Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

18.05.2015 | Марина Войтенко

Банки и кризис – худшее позади?

15 мая Росстат опубликовал предварительную оценку снижения ВВП в первом квартале. Оно составило 1,9%, что несколько ниже обнародованной в конце апреля оценки Минэкономразвития (2,2%). В правительстве в тот же день пришли к выводу, что худшие сценарии не реализовались.

В ходе совещания в Доме правительства Московской области, посвященного строительной отрасли РФ, первый вице-премьер Игорь Шувалов подчеркнул: «Нельзя сказать, что у нас все здорово, экономика в сложном состоянии, но такого кризисного состояния, в отношении которого мы отрабатывали все мероприятия нашего антикризисного плана и рассматривали увеличение финансирования, такой ситуации сейчас нет. … Постоянное апеллирование к кризису уже не уместно. Необходимо переходить к повестке развития».

Справедливости ради стоит отметить, что правительство не анонсирует резкий перелом тренда с бурным всплеском экономической динамики в ближайшие полгода. В Минэкономразвития полагают, что по итогам второго квартала спад несколько углубится (от 2% до 3% в годовом выражении), но в третьем наступит выравнивание и стабилизация с улучшением (то есть, выходом ВВП в положительную область) к концу года.

Ожидания оптимистичны и дискуссионны. ЦБ РФ пока не пересматривал своего прогноза: спад-2015 на 3,5-4% и продолжение-2016 с глубиной 1-1,6%. Двухлетнюю рецессию прогнозируют в Европейском банке реконструкции и развития – «-4,5%» и «-2,0%». Главная причина – «резкое падение цен на нефть усугубляет проблемы экономики, пораженной структурными дефектами». Согласно консенсус-прогнозу Интерфакса, в 2015 году ВВП РФ сократится на 4,5%, в 2016-ом вырастет на символические 0,3%[1].

Сходны предположения и у аналитиков, опрошенных агентством Bloomberg – спад на 4% и рост на 0,5 процента. В Центре развития НИУ ВШЭ на основе анализа 70 девальвационных шоков в различных экономиках мира в последние годы предполагают, что Россия останется в рамках общего тренда – падение в первый год после радикального ослабления нацвалюты (то есть, в 2015-ом) составляет 2%, на следующий год – 0,3% ВВП.

Поскольку 0,3% – это классическая статистическая погрешность, то споры о количестве роста после рецессии имеют мало смысла. Тем более что ситуация у основных внешнеэкономических партнеров далеко не благостная. По прогнозу агентства Moody's Investors Service (опубликован 12 мая), рост в Еврозоне в 2015-2016 годах не превысит 1,5%, Китай же будет тормозить с 7,4% в 2014 году до 6,8% в 2015-ом и 6,5% в 2016 году.

Что же касается качества роста и его источников (падение инвестиций пока второе глубже, чем ВВП) – Минфин и МЭР предсказывают от 1,5% до 2,6% ВВП, – то к остающимся без ответа старым вопросам добавляется немало новых. И прежде всего о ситуации в банковском секторе.

14 мая зампред ЦБ РФ Михаил Сухов представил несколько цифр об апрельских итогах: совокупный кредитный портфель в рублях вырос на 0,4%, в валюте – на 1%. При этом быстрыми темпами продолжает расти просрочка граждан по кредитам.

По данным Национального бюро кредитных историй, на 1 апреля 2015 года коэффициент просроченной потребительской задолженности (КП, рассчитывается НБКИ на основании информации от 3 000 кредиторов) составил 6,5% против 5,6% на 1 января 2015 года[2]. В абсолютном выражении она выросла почти на треть, что является рекордом с начала наблюдений в 2010 году. По оценке ЦБ РФ, на начало мая 2015 года просроченная задолженность россиян по кредитам составила 7,1%.

Вместе с тем, столь существенный темп роста показателя во многом носит статистический характер, поскольку объем выдачи банковских ссуд физлицам в первом квартале-2015 сократился на 3,4% (в аналогичном периоде-2014 – увеличивался на 2,7%). Тем не менее, риски реального разрастания «плохих долгов» в банковской рознице по-прежнему высоки и обусловлены, прежде всего, перспективами финансового состояния самих заемщиков. Согласно обнародованным 15 мая данным Объединенного кредитного бюро, россияне отдают на погашение кредитов более 40% своего дохода, что уже выше принятого в банковском бизнесе критического уровня кредитной нагрузки (35%). Поэтому нет сомнений в том, что, даже если темпы роста просрочки снизятся в течение ближайших двух кварталов, по итогам-2015 ее уровень все равно превысит показатель-2014.

