рамках инвестпрограммы ОАО РЖД. По одному из них (приобретение подвижного состава) железные дороги уже в первом квартале получат 35 млрд. рублей.

ЦБ РФ намерен стимулировать привлечение банками финресурсов и из других источников. Так, на минувшей неделе опубликован проект указания, разъясняющего порядок конвертации субординированного долга в акции кредитной организации. Этот механизм (вводится в полном соответствии с нормами Базеля III) объективно открывает возможности для повышения инвестиционной привлекательности банков. В какой мере он сработает, покажет время.

Как известно, сразу после повышения ключевой ставки до 17% ЦБ РФ ввел ряд временных послаблений для банковской отчетности, которые, по оценке регулятора, помогли сектору в целом сэкономить 0,9 п.п. от норматива достаточности собственных средств (ожидалось, что эффект будет выше – до 1,0-1,5 п.п.). Многим банкам это позволило удержаться на плаву, отодвинув реализацию рисков банкротств, отзыва лицензий, санаций и т.п. Вместе с тем, сами участники рынка все чаще признаются в том, что пребывание в такой параллельной реальности, позволяющей «дорисовывать» капитал, не может длиться вечно. Уже во втором квартале «экономия» по капиталу, вероятно, будет израсходована полностью из-за ухудшения качества кредитов.

Реальное положение дел в секторе, несмотря на уже принятые и принимаемые антикризисные меры, в лучшем случае выглядит как «пятьдесят оттенков серого». Итоги-2014 (представлены Банком России 13 февраля) неоднозначны: с поправкой на валютную переоценку банковские активы выросли на 18,3% (в 2013 году – на 14,1%); кредиты нефинансовым организациям – на 13,0%, физлицам – на 12,5%; совокупный кредитный портфель – на 12,9%. В то же время, качество последнего ухудшилось: объем просроченной корпоративной задолженности прибавил 33,9%, розничной – 51,6%. В первом случае удельный вес в общем объеме годового кредитования остался на уровне 4,2%, во втором существенно увеличился – с 4,4% до 5,9%. В январе-2015 эти два показателя составили 4,5% и 6,3% соответственно.

В 2014 году беспрецедентно вырос – на 56,9% (до 17,0 трлн. рублей) – объем депозитов юрлиц (с поправкой на валютную переоценку – на 24,0%), как прямое следствие снижения деловой активности. Вклады населения, напротив, сократились на 2,5%, при этом их доля в валюте увеличилась с 17,4% до 26,1%.

Более чем вдвое (до 9,3 трлн. рублей) расширилось фондирование в Банке России. В итоге доля его средств в пассивах кредитных организаций поднялась с 7,7% до 12,0%. Доля депозитов, размещенных Федеральных Казначейством – с 0,2% до 0,7%. Финансовый результат 2014 года – прибыль в размере 589 млрд. рублей – оказался на 40,7% ниже по сравнению с 2013 годом. Основным фактором падения стал прирост на 42,2% (на1,202 трлн. рублей) резервов на возможные потери (в позапрошлом году – на 16,8% или 411 млрд. рублей). При этом, подчеркнем, впервые за длительное время декабрь-2014 в целом по банковскому сектору оказался убыточным[3].

Результаты первого месяца зимы (с исключением влияния курсового эффекта) – рост активов на 5,1%, корпоративных кредитов – на 1,5%, при снижении потребительских ссуд и займов на 0,2% и сокращении вкладов населения на 2,5% – подвигли ряд экспертов к выводу о начале в РФ системного банковского кризиса. В аналитической классике одним из его признаков считается необходимость докапитализации банков государством в объеме более 2% ВВП. Позиция в 1,55 трлн. рублей в антикризисном плане правительства – наглядное тому доказательство.

В ЦМАКП уверены, что потенциал затягивания банковского кризиса еще далек от исчерпания, поскольку продолжают действовать, по меньшей мере, три негативных тренда: ускорение роста долга предприятий перед кредиторами из-за курсовой переоценки валютных займов; отрицательная динамика ВВП, все более ограничивающая доходы заемщиков; ухудшение соотношения внешнего корпоративного долга и официальных международных резервов РФ.

В январе-2015 серые оттенки жизнедеятельности российских банков резко потемнели. С поправкой на курсовую переоценку активы сократились на 2,6%, кредиты нефинансовому сектору и населению – соответственно на 0,5% и 0,7%. Депозиты юридических и физических лиц также снизились на 1,8% и 1,6%. Кредитное сжатие, правда, уменьшило спрос на деньги Центробанка. Их доля в пассивах банковской системы упала с 12,0% до 9,6%. Но одновременно в 1,7 раза (до 1 трлн. рублей) возросла доля более дешевых средств, привлеченных от Минфина. По мнению экспертов, резкие колебания объемов таких заимствований означают нарастание двойного риска – и продолжения creditcrunch, и усиления неустойчивости в структуре банковского фондирования.

Финансовый итог января малоутешителен – кредитными организациями получен убыток в 24 млрд. рублей (в январе-2014 была зафиксирована прибыль в 93 млрд. рублей). Примечательно, что резервы на возможные потери увеличились сразу на 284 млрд. рублей (в 2,8 раза выше среднемесячного показателя 2014 года).

Банковские аналитики не исключают, что при сохранении ключевой ставки ЦБ РФ в 15% и продолжении ухудшения качества кредитных портфелей сектор в целом зафиксирует убыток по итогам-2015. Размах прогнозных оценок – от «скромных» 150-200 млрд. рублей до алармистского 1 трлн. Понятно, что и банкам, и регулятору предстоит в ускоренном режиме приспосабливаться к новой реальности.

