Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

29.07.2001 | Алексей Макаркин

Глобальная юстиция

В Европе разворачиваются гонения на израильских политиков, обвиняемых в преступлениях против человечности. В Бельгии суд готовится рассмотреть дело премьер-министра Ариэля Шарона, которого палестинцы обвиняют в причастности к убийствам в лагерях беженцев Сабра и Шатила в 1982 году. В ближайшее время иски могут быть поданы против начальника Генштаба Шаула Мофаза и командующего ВВС Дана Халуца.

В бельгийском законодательстве есть положение о том, что дела о преступлениях против человечности принимаются к рассмотрению судом вне зависимости от места совершения преступлений и национальности обвиняемого и жертвы. А власти Дании заявили, что только что назначенный посол Израиля в этой стране Карми Гилон будет арестован сразу же по прибытии - то есть до того момента, как он успеет вручить королеве свои верительные грамоты. Гилон ранее занимал пост шефа спецслужбы "Шин бет" и обвиняется в том, что пытал палестинцев во время допросов.

Не исключено, что атака европейских судов на израильских функционеров закончится ничем. Ведь политическая составляющая этих обвинений очевидна, по крайней мере, в отношении Шарона. В течение почти двух десятков лет никто не пытался привлечь его к ответственности в европейском суде - в том числе и когда он был частным лицом, а не главой правительства. Это, разумеется, не означает, что Шарон априори невиновен - израильский суд спустя год после драмы Сабры и Шатилы установил, что он, занимая пост министра обороны, не принял надлежащих мер к предотвращению кровопролития. Однако именно теперь, когда Шарон находится у власти и занимает жесткую позицию в палестино-израильском конфликте, очень своевременно подоспело обращение в бельгийский суд. Можно предположить, что если бы Шарон из "ястреба" вдруг стал "голубем" (как это в свое время произошло с экс-президентом Израиля Эзером Вейцманом), то старая история не имела бы судебной перспективы.

Что же касается "казуса Гилона", то он еще более парадоксален. Работник МИДа, прибывающий в страну, в любом случае должен иметь при себе дипломатический паспорт. Так что его предполагаемый арест выглядит нелепо вне зависимости от того, успеет ли он вручить верительные грамоты и стать "стопроцентным" послом. Пример с израильтянами - лишь один из целого ряда эпизодов деятельности глобальной юстиции. То есть органов правосудия, национальных и международных, берущих на себя право решать, кто прав или виноват, вне зависимости от того, в какой точке земного шара совершено предполагаемое преступление.

Примеры известны. От сербских и (в последнее время) хорватских деятелей, периодически доставляемых в Гаагу к вящей радости Карлы дель Понте, до знаменитого "казуса Пиночета". Менее известны (потому что периферийны) суды над руандийцами-хуту, обвиняемыми в геноциде представителей конкурирующего племени тутси. Ярким (хотя не столь зловеще окрашенным) проявлением глобальной юстиции является и история с Павлом Бородиным, которого обвиняют не в преступлениях против человечности, а лишь в коррупции, что не помогло ему избежать пребывания в американском СИЗО. Еще один пример - перипетии дела Павла Лазаренко, бывшего премьер-министра Украины, подвергшегося уголовному преследованию в США за экономические преступления.

Казалось бы, все перечисленные выше примеры свидетельствуют о торжестве международного гуманизма в эпоху глобализации. Если в мире происходит процесс постепенного стирания границ на пути товаров, капиталов и идей, то почему бы не сделать то же самое в отношении судебных систем? Тем более что преследование подозреваемых в совершении преступлений осуществляют или авторитетные международные суды, или национальная юстиция стран с безупречной судебной репутацией (Бельгия, Дания, Швейцария и т.д.).

Однако сразу же возникает несколько неприятных для сторонников глобальной юстиции вопросов.