Динамика финансовых результатов самих кредитных организаций тоже не вызывает чрезмерного оптимизма. По данным ЦБ РФ, убытки банков за апрель насчитывают 20 млрд. рублей (счастливое исключение – Сбербанк с чистой прибылью в 22,5 млрд. рублей, из которых 13,5 млрд. рублей – возвращенные ему налоги). Отсюда и прогноз по банковской рознице – рост по году на считанные проценты. Выраженная позитивная динамика у вкладов: рублевых – «+3%», валютных – «+4,3%». Но, сами банкиры не слишком уверены в ее устойчивости: вслед за ключевой ставкой регулятора цены депозитов будут снижаться (средняя максимальная ставка по вкладам у ТОП-10 этого рынка уже 12,4%), мотивация граждан остается под вопросом.

При всех спорах о том, по какому из возможных сценариев развивается ситуация в банковском секторе, качественная сторона дела сомнений не вызывает – риск системного кризиса (прежде всего, валютной и кредитной его составляющих) реализовался еще в конце 2014 года[3]. Картина же, наблюдаемая в настоящее время, достаточно противоречива. С одной стороны, валютный рынок демонстрирует относительную сбалансированность (обеспокоенный укреплением рубля ЦБ РФ даже объявил о закупочных интервенциях для пополнения резервов на $100-200 млн. в день), регулятор перешел к плавному снижению ключевой ставки, нормализовалось положение с ликвидностью[4], вкладчики более не пускаются в набеги на банки.

В то же время, налицо быстрое и резкое ухудшение качества кредитного портфеля банков (и розничного, и корпоративного), сопровождающееся обвалом прибыльности сектора (в первом квартале она составила 6 млрд. рублей) и существенным падением уровня обеспеченности собственным капиталом. Поэтому вполне логичен вывод экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования: на смену валютной турбулентности и кризису ликвидности идет углубление кризиса «плохих долгов» и декапитализации российских банков, который может оказаться довольно продолжительным, снизив уже в ближайшее время оптимизм макроэкономических ожиданий.

Напомним, что на поддержку банковского сектора (в первую очередь, на его докапитализацию) в правительственном антикризисном плане зарезервировано 1,5 трлн. рублей (из общей «стоимости» в 2,3 трлн. рублей). Дело, однако, движется с большим скрипом. 350 млрд. рублей из средств Фонда национального благосостояния получили ВТБ и Газпромбанк. 13 мая премьер Дмитрий Медведев подписал распоряжение об увеличении капитала первого уровня восьми банков[5] за счет приобретения Агентством по страхованию вкладов привилегированных акций или субординированных обязательств со сроком исполнения не менее 50 лет. По оценкам участников рынка, речь может идти о 404 млрд. рублей. В то же время, из зарезервированных 830 млрд. рублей на пополнение капитала 27 крупных банков через механизм ОФЗ заявки пока поданы только 12-ю кредитными организациями и лишь на 155 млрд. рублей (решения приняты по сумме около 130 млрд. рублей, которые будут предоставлены 8-ми банкам).

То, что не будет «выбрано» из лимита, правительство намерено отдать госкомпаниям и другим системнозначимым корпоративным субъектам, а также региональным банкам. Во всех этих вариантах критерии предоставления госсредств еще только предстоит выработать. По банкам в регионах (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга) Минфин обещает сделать это в июне. Одно из обсуждаемых предложений – снижение «порога отсечения» по капиталу с 25 млрд. рублей до 3 млрд. рублей.

Причину сдержанности банкиров многие наблюдатели видят в высокой вероятности не уложиться в норматив ежемесячного прироста кредитного портфеля на 1% при усилении риска разрастания «плохих долгов». Заметим, что на рынке уже зафиксированы альтернативные схемы повышения норматива достаточности капитала, когда крупные негосударственные пенсионные фонды (НПФ) входят в акционерный капитал кредитных организаций. Именно так, например, поступил НПФ «Благосостояние», закрывший в конце апреля сделку по покупке 10%-го пакета акций «Промсвязьбанка».

