Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

25.05.2015 | Марина Войтенко

Бюджетное планирование с «циклической очисткой»

По данным Росстата, промвыпуск в РФ за четыре месяца 2015 года сократился на 1,5% по сравнению с аналогичным периодом-2014. В апреле показатель упал на 4,5% в годовом и на 6,5% в месячном выражении, с очисткой от сезонного фактора – на 1,6%. Главная неприятность – ускорение спада в обработке до 7,2%, отражающее ограниченные возможности новых вливаний по линии гособоронзаказа и продолжающееся сжатие потребительского и инвестиционного спроса.

В МЭР, впрочем, полагают: спад инвестиций в апреле замедлился до 4,8% (3,7% за четыре месяца). Оценки производства и импорта инвестиционных товаров, сделанные ЦМАКП, этого, однако, не подтверждают. Объем предложения (внутренний выпуск и импорт машин и оборудования, а также стройматериалов) по сравнению с мартом сократился на 9%, с начала года – на 18,9% (с устранением сезонности). В итоге показатель января-апреля составил 79% от уровня годовой давности (в том числе 71% в апреле).

С падением производства (в сравнении с мартом оно ускорилось в 7,5 раза) корреспондируют и апрельские итоги банковского сектора: сокращение активов на 2,8% и портфеля корпоративных кредитов на 3,5%, рост просрочки нефинансовых компаний на 6,9%, снижение объема депозитов и средств на счетах организаций (в рублевом исчислении) на 5,8%. Убыток кредитных организаций с начала года составил 17 млрд. рублей (в 2014 году за тот же период зафиксирована прибыль в 292 млрд. рублей).

По мнению экспертов, потерей 1,3% по итогам года в целом (в соответствии с официальным прогнозом МЭР) промышленность не ограничится. Спад, скорее всего, будет глубже. Это предположение, вместе с тем, пока никак не сказалось на ожиданиях годовой динамики ВВП. По оценке МЭР, его сокращение в апреле составило 3,5-3,7%. Тем не менее, инерция прогнозного оптимизма сохраняется. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев уверен, что спад-2015 может оказаться меньше прогнозных 2,8%[1]. Министр финансов Антон Силуанов называет 2,5%, при этом, по его словам, пик падения сдвигается на третий квартал. Такой транзит срока нащупывания экономикой «дна» (еще пару недель назад многие в правительстве были уверены, что все самое худшее уже позади) подтверждает и траектория сводного опережающего индекса, оставшегося в апреле в отрицательной области (-3,8%) и показавшего тем самым – в ближайшие два-три месяца выхода из рецессии не видно.

В то же время, Bank of America свои оценки динамики ВВП РФ в 2015-2016 годах улучшил: -2,8% и +1,1% против -4,0% и +0,9% парой месяцев ранее. Еврокомиссия также скорректировала прогноз – спад в текущем году на 3,5%, рост в следующем на 0,2%. Более реалистичными (после безудержного сверхоптимизма в конце 2014 года) стали ожидания экспертов ООН: спад-2015 на 3%, рост-2016 – около нуля.

Несколько «потеплел» и очередной консенсус-прогноз (составляется ежеквартально) Центра развития НИУ ВШЭ – падение ВВП в 2015 году достигнет 3,6% (предыдущая оценка – «-4,0%»), в 2016-ом возможен слабый рост, то темпы до конца десятилетия не превысят 2,0%[2].

МВФ также смягчил свой прогноз-2015 по снижению ВВП – с 3,8% до 3,4%. В 2016 году аналитики Фонда рассчитывают уже не на продолжение рецессии (спад на 1,1%), а на стагнацию на уровне 0,2%. Вместе с тем, сложившиеся структурные ограничения не позволят в дальнейшем разогнаться российской экономике больше, чем на 1,5% в год (во Всемирном банке еще более сдержаны – 1,1% к 2017 году).

В свою очередь Алексей Улюкаев, начиная с 2017 года видит возможность выхода инвестиций в рост примерно на 9,5% в год (в 2018 году их доля в ВВП должна будет насчитывать 22%). При этом темпы ВВП способны повыситься до 4,0-4,5%, то есть, опередить общемировую динамику (правда, при условии, что производительность труда будет увеличиваться не менее чем на 5% в год). Эти 5%, однако, должны стать следствием глубоких структурных трансформаций российского хозяйства.

Как ни относиться к оптимизму прогнозов, после их «циклической очистки» (читай – выхода из рецессии) качественной характеристикой состояния отечественной экономики остается ее структурный кризис. И этому системному вызову еще только предстоит найти адекватный ответ как в текущих, так и в перспективных планах правительства и денежных властей.

Аналогичные выводы содержатся и в заявлении МВФ (21 мая) по завершению первого мониторинга-2015 состояния российской экономики. По мнению аналитиков Фонда, «долгосрочный экономический рост остается низким, учитывая структурные проблемы». Ключевое значение для его повышения «имеют активизация проведения структурных реформ и предотвращение ослабления интеграции в мировое хозяйство». Что же касается собственно макроэкономической политики, то основная рекомендация – это максимально возможная осмотрительность.