Очевидно, что пассивы будут несколько дешеветь вслед за торможением темпа роста цен. В течение года банкам придется снижать ставки по депозитам и кредитам (Сбербанк, например, уже объявил о сокращении с 18 февраля на 2 п.п. ставок для предприятий). Банк России дал понять, что «размышляет» о том, как несколько «подогреть» рынок потребкредитования за счет отмены повышенного коэффициента риска при ставках 25-35%. Могут быть расширены и лимиты фондирования банков (под 9% при обязательстве кредитовать клиентов по ставке не выше 11%) в формате так называемого проектного финансирования. К настоящему времени в правительство поданы заявки по 200 инвестпроектам – в январе одобрено лишь три на общую сумму 37,44 млрд. рублей. Процентная маржа, впрочем, естественно, будет концентрироваться у крупнейших участников рынка, способных позволить себе такие объемы.

Более массовый характер адаптации к новым обстоятельствам, причем не только банков и их клиентов, но еще (что очень важно) и застройщиков, могут обеспечить новации в ипотечном кредитовании[4].

В начале февраля правительством было принято решение о запуске масштабной программы субсидирования (через АИЖК) процентных ставок по ипотечным кредитам до уровня 13% годовых. На эти цели планируется выделить 20 млрд. рублей, что должно обеспечить выдачу 200–300 тыс. ипотечных кредитов на общую сумму 400–500 млрд. рублей. Расчеты строились исходя из средней ставки по кредитам в размере 18,5% годовых, 5,5% из которых будет дотироваться государством.

Окончательные условия программы станут известны до конца февраля. А первые кредиты по этой программе банки могут выдать уже в марте-апреле. Вместе с тем, открытым остается вопрос – сможет ли государство субсидировать процентную ставку по оформленным в рамках программы кредитам весь срок их действия (10, 15 и даже 30 лет)?

До конца февраля должны сформироваться и более четкие контуры еще одной программы помощи ипотечным заемщикам через СК АИЖК, предусматривающей предоставление «кредитных каникул» на срок до 1 года, во время которых заемщик будет вносить только минимальный платеж. На такого рода поддержку смогут рассчитывать россияне с двумя и более детьми, молодые семьи, матери-одиночки и бюджетники, купившие в ипотеку единственное жилье. Нет сомнений в том, что эта мера будет весьма полезной. Однако для масштабного купирования рисков и даже создания стимулов дальнейшего развития рынка его участникам придется сосредоточиться на внедрении новых продуктов, возможно, несколько отличных от классической ипотеки, и/или комбинированных со сберегательными технологиями. И, скорее всего, для продвижения многих предложений потребуется внесение изменений в действующее законодательство.

Текущий общеэкономический кризис уже вполне зримо проявил себя в банковском секторе, одновременно дав старт как его структурной перезагрузке, так и формированию новой архитектуры регулирования и надзора. По многим принципиальным вопросам регулятору еще предстоит определиться, тщательно отслеживая все перипетии приспособления кредитных организаций к новой реальности. Решения будут складываться непросто. Пока же ясно одно – российский банковский сектор вступил в очень непростой этап формирования своего нового облика.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Критерии этой выборки достаточно жесткие: банк-кандидат на 1 января текущего года должен быть участником системы страхования вкладов и соблюдать нормативы ЦБ РФ, доля кредитов физлицам (за исключением ипотеки) не может превышать 40% активов, акционеры обязаны увеличить за свой счет капитал не менее чем на 50% от суммы субординированного обязательства. Кроме того, банки не должны применять ограничения по корпоративному кредитованию, в том числе, в связи с действием санкций против России. Еще одно принципиальное требование – увеличение кредитного портфеля (по заемщикам из приоритетных отраслей) не менее чем на 1% в месяц. Объемы господдержки значительно различаются в зависимости от масштабов операций банков: от 6,3 млрд. рублей у «Совкомбанка» до 192,8 млрд. рублей у ВТБ.

[2] В настоящее время в РФ действуют 345 региональных банков. Принцип остается точно таким же, как и при распределении 830 млрд. рублей – господдержка не более чем на 25% от капитала. В ближайшее время должен быть установлен критерий отсечения: 1 млрд. или 5 млрд. рублей собственных средств банка. Напомним, для 27 кредитных организаций, по которым уже приняты решения. Планка по капиталу была установлена на уровне не менее 25 млрд. рублей.

Справочно: с 1 января-2015 минимальный размер капитала установлен в 300 млн. рублей. В норматив по итогам-2014 не уложились 12 банков.

[3] Одно из заметных слагаемых – списание банками за год 61,9 млрд. рублей долгов по выданным валютным кредитам (в 2013 году эта сумма была впятеро меньше). Рекорд за всю историю отечественной банковской системы обязан главным образом последним месяцам прошлого года: октябрь – 8 млрд. рублей, ноябрь – 11,4 млрд. рублей, декабрь – 24,3 млрд. рублей (!). В декабре-2013 объем списаний составлял лишь 2,7 млрд. рублей.

[4] Объем предоставленных физлицам ипотечных кредитов вырос за 2014 год, по данным ЦБ РФ, на 30,2% до 1,763 трлн. рублей. Задолженность физлиц перед банками по ипотеке в рублях увеличилась в целом на 33,4% до 3,384 трлн. рублей, по валютной (в рублевом эквиваленте) – на 21,9% до 136,4 млрд. рублей. По оценкам, объем выдачи ипотечных кредитов в текущем году может упасть на 30-40%, но и то в случае принятия срочных мер господдержки, а без таковых, как считает, например, глава ВТБ 24 Михаил Задорнов, и вовсе в 2,5 раза.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net