Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

12.10.2015 | Марина Войтенко

Бюджетный компромисс-2016

8 октября Правительство РФ, подводя промежуточные итоги многомесячной напряженной работы, определило основные параметры федерального бюджета следующего года. Как подчеркнул премьер Дмитрий Медведев: «Бюджет, несмотря на свою жесткость, адекватен тем возможностям, которые мы в настоящий момент имеем. Если раньше мы все время говорили об эффективности – это был лозунг дня, то сейчас это уже не лозунг, а неизбежность. Отступать просто дальше некуда».

В основу конструкции главного финансового плана страны на 2016 год заложены три главных принципа. Во-первых, должна быть обеспечена долгосрочная стабильность и устойчивость всей бюджетной системы, включая региональный уровень. Во-вторых, безусловным приоритетом остается выполнение социальных обязательств. В-третьих, реальному сектору необходима поддержка в адаптации к складывающейся ситуации, продолжении технологической модернизации экономики, развитии инфраструктуры и реализации программ импортозамещения.

В цифрах бюджетная идеология выглядит следующим образом: доходы – 13,58 трлн рублей (17,3% ВВП), расходы – 15,94 трлн рублей (20,3% ВВП), дефицит – 2,36 трлн рублей (3,0% ВВП). Для сравнения напомним, что в текущем году эти показатели в долях к ВВП складываются соответственно в 18%, 20,9% и 2,9%. Дефицит почти полностью предполагается профинансировать из Резервного фонда: из 3,4 трлн рублей его средств (на начало 2016 года, по оценке Минфина) на эти цели будет потрачено 2,14 трлн рублей. Помимо этого зарезервированы возможности взять из «подушки безопасности» еще 500 млрд рублей и выйти на внешние рынки с заимствованиями до $3 млрд.

При прогнозируемой инфляции-2016 в 6,4% расходы к концу следующего года в реальном выражении сократятся на 3,5%, доходы – на 3,4%. Первоначально планировавшуюся задачу снижения госрасходов не менее чем на 5% решить в полном объеме не удалось. Не изменилась и их общая направленность – на силовой блок и социальную сферу по-прежнему приходится 60% расходных статей. Из каждых 100 рублей в 2016 году, подсчитали журналисты газеты «Ведомости», федеральная казна потратит 19,2 рубля на оборону, 12,7 рубля на правоохранительную деятельность, 27,6 рубля - на социальную защиту, 15,9 рубля – на поддержку экономики (в основном за счет субсидий), 3 рубля – на здравоохранение, 3,6 рубля – на образование.

Из-за снижения нефтецен (в проект бюджета заложены среднегодовые $50 за баррель) Минфин изначально планировал (чтобы вписаться в 3%-й дефицит) умерить траты на 900 млрд рублей. В итоге пришлось изыскивать дополнительные доходы. За счет сохранения ставки экспортной пошлины на нефть в 42% (ранее в рамках налогового маневра в «нефтянке» предполагалось, что она будет уменьшена до 36%) удалось привлечь 192,1 млрд рублей. Еще 99,5 млрд дает дополнительный НДПИ на газ, 55,6 млрд принесут в бюджет увеличение ставок и введение новых видов утилизационных сборов, 110,5 млрд рублей – зачисление в госказну доходов от размещения средств суверенных фондов и 90% прибыли центрального банка (ранее взималось 75%). Наконец, почти 40 млрд рублей – эффект от сбора с тяжелых фур.

Что касается дополнительной фискальной нагрузки на нефтегазовый сектор, то Минфин уверяет: речь идет о разовой акции. В Минэнерго не исключают, что результатом могут стать снижение на 20% инвестиций компаний и падение уже в 2016 году добычи на 1,4-1,9%. Частные нефтяные и газовые корпорации уже заявили о планах сокращения выплат дивидендов в будущем году (государственным компаниям, тем не менее, придется укладываться в «норматив» – не менее 25% консолидированной чистой прибыли на эти цели).

