Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

07.12.2015 | Татьяна Становая

Новая старая повестка

3 декабря президент России Владимир Путин обратился с традиционным посланием Федеральному Собранию РФ. Это стало первым посланием третьего срока Путина, где практически полностью отсутствовала антиамериканская риторика. В выступлении Путина также ни разу не была поднята украинская тематика, заполнявшая до сентября 2015 года практически всю политическую повестку. Президент вернулся, хотя и очень точечно, к вопросам институциональной либерализации, что в свое время составляло повестку дня Дмитрия Медведева, а также заметно больше внимания уделил вопросам поддержки развития бизнеса.

Выступление Владимира Путина показало, что на тактическом уровне полностью поменялась внешнеполитическая рамка по сравнению с 2014 и первой половиной 2015 годов: геополитический кризис, повлекший войну на Донбассе, санкции и политику сдерживания со стороны Запада, практически исчез из послания. Слова «Украина» и «санкции» не были упомянуты вообще, но, по сути, появляются в речи в виде «не всегда простых обстоятельств», что подразумевает отстранённость и определенный нейтралитет Путина в отношении ограничительных мер США и ЕС. Иными словами, санкции переведены из геополитической повестки в макроэкономическую и рассматриваются уже исключительно в контексте возможностей для поддержки отечественных производителей.

Пока это происходит на уровне риторики и скорее является частью изменения тактики внешнеполитического поведения, нежели общим пересмотром отношения к Западу, которое остается стабильно негативным с крайне низким уровнем доверия (взаимным). Во внешней политике Путин сосредоточился на антитеррористической проблематике, но в целом был подчеркнуто рационален. Это касалось и самого острого на сегодня вопроса – отношений с Турцией. Путин говорил, что Анкара «помидорами не отделается», но при этом обещал и «не бряцать оружием». Российскому президенту очень важно канализировать ответные меры, не допустив влияния российско-турецкого кризиса на сирийский процесс и отношения с западными партнерами.

Путин начал именно с темы борьбы с запрещенным в России ИГИЛ, что подчеркивало - страна находится в состоянии войны. Это состояние стало привычным для элиты, но поменялся враг: теперь вместо США и его «марионеток» (куда обычно относили киевскую «хунту») – это международный терроризм и теперь еще и Турция. Однако в отличие от противостояния с США, в данном случае речь не идет об идеологическом и ценностном противостоянии в контексте внутриполитической повестки. Это в определенной степени может способствовать снижению общего градуса агрессии в провластных СМИ (что в определённых кругах трактуется и как хаотизация информационной политики по сирийской проблематике, особенно учитывая появление со стороны пропутинских журналистов определенной критики в адрес сирийской кампании России). В любом случае, речь идет о попытке Путина заменить конфронтационную тактику более осторожной риторикой.

Во внутренней жизни страны наблюдается противоречивый тренд. С одной стороны, в вопросах внутриполитического управления сохраняются консервативные приоритеты, которые, хотя и не были ярко выражены, но звучали отчетливо. Путин несколько раз подчеркнул важность сплоченности власти и общества. «Понимать свою ответственность должны все: власть, политические партии, структуры гражданского общества, средства массовой информации», - сказал он, также, чуть дальше, призвав к сплоченности общество в контексте подготовки к думской кампании 2016 года. Наконец, вопросами консолидации Путин завершил свое выступление, процитировав Дмитрия Менделеева. «Разрозненных нас сразу уничтожат. Наша сила в единстве…», - сказал глава государства, вероятно, считая приоритет политической целостности системы неизменно и принципиально значимой константой. Это также означает, что политические преобразования в 2016 году маловероятны: новые эксперименты могут рассматриваться как дополнительные риски для страны, находящейся в состоянии войны. В то же время президент упомянул о необходимости легитимности выборов 2016 года – это означает, что Кремль не заинтересован в скандалах, подобных тому, которым завершилась избирательная кампания 2011 года. Тем более, что сейчас максимизировать любой ценой результат «Единой России» не надо – переход к смешанной избирательной системе позволяет увеличить количество провластных депутатов за счет одномандатников.

