Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

20.05.2005

АВТОМОБИЛИСТЫ ОТСТАИВАЮТ СВОЮ "ПРАВОТУ" ОРАНЖЕВЫМИ МЕТОДАМИ

По улицам российских городов ездят десятки тысяч машин с оранжевыми ленточками и включенными фарами. Таким образом водители протестуют против инициативы Минпромэнерго запретить ввоз и эксплуатацию в стране правосторонних автомобилей. В четверг у Белого дома в Москве собралось несколько десятков автомобилей. А на Кутузовском проспекте "оранжевая оппозиция" на некоторое время перекрыла дорогу правительственным машинам. Является ли готовность не самых бедных слоев населения (от которых, по мнению ряда экспертов, зависит стабильность режима) окрасить свой социальный протест в актуальный политический цвет опасным сигналом для власти? Мнения Дениса Драгунского, Алексея Подберезкина и Алексея Макаркина.

Денис Драгунский, политолог, научный руководитель РНИ "Общественный договор":

Это большая ошибка считать, что "средний класс" - опора порядка. На самом деле опора порядка и существующей власти - это люди, которые живут плохо, но убеждены, что при новой власти будут жить еще хуже. А люди, которые живут хорошо, но убеждены, что при другой ситуации они будут жить еще лучше, как раз никакая не опора. Именно поэтому мудрые правители работают с теми, кто живет плохо, стараясь не ухудшать их положения. А улучшать его гомеопатическими дозами, но не оскорбительными (то есть прибавлять к пенсии не 15 рублей, а 200). А с теми, которые живут хорошо, мудрая власть работает по-другому: чтобы они не стали врагами, их положение нужно все время улучшать.

Поэтому наш размытый и отсутствующий средний класс непонятно как считать - как опору или наоборот.

Опорой Екатерины II были крепостные крестьяне. Опорой современной демократии также являются бедные люди, которые голосуют не рационально, а за некий свой образ "твердой власти", голосуют за "отца". Но быть отцом - это не только право наказывать, но и еще обязанность покормить. И вот нынешняя власть с этим не справляется. Потому что она являет собой странный гибрид.

Можно сказать, что, с одной стороны, власть сейчас проводит либеральный эксперимент. Я имею в виду социальные реформы, которые еще круче тетчеровских или рейгановских. Например, при Рейгане была мощнейшая страховая медицина и система социального найма жилья. Вообще, это три кита, на которых стоит социальная база любого государства - крыша над головой, гарантированное здравоохранение и бесплатное образование для детей. Во всем остальном люди рассчитывают на себя - "на хлеб заработаем". То есть наша власть делает страшную ошибку - она совсем выбивает почву из-под ног у своих граждан.

Но добро бы она была только либеральной. У нас это выражается в крайне правые формы, когда свобода превращается в ничем не стесненное торжество грубой силы.

Ведь почему запрещают правые рули? Потому что есть какие-то очень богатые люди, которые не хотят, чтобы часть населения покупала доступные ему подержанные иномарки, а хотят, чтобы она покупала у них, допустим, "Жигули". То есть это абсолютно антинародный шаг, как и вся эта реформа ЖКХ, потому что это выгодно только какой-то небольшой группе людей, а не каким-то социальным слоям или общественным классам.

Бывает так, что какая-то чепуха может рвануть. Если взять уроки революции, то они случались не там, где народу совсем плохо, а там, где власти, при том, что народу не очень хорошо, делают совсем глупый шаг. Например, революция 1917 года: все "рвануло", когда власти на фоне усталости от войны объявили дополнительную всеобщую мобилизацию и пытались ввести сухой закон.

Всегда можно сделать какую-нибудь глупость, которая выведет народ на баррикады. Например, ввести непомерный налог на машины, старше 5 лет.

Что касается оранжевых ленточек. Люди сейчас дразнят власть Украиной, потому что видят, как она испугалась. Но иногда такие дразнилки кончаются довольно серьезными вещами. Была такая тюрьма Бастилия, в ней сидело 14 человек. Один из них - известный маркиз де Сад. И однажды мимо тюрьмы бежала толпа людей. И маркиз высунулся из окна и закричал, что здесь мучают людей. Толпа повернулась и стала штурмовать Бастилию. И так далее.

Но наша власть этого не понимает и не видит опасности. Она боится только того, что в 2007-2008 году ее с этого места подвинут, что придут другие люди и начтут все обратно отнимать, судить и перераспределять. Даже не то, чтобы она так уж страшно этого боялась, потому что никто не угрожает ей тюрьмами и репрессиями, но она этого жутко не хочет. И это жуткое желание остаться застит глаза на все остальное и провоцирует на глупости, которые могут оказаться роковыми.