Еще одно решение не в пользу экономического роста, убавляющее инвестиционный потенциал на 342,2 млрд рублей – мораторий на накопительные пенсионные взносы-2016. Эти средства зачисляются в специальный бюджетный фонд и будут использоваться при необходимости по решению Президента РФ или Председателя Правительства. Один из наиболее вероятных «адресатов» – повторная индексация пенсий (сверх 4%-й, запланированной на февраль-2016) по итогам первого полугодия следующего года.

Эксперты предлагают направлять эти деньги НПФ на инфраструктурные проекты, выбранные правительством[1]. Компромисс такого рода в принципе все еще возможен, но далеко не очевиден, что отнюдь не способствует снижению общей неопределенности в содержании экономической политики.

Несколько больше ясности со вторым бюджетным антикризисным фондом, создаваемым для поддержки отраслей экономики в объеме до 150 млрд. рублей (из них 75 млрд уже «назначены» на стимулирование агропроизводства). Но и здесь приоритеты расходов еще только начинают выстраиваться в некую систему. Да, и источники – в основном переходящие остатки по бюджетным статьям и дополнительные ненефтегазовые доходы – не выглядят гарантированно устойчивыми.

Макроэкономический результат бюджета-2016 обещает быть довольно скромным. В базовом варианте прогноза МЭР начавшийся восстановительный рост составит 0,7% ВВП. Основные источники – постепенное возобновление спроса (после падения в текущем году реальных располагаемых денежных доходов населения на 4%, реальных зарплат – на 8,1% и розничного товарооборота на 8,5% динамика этих показателей в 2016-ом покажет «-0,5%», «-0,2%» и «+0,4%» соответственно) и оживление промышленности (до 0,6% в основном за счет увеличения запасов). Инвестиции, тем не менее, останутся в области отрицательных значений – «-1,6%».

По версии МЭР, «сверхзадача» 2016 года – создать надежные предпосылки для устойчивого роста в 2017-2018 годах – 1,9% и 2,4%, которые должны обеспечиваться темпами реальных доходов – 1,6% и 1,9%, реальных зарплат – 2,9% и 3,1%, торговой розницы – 2,1% и 2,3%, промышленности – 1,5% и 1,9% и инвестиций – 2,1% и 2,6% (на заседании правительства министр Алексей Улюкаев, впрочем, назвал цифры, отличающиеся от обнародованного накануне базового прогноза – 4,8% и 5,4%).

Инфляция в 2017-2018 годах должна достичь 6% и 5%. Нефтецены спрогнозированы в интервале $50-55 за баррель, курс рубля – в 63,1 и 62,5 руб./$. В 2016-2018 годах ожидается, что профицит счета текущих операций платежного баланса будет колебаться в пределах $61-69 млрд (в 2015 году – $76 млрд). отток капитала снизится с $87 млрд в текущем году до $57 млрд в 2016-ом и $55 млрд и $50 млрд в 2017-2018 годах.

В итоге к уровню 2014 года экономика вернется только в 2018 году, при этом среднегодовой темп в 2015-2018 годах достигнет лишь 0,3% (с учетом спада-2015 в 3,9%), что на порядок ниже ожидаемой средней скорости общемирового роста – доля РФ в глобальном хозяйстве будет продолжать сокращаться.

Между тем, ситуация, складывающаяся в экономическом мире в целом «не страдает» избытком комфортности, вероятность новых внешних стрессов для российского хозяйства по меньшей мере не уменьшается. Представляя на минувшей неделе обновленный прогноз Международного валютного фонда, директор его исследовательского департамента Морис Обстфелд заявил: «Через шесть лет после того, как мировая экономика вышла из самой обширной и глубокой послевоенной рецессии, заветная цель, активный и синхронизированный мировой подъем, остается недосягаемой. Несмотря на существенные различия в перспективах отдельных стран, новые прогнозы предусматривают небольшое, но почти повсеместное снижение темпов роста в ближайший период. Более того, риски ухудшения ситуации в мировой экономике представляются более выраженными сегодня, чем всего лишь несколько месяцев назад».