Наряду с нормализацией денежно-кредитной политики темпами соответствующей динамике снижения инфляции и ее ожиданий, естественно, допустимо (хотя и в ограниченных размерах) налогово-бюджетное стимулирование. «Однако, - и это особо подчеркивают в Фонде, – необходим план среднесрочной консолидации в целях адаптации к дальнейшему сохранению более низких цен на нефть».

Похоже, однако, что миссия МВФ на сей раз едва успела к «последнему вагону». Судя по информации из Минфина РФ, напряженная работа как раз над такого рода планом в самом разгаре.

На минувшей неделе Минфин выдвинул целый пакет предложений, дающих ощущение начала структурного разворота. Чтобы к 2018 году выйти на сбалансированный бюджет, ведомство считает необходимым сокращать дефицит бюджета на один процентный пункт ВВП ежегодно. Министр финансов Антон Силуанов рассчитывает, что дисбаланс госказны уже в 2016 году не превысит 2,4% ВВП по сравнению с ожидаемыми 3,4% в текущем[3].

Первые расчеты к формированию федерального бюджета на 2016-2018 годы Минфин РФ подготовил, исходя из четырех сценариев. «Вариант А» предполагает финансировать расходы в конструкции, заложенной в уже сокращенный бюджет 2015-2017 годов. Но в этом случае избежать секвестра бюджета ниже 25,9% в номинальном выражении не удастся, а резервы иссякнут уже в 2016 году.

В отличие от «Варианта А» «Вариантом 1» предусматривается применение бюджетного правила на протяжении всей трехлетки. При этом дефицит-2016 увеличится до 4,7% ВВП, а расходы – до 21,4% ВВП. Кроме того, даже в 2018 году в Резервном фонде по-прежнему будет присутствовать дефицит в размере 1,2 трлн. рублей даже при условии, что его прекращают тратить, и туда начнут поступать первые послекризисные доходы.

Вновь накапливать резервы позволяет в большей степени соответствующий целям основных направлений деятельности правительства по выходу на бездефицитный бюджет в 2018 году «Вариант 2», предполагающий ежегодное сокращение расходов в реальном выражении на 5% в реальном выражении, а в номинальном уже в 2016 году – на 9,9-12,9% (с учетом госпрограммы вооружений и без нее). Это означает урезание по нарастающей финансирования госпрограмм в 2016-ом на 16%, в 2017-ом – на 20%, в 2018 году – на 30%. В соотношении с ВВП расходы бюджета на следующие три года составят 18,7%, 17,2% и 15,9% соответственно. При этом в конце 2016-го в Резервном фонде должно остаться чуть больше 1 трлн. рублей, что позволит отказаться от финансирования дефицита его средствами и накопление его объема с 2018 года.

С целью ограничить расходы бюджета, Минфин предлагает новую трактовку бюджетного правила[4] – «очистить его от эффекта девальвации», поскольку практика применения бюджетного правила не работает в условиях новых, резко упавших цен на нефть и сильно ослабевшего рубля.

Согласно расчетам Минфина, при сохранении статус-кво в интерпретации бюджетного правила расходы бюджета (а, следовательно, и дефицит Резервного фонда) оказываются почти на 1,5 трлн. рублей выше даже заложенных в действующем пока законе. Как пояснил 20 мая после обсуждения проекта бюджета правительства с президентом Антон Силуанов, идея ведомства состоит в том, чтобы базовую цену в долларах умножать не на прогнозируемый Минэкономразвития курс рубля, а на тот курс, который сложился бы при такой базовой цене. То есть, если, согласно бюджетному правилу, в 2016 году базовая цена нефти (рассчитанная как средняя за последние три года) сейчас составляет $87 (против заложенных в прогнозе МЭР $60) за баррель, то доллар должен был бы стоить около 40 рублей, а не 56,8 рубля, как сейчас предусмотрено макропрогнозом. По мнению министра финансов, «при $87 за баррель можно применять расчетный курс[5], который был бы при такой цене на нефть». Новая трактовка бюджетного правила, полагают в Минфине, позволит в 2016 году сократить расходы (с 2017-го уже не будет такой жестко необходимости сильно сдерживать их, так как при снижении базовой нефтецены начинает слабеть и привязанный к ней рубль) и добиться бездефицитности госказны (0,2%) к 2018 году. Кроме того, в этом случае корректировать правило и вносить изменения в действующее законодательство не придется.

Дефицит же пенсионного фонда остается проблемой для федерального бюджета во всех сценарных расчетах. Даже в «Варианте 2» трансферт в него из госказны из-за индексации пенсий и выплат по инфляции потребуется увеличить на 1,1 трлн. рублей в 2016-ом, на 1,2 трлн. – в 2017-ом и на 1,7 трлн. рублей – в 2018 году.