С другой стороны, совершенно четко получила поддержку президента либеральная повестка, касающаяся структурных институтов управления экономики и инновационного развития (хотя речь идет о точечной поддержке). Это декриминализации ряда статей Уголовного кодекса, а также сужение оснований для использования ареста как меры пресечения. Либерализация УК всегда была политически сложной темой - против этого выступали, прежде всего, силовики, утверждающие, что это играет на руку преступному сообществу (понятно, что эти меры сокращают ресурсы силовых органов). До последнего времени в политике Путина наблюдался обратный тренд: скромные «медведевские» реформы уголовного законодательства были фактически обращены вспять и подверглись осуждению (на что, в частности, было направлено и т.н. «дело экспертов»). Многие призывы главы государства о сокращении давления на бизнес, прозвучавшие в прошлогоднем послании, были повторены вновь, что свидетельствует об отсутствии прогресса на этом направлении. В то же время предложена «контрреформа» института суда присяжных, что правозащитниками воспринимается весьма негативно, так как сокращение количества присяжных расширяет возможности давления на них (подробнее об этом в материале ниже).

В экономике сильная промышленная политика и элементы дирижизма сочетались с попытками повлиять на улучшение делового климата. Но в отличие от прошлогоднего послания, где внутренняя тематика была почти полностью вытеснена внешнеполитическими проблемами, в этот раз Путин практически полностью поменял приоритеты и уделил вопросам экономического и социального развития гораздо больше внимания. Президент впервые прямо ответил на ряд критических замечаний, которые звучали на протяжении последних двух лет в адрес власти: ее обвиняли в бездействии, рисках проедания резервов, опоре на единственную стратегию в виде ожидания возобновления роста мировых цен на нефть. Путин дал понять, что понимает серьезность ситуации, хотя и не считает ее критичной, и заверил, что государство будет снижать зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры.

Одним из предложений Путина, заставившим говорить о его возвращении к повестке Медведева-президента, стало предложение создать Агентство технологического развития – тема импорта технологий также была одним их важных пунктов медведевского президентства.

Однако комплексной программы стимулирования экономического роста и антикризисных мер так и не появилось. В то же время стоит отметить определенный разворот в сторону внешних рынков. В 2014 и 2015 году идея импортозамещения фактически превратилась в инструмент промышленных лоббистов по выбиванию для себя более протекционистских условий внутри страны за счет административного сокращения импорта. Это воспринималось крайне пессимистично, как вариант закрытия экономики, ее советизации, риск появления дефицита товаров и ухудшения их качества. Сейчас Путин сделал акцент на продвижении российских товаров на иностранные рынки, что выглядит более разумным, хотя и оставляет множество вопросов по реализации этой задачи. Речь идет о механизме инвестиционных контрактов с регионами, при котором бизнес освобождался бы от налога на прибыль, правительство закупало бы до 30% новой продукции, а остальное шло бы на внутренний и внешние рынки. Однако эксперты увидели в этом новый вариант обогащения за счет госзаказов. «Вновь подчеркну, будем поддерживать именно конкурентные отечественные производства. Ни у кого не должно быть иллюзий, что, прикрываясь импортозамещением, можно подсунуть государству и гражданам суррогаты или залежалый, да ещё втридорога товар», - предвидел подобные опасения Путин. Вероятно в рамках развития этой инициативы планируется и создание частной компании для продажи российских товаров за рубеж через интернет-площадку.

Но от протекционизма и сильной промышленной политики при регулирующей роли государства Путин не только не отказывается, но и предлагает ее усиливать. Президент попросил правительство подобрать специальные программы для поддержки отраслей, находящихся в зоне риска: строительство, автомобилестроение, лёгкая промышленность, железнодорожное машиностроение. Стимулирование производства опирается на меры государственной финансовой поддержки, а не на развитие конкуренции и снятие внутренних барьеров. Малый и средний бизнес, как напомнил Путин, получает поддержку через новую соответствующую госкорпорацию – через Фонд развития промышленности, который Путин предложил профинансировать еще на 20 млрд.