Глобальное хозяйство находится под давлением трех мощных факторов: замедления в Китае, вызванного началом перехода к новой экономической модели; существенного снижения цен на биржевые товары; предстоящего повышения процентных ставок в США, «которое может привести к последствиям для всего мира и усилить текущую неопределенность» (Морис Обстфелд). Поэтому, уверены в Фонде, мировой рост останется умеренным и неравномерным и, по прогнозу, составит 3,1% в этом году и 3,6% в 2016-ом (июльские оценки ухудшены на 0,2%; для сравнения: в 2014-ом мировая экономика выросла на 3,4%). Развитые страны прибавят 2,0% и 2,2%, развивающиеся – 4,0% и 4,5% (в прошлом году темпы в этих двух группах достигали 1,8% и 4,6% соответственно)[2]. При этом две крупные экономики – Бразилии и России, попавшие в 2015 году в рецессию (спад оценивается в 3,0% и 3,8%) останутся в ней, по версии МВФ, и в 2016-ом – падение ВВП достигнет 1,0% и 0,6% соответственно.

Напомним, что такие же ожидания у аналитиков во Всемирном банке. Отрицательные темпы роста прогнозируют и в банке России. Согласно базовому сценарию (представлен 11 сентября) в текущем году ВВП сократится на 3,9-4,4%, в следующем – на 0,5-1,0% и начнет расти только в 2017 году. 9 октября глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина в эфире «России 24» подтвердила предположения денежных властей: «Экономика перейдет в положительную область, если мерить квартал к кварталу, к концу следующего года». Более ранний срок будет зависеть от цен на нефть. Пока же центральные банкиры исходят из консервативных среднегодовых $50 за баррель. Инфляция-2016 может понизиться до 5,5-6,5%, что позволяет сохранять цель на 2017 год на уровне 4%, даже с учетом вероятных курсовых эффектов вследствие усиления волатильности валютного рынка после повышения ставки ФРС США.

Заметим, что оценки ЦБ РФ в экспертном сообществе воспринимаются как более реалистичные в сравнении с ожиданиями МЭР. «Если реальные доходы и инвестиции в следующем году падают, то не понятно, откуда берутся эти самые 0,7%?», – задается вопросом главный экономист ФГ БКС Владимир Тихомиров. Источники роста-2016, действительно, неочевидны. Тем более что многие решения по параметрам бюджета следующего года (заморозка пенсионных накоплений, увеличение фискальной нагрузки на нефтегазовый сектор, отсутствие маневра в снижении и перераспределении «непроизводительных» госрасходов и т.п.) их появлению способствуют мало. Неопределенности ощущений бизнеса добавляет и низкая эффективность антикризисных мер, принимаемых в текущем году – из зарезервированных на эти цели средств правительство к началу октября, по данным Счетной палаты, распределило лишь 28,3%.

Тем не менее, при всех остающихся вопросах проект бюджета-2016 носит знаковый характер, когда из духа и буквы финансового плана страны становится ясным: ресурсы компромисса с «новой реальностью», до предела перегруженной внешними шоками и внутренними структурными ограничениями, по сути, исчерпаны. Просто воспроизвести «взвешенные подходы» в 2017 году уже не удастся. Поэтому 2016 год будет проходить под знаком неизбежности радикального реформирования и структуры госрасходов, и в целом всей бюджетной архитектуры. Фундамент для этого закладывается, теперь важно не застрять на стадии «нулевого цикла».

[1] Чтобы деятельность НПФ не оказалась окончательно замороженной, ВЭБ резервирует около 400 млрд рублей пенсионных накоплений для передачи в частные фонды. Речь идет о средствах «молчунов», которые решат в 2015 году перевести их в НПФ. В этом случае в управлении у «частников» может оказаться 2,1 трлн рублей.

[2] По отдельным странам темпы 2015-2016 годов, согласно прогнозу МВФ, выглядят следующим образом: США – 2,6% и 2,8%, зона евро – 1,5% и 1,6%, Япония – 0,6% и 1,0%, Великобритания – 2,5% и 2,2%, Канада – 1,0% и 1,7%, Китай – 6,8% и 6,3% (после 7,3% в 2014 году), Индия – 7,3% и 7,5%, Мексика – 2,3% и 2,8%, Южная Африка – 1,4% и 1,3%, АСЕАН-5 – 4,6% и 4,9%, Саудовская Аравия – 3,4% и 2,2%.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net