Алексей Подберезкин, директор Института современного социализма:

Я не думаю, что власть опирается на средний класс. Есть несколько категорий, по которым определяется средний класс: по доходам, например. В эту категорию мало кто попадает. В России принадлежность к среднему классу - это в большей степени самоидентификация. Профессор МГИМО, получающий 4-5 тысяч, тоже себя к нему относит.

В целом же это 10-13 процентов населения, и опорой такое количество по определению быть не может. А социальная поддержка президента - это, скорее, население ниже среднего класса. И то, что сейчас делает правительство в социально-экономическом плане, - жесткий и эффективный удар как раз по ним.

Монетизация льгот, например, ударила не только по пенсионерам, но и по военнослужащим.

Что касается "автомобильной" акции, то здесь кроме моды, кроме того, что называется стебом, есть очень серьезная и лично меня тревожащая основа - кампания, которая развернута сейчас против президента в либеральных кругах и на Западе, опирается на собственные программные ошибки либералов, критикуя таким образом президента и правительство, которое несет ответственность за предыдущие их действия в правительстве.

Получается несуразность - президент обозначает приоритеты, финансовый блок их искажает, а критикуют опять же президента. Или другая несуразность - неолибералы гайдаровского толка критикуют либералов вроде Кудрина.

События на Украине показали, что институты гражданского общества, про которые говорят, что их у нас нет, существуют. Именно они и используют в своих акциях эти ленточки. Вся эта оранжевая деятельность организована этими институтами. Мы недавно подсчитали, сколько общественных организаций, мелких и крупных, действует сейчас на территории России. Получилось, что сейчас существует 12 тысяч таких институтов. Давайте посмотрим, кто ими занимается. Власть с ними не взаимодействует практически никак. А вот извне ими интересуются и отчасти финансируют. Что, конечно, в условиях демократии совершенно нормально. Ненормально то, что властной системы взаимодействия (то есть диалога, поддержки и обмена опытом и информацией) с 12 тысячами организаций в нашей стране нет. А, например, в США есть немаленький бюджет для работы с такими организациями.

А оппозиция с этими организациями взаимодействует очень эффективно, и эта эффективность будет возрастать.

Поэтому прогноз простой: это очень перспективное поле для антипрезидентской компании.

Что касается "правых рулей", то, конечно, это не самый умный шаг. Выступая с ограничениями такого рода, власть затрагивает интересы около 30 процентов населения.

Правительство, увы, совсем не думает о последствиях своих действий, а думает только о макроэкономических показателях, о которых в развитых странах не думают уже лет 20. На первый план в качестве приоритетов государственной политики давно уже вышли такие социально-экономические показатели, которые действительно обеспечивают развитие общества и улучшение его благосостояния.

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий:

Действительно, ситуация такова, что в России, особенно на востоке страны, где автомобилей с правым рулем большинство, это очень серьезная проблема. И власть все никак не могла решиться на такой запрещающий шаг именно потому, что будут затронуты.конкретные интересы населения.

У нас сейчас такой период, что граждане на улицу просто так не пойдут. Есть политические активисты, но их не так много. А вот когда затрагивают конкретный частный интерес, то начинаются выступления.

За время правления Путина такое уже было - когда затрагивались интересы в связи с ОСАГО. Но если в прошлый раз выступления были более изолированы, то сейчас ситуация немножко другая. Выступления в связи с монетизацией, которая затронула другие социальные слои, часто вступали в конфликт с интересами владельцев иномарок. Тем не менее демонстрационный эффект этих акций затронул и владельцев частных автомобилей. Отчасти то же самое с оранжевыми ленточками. Они - демонстрационный эффект Украины. Но однако же украинский эффект слабо действует на пенсионеров. И главное, я не вижу кумулятивного эффекта, не вижу того, чтобы сплотило эти разрозненные протесты в нечто общее, действительно опасное для власти. Единого фронта обиженных нет.

А опор у режима несколько. Например, обедневшие группы, которые просто поддерживают власть, потому что "войны нет". И они чаще среднего класса ходят на выборы.

Что касается этого конкретного случая, то сейчас, наверное, это решение притормозят тем или иным способом, для этого у власти есть достаточный бюрократический опыт. Я думаю, что власть постарается максимально снизить значимость данной темы и все-таки договориться с этой частью населения, отложив реализацию проекта по запрещению правого руля.

Власть, конечно, осознает важность диалога с этой частью общества, но она после победы на последних выборах решила, что с некоторыми социальными группами работать необязательно. Все равно президента поддерживают. В других странах власть действует превентивно, а вот наша часто забывает, что существует некое меньшинство, но зато достаточно активное, способное отстаивать свои интересы. Поэтому активистам из этого меньшинства приходится отстаивать свои интересы, в том числе в оранжевых цветах.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net