В то же время нынешнее послание, также как и прошлое, практически обошло вопросы бюджетной политики. Путин поддержал консервативную политику Минфина, призвав поддерживать дефицит на уровне не более 3%. Однако целостно бюджетная политика, которая ранее отражалась стратегически в бюджетных посланиях, выведена из сферы публичной политики.

Административная реформа была затронута очень поверхностно: Путин не стал вдаваться в детали, лишь обозначив отдельные темы, проработка которых передается правительству (а это снижает эффективность и скорость принятия решений). Путин предложил «сформировать единый, целостный механизм администрирования налоговых, таможенных и других фискальных платежей». Речь идет о создании единой автоматизированной системы, агрегирующей данные от Федеральной налоговой службы (ФНС) и Федеральной таможенной (ФТС), говорил «Ведомостям» федеральный чиновник. Об этом писала ранее пресса, называя это первым шагом на пути передачи в ведение Минфина таможни, ФСТ, налоговой службы. Вероятно, принято решение идти по менее радикальному варианту. Никакой комплексной административной реформы предложено тоже не было.

Много внимания было уделено вопросам делового климата, но в основном в контексте выполнения или оптимизации прежних решений. Предпринимателям Путин напомнил о создании госкорпорации по развитию среднего и малого бизнеса, а также пообещал сократить надзорные и контрольные органы. Об этом также в последние месяцы велось очень много разговоров, но и тут Путин не стал вдаваться в подробность и брать на себя ответственность за конкретные решения. Более того, вся либеральная риторика, касающаяся положения частного бизнеса практически не пользуется никаким доверием со стороны предпринимательского сообщества. О снижении давления на бизнес власть говорит с 2000 года, а в последние годы положение настолько ухудшилось, что проблема делового климата уже воспринимается как неизменный атрибут нынешнего режима.

Социальная политика была представлена хорошими новостями, наиболее острые углы президент пытался обойти. Путин обещал адресную помощь малоимущим (что, однако, можно трактовать и как сокращение общих социальных обязательств), продление на два года программы материнского капитала. В самой острой на сегодня теме социальной политики – здравоохранении – Путин лишь предложил создать в системе обязательного медицинского страхования специальную федеральную часть для финансирования сложных операций в федеральных учреждениях. Говоря об оснащении системы скорой помощи, Путин признал, что сейчас механизм обновления не работает и призвал правительство и регионы «решить» проблему. Подняв очень острую тему укрупнения больниц, школ, других социальных учреждений, Путин лишь обратил внимание на закрытие фельдшерско-акушерских пунктов в удаленных поселках, где президент призвал быть осторожнее.

В своем послании Путин впервые за три года вернулся к вопросам государственного управления, экономической и социальной политики, уйдя от агрессивного консерватизма, антиамериканизма и «духовных скреп». Однако комплексного подхода, структурных реформ экономики представить пока не получается. В подходе президента заложено два системных противоречия. В экономике это недооценка важности развития инициативы и защиты собственности и свобод, презумпции невиновности, снижения давления государства. Стимулирование экономического роста снова видится через механизмы господдержки. Во внутренней политике сохраняется прочная убежденность в необходимости консолидации общества и власти. Путин делает ставку на отказ от радикальных решений, предпочитая осторожные, «точечные» действия. Это неудивительно – жесткой мобилизации не выдержит ни общество, ни рыночная экономика, а масштабная либерализация требует значительных политических изменений, к которым система не готова. Остается стремление продержаться до изменения внешнеэкономической конъюнктуры (которого, впрочем, может не последовать даже в среднесрочной перспективе) и президентских выборов 2018 года, после которых может открыться возможность для проведения более жесткой и непопулярной экономической политики.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net