Во-первых, нет никакой гарантии, что суд сможет беспристрастно, отбросив все предубеждения подойти к разрешению дел, связанных с преступлениями, совершенными в совершенно иной обстановке, чем та, к которой привыкли судьи. Взять ту же Руанду, где количество хуту, обвиняемых в участии в геноциде, растет день ото дня. Среди тех, кому предъявлены обвинения (или уже вынесен приговор), католический епископ, священники и монахини, государственные деятели и ученые. На днях Италия отказалась выдать Международному трибуналу очередного разыскиваемого священника-хуту, посчитав, что ему не гарантировано объективное рассмотрение дела. Действительно, предыдущие приговоры выносились, как правило, на основании показаний свидетелей-тутси, которые вряд ли могут быть объективными.

Можно возразить: есть опыт "классических" международных трибуналов в Нюрнберге и Токио, осудивших немецких и японских военных преступников. Однако и им не удалось избежать решений, которые представляются, по меньшей мере, противоречивыми - например, смертного приговора экс-премьеру Японии Коки Хирота (его осудили на смерть с перевесом в один голос - шесть к пяти). Еще один пример: на Токийском процессе бывший глава МИД Японии Мамору Сигемицу был осужден к 7 годам лишения свободы - его признали виновным в "непринятии мер к обеспечению соблюдения конвенций, законов и обычаев войны в отношении военнопленных и интернированных гражданских лиц", а также в участии в ведении агрессивной войны. В 1954 году, спустя 6 лет после вынесения приговора, Сигемицу вновь возглавил МИД теперь уже демилитаризированной и демократической Японии. И никто в мире по этому поводу не протестовал.

Во-вторых, глобальная юстиция не исключает двойного стандарта. Судят преступников-хуту, но вероятные преступники-тутси остаются вне поля зрения международного правосудия. Возникли проблемы у Пиночета и Шарона, но, скажем, Фидель Кастро может свободно разъезжать по миру (если, конечно, здоровье позволит). Сербы уже давно стали постоянными клиентами Международного трибунала (при этом не только военнослужащие, но и, скажем, бывший глава МИДа и нынешний сербский президент, интеллектуал Милутинович), хорваты - только недавно (и пока лишь военные), а мусульмане, похоже, продолжают пользоваться негласным иммунитетом. Наконец, начинающееся судебное преследование израильских функционеров диссонирует со спокойным отношением европейских демократий к палестинским лидерам, в былые годы причастным к террору или "не принимавших мер" к его предотвращению. Впрочем, здесь скорее всего имеет место простая осторожность: арестуешь какого-либо палестинца, а в ответ взорвут бомбу напротив суда. Также вполне респектабельными политиками являются ныне лидеры национально-освободительных движений Африки (СВАПО, АНК, ЗАНУ), которые прибегали в своей борьбе к насильственным мерам. И, между прочим, именно международное сообщество в свое время сделало эти движения легитимными - в своих странах представители администрации и полиции иначе как террористами их не называли.

В-третьих, глобальная юстиция исходит из правил и норм, свойственных прежде всего правовым нормам Запада, которые не вполне применимы не только к Африке или Ближнему Востоку, но даже к Балканам, которые географически относятся к Европе. Как следствие - судебные решения, не признаваемые значительной частью граждан тех стран, где совершались преступления, и дискредитация в их глазах не только "глобальной юстиции", но и процесса глобализации в целом. Приговоры, делающие подсудимых героями и мучениками, играют контрпродуктивную роль для продвижения универсальных ценностей в неевропейских странах.

Отдаленный прообраз глобальной юстиции уже имел место в истории ХХ века. В советской Конституции 1924 года имелось положение о том, что преступление против трудящихся любой страны приравнивается к преступлению против трудящегося-гражданина СССР. Так что советский суд ("самый гуманный в мире") мог осудить любого "эксплуататора", который оказался бы в его руках. И такие случаи были - например, бывший белый офицер Дружиловский был расстрелян за фабрикацию документов, нанесших ущерб болгарской компартии. Вряд ли только современные "глобальные судьи" могут гордиться такими предшественниками.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net