Обычно ослабление спроса на господдержку – признак улучшения экономической ситуации. Похоже, однако, что в этом конкретном случае – это еще и свидетельство, во-первых, неуверенности самих банкиров в скорости и глубине таких перемен. И, во-вторых, определенный показатель изначальной несбалансированности заявленных и отчасти уже принятых антикризисных мер. В недавнем (февраль-2015) обзоре по России, выпущенном Financial Stability Board (международной организации, осуществляющей мониторинг финансовых систем в странах «Группы 20-ти») говорится, что процесс оздоровления российского банковского сектора по-прежнему основан на использовании бюджетных средств, что «может создавать риски недобросовестного поведения для собственников банков, вкладчиков и инвесторов-санаторов». Иными словами, господдержка без распределения ответственности между всеми субъектами экономики может расслабить получателей настолько, что помощь окажется началом еще большего усугубления проблем.

Совещание (13 мая) у премьера Дмитрия Медведева показало, что об этом задумались, прежде всего, сами банкиры. Как сообщил на брифинге первый зампред правительства Игорь Шувалов, они считают – кабмину и банкам необходимо совместно проводить работу по изучению состояния крупных заемщиков, чтобы понять, требуются ли для них дополнительные меры господдержки, либо они в состоянии самостоятельно справиться с трудностями. Банки готовы серьезно рассматривать бизнес-планы, программы сокращения издержек, а также новые условия переоформления существующих кредитных обязательств. Но, нужно понимать и их резоны. Если государство настаивает на снижении кредитных ставок (Сбер с 15 мая снизил их для вновь выдаваемых корпоративных кредитов в среднем на 2 п.п., и это может стать в скором времени «новой нормой» для рынка), то оно должно разделять и риски «плохих долгов», работая с банковским сектором над реальным состоянием и платежеспособностью хотя бы крупных и наиболее важных заемщиков.

Движение в этом направлении с усилением оправданной поддержки реального сектора (то есть, банковских клиентов, способных ускорить экономику), похоже, может стать вектором перезагрузки антикризисных мер[6] и формирования искомой повестки развития. Большая системность и оптимизация вклада банков в снятие структурных ограничений будущего роста этим действиям явно не помешают.

[1] Обоснованность таких предположений в полной мере подтверждается и динамикой «Индекса Опоры RSBI» (совместного регулярного исследования Промсвязьбанка, агентства маркетинговых и социологических исследований Magram Market Research и «Опоры России»), отражающего деловую активность компаний малого и среднего бизнеса. В первом квартале текущего года показатель продемонстрировал умеренное восстановление (на 1,6 пункта до 41,4 пункта) относительно четвертого квартала 2014-го (39,8), но все еще находится существенно ниже заветных 50 пунктов, за которыми начинается рост.

[2] Наибольший рост доли просрочки зафиксирован в сегменте кредитов на покупку потребительских товаров (с 7,2% до 8,6%) и в сегменте кредитных карт (с 5,6% до 6,4%). В залоговом кредитовании отмечен наименьший рост КП. Так, в автокредитовании показатель вырос с 3,6% до 3,7%, а в ипотечном – с 2,5% до 3%.

[3] См. подробнее: ЦМАКП, «Что показывают опережающие индикаторы системных финансовых и макроэкономических рисков?», 15 мая 2015 года.

[4] Эксперты и участники рынка не исключают, что риски сжатия ликвидности могут усилиться после решения ЦБ РФ (13 мая) о ежедневных покупках валюты для пополнения резервов (в 2014 году было потрачено более $120 млрд.). В месячном выражении это будет означать предоставление игрокам (прежде всего, банкам) примерно 200 млрд. рублей, которые затем придется стерилизовать, сокращая лимиты по операциям рублевого рефинансирования.

[5] Утверждены два перечня. В первом – ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк и акционерный банк «Российский капитал» («дочка» Агентства по страхованию вкладов). Решение в отношении последнего воспринято рынком как подготовка к реализации предложения Минфина по созданию мегасанатора российских кредитных организаций (одной из форм, в которой может найти себя «банк плохих долгов»). Во втором – структуры, находящиеся под давлением персональных санкций: АКБ «Россия», АО «Банк «Северный морской путь», банк «Содействие общественным инициативам» и Российский национальный коммерческий банк.

[6] Некоторое представление о предельных сроках для выработки «замысла» дает продление ЦБ РФ до 1 октября ряда послаблений для банков в части валютной переоценки при расчете обязательных нормативов и реструктуризации валютных ссуд.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net