Реакция социального блока правительства на предложение Минифина об отказе индексации пенсий по уровню инфляции ожидаемо была негативной. Но в этом есть и немало лукавства. Ведь речь идет не о снижении уровня жизни пенсионеров, а о повышении эффективности деятельности самого фонда – не об отказе от индексации как таковой, а о привязке ее к росту доходов ПФР. Такое положение уже есть в действующем законодательстве, но с оговоркой «не ниже инфляции». Исключение же ее из правового поля означает необходимость качественной трансформации самой пенсионной системы.

Как подчеркнул глава Минфина, задача ведомства на этот год – «подготовка нового трехлетнего бюджета, который должен запустить необходимые структурные изменения в экономике. Нам важно сокращать текущие расходы бюджета, оставлять как можно больше ресурсов в частном секторе экономики. Бюджет не может заместить частного инвестора, а государство не может заменить частного собственника». Судя по «утечкам» в СМИ, этим целям в наибольшей степени может соответствовать «четвертый вариант» сценарных расчетов министерства финансов, учитывающий реализацию структурных решений, в результате которых в зависимости от конъюнктуры будет изменена модель распределения расходов. В первую очередь он предполагает оптимизацию социальных расходов, включая также сферу образования и здравоохранения. Но делать выводы о его приоритетности пока преждевременно, поскольку расчеты по этому варианту не производились, а детали его еще требуют прояснения.

Бюджетное планирование, таким образом, на деле разворачивается к задачам реальной реструктуризации экономики с постоянными стимулами к этому вследствие сдержанности в госрасходах и поступательного повышения их эффективности. В этом – важнейшее условие для запуска мотора инвестиционного роста. Главным же ограничителем такого маневра по-прежнему остается свобода политической воли власти в электоральном цикле, совпадающем по срокам с горизонтом предполагаемых корректировок.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] При этом в МЭР полагают, что отток капитала-2015 составит около $90 млрд., среднегодовая цена нефти - $55-60 за баррель, а среднегодовой курс доллара «расположится» в интервале 50-60 рублей. Прогноз по инфляции – 11,9% на конец года (к настоящему времени – уже 8,2%) пока не пересматривается. Вместе с тем, сохраняются шансы, что итоговый показатель может оказаться ниже (в годовом выражении к середине мая рост цен притормозил до 16%).

[2] С учетом результатов первого квартала это означает, что ВВП во втором-четвертом кварталах год к году должен сократиться на 4,2%. Долгосрочный консенсус-прогноз равновесного курса доллара к рублю на дистанции 2021 года исходит из 60 руб./$. При этом менее оптимистичными стали предположения относительно нефтецен. Кварталом ранее опрошенные эксперты не исключали, что Urals к 2021 году будет стоить до $90 за баррель. Нынешняя оценка – не выше $83.

[3] Стоит отметить, что и на текущий год прогноз Минфина несколько улучшился – ранее ведомство ожидало, что дефицит бюджета-2015 вырастет до 3,7% ВВП с 0,5% в 2014 году. Судя по всему, связано это по большей части с оптимизмом официальных макропрогнозистов. Динамика же самого показателя пока не дает оснований для таких выводов.

По данным Минфина, за январь-апрель дефицит федерального бюджета РФ составил 995,79 млрд. рублей, или 4,4% ВВП, что выше ожидаемого показателя-2015 (3,4%). Причем темпы разрастания «дыры» в госказне в середине весны ускорились – в первом квартале – 4,2%.

За четыре месяца объем поступивших доходов составил 36,3% (4,548 трлн. рублей) к утвержденному на текущий год уровню. Больше всего поступлений обеспечила Федеральная налоговая служба – 39,1% (2,456 трлн. рублей). «Взнос» Федеральной таможенной службы составил 32,5% (1,568 трлн. рублей) к годовым прогнозным показателям, других федеральных ведомств – 42,3% (514,237 млрд. рублей). От плана существенно отстает лишь Росимущество – 4,5% (9,3 млрд. рублей).

[4] Напомним, бюджетное правило – правило формирования российского бюджета, которое определяет максимальный уровень расходов, исходя из цены на нефть. Его целью является снижение зависимости главного финансового плана страны от конъюнктурных доходов. Суть правила состоит в том, чтобы перечислять в Резервный фонд дополнительные нефтегазовые доходы, которые формируются в случае превышения фактической цены нефти над прогнозной. После превышения объемом Резервного фонда планки в 7% ВВП дополнительные нефтегазовые доходы должны направляться в Фонд национального благосостояния. Кроме того, бюджетное правило устанавливает лимит на дефицит бюджета в размере 1% ВВП. Если цена на нефть снижается, то расчетная цена на нее определяется как средняя за последние три года.

[5] Среди обсуждаемых предложений есть и переход к расчетам базовой цены нефти в рублях по историческому курсу.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net