Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

26.07.2001 | Борис Макаренко

Луддиты XXI века

Вся российская пресса, освещавшая саммит в Генуе, оказалась на удивление единодушной в своем отношении к пресловутым антиглобалистам, отношении, разумеется, резко негативном. Причем дело не только в естественной для прессе жажды сенсаций (по этому поводу антиглобалисты расстарались и дали горы питательного материала). Во многих публикациях и репортажах прослеживается либо полное неприятие антиглобализма как феномена, либо изумленное непонимание того, зачем люди всё это делают - часто между строк угадывалась старая идиома "с жиру бесятся". О требованиях антиглобалистов не говорилось почти ничего, зато все их безобразия были описаны в сочных красках. Чем можно объяснить подобное единодушие? И заслужили ли антиглобалисты такую оценку?

Начнем со второго вопроса. Если отвечать на него одним словом, то это слово "да". И набор вандалистских и скандальных акций, и присутствие в их рядах откровенных экстремистов - это вполне весомые "вещественные доказательства". Но беда односложных ответов в том, что за ними иногда теряется суть проблемы. А чтобы понять, почему антиглобалисты так себя ведут, постараемся понять, на кого они похожи.

Вторая половина 60-х. Движение против войны во Вьетнаме охватывает кампусы самых престижных американских университетов, которые приходится штурмовать с помощью национальной гвардии.

1968 год. Латинский квартал Парижа взрывается студенческими демонстрациями. Строятся баррикады, горят автомобили, вдрызг разлетаются стекла витрин. "Новые левые" выталкивают с политической сцены такую масштабную фигуру, как генерал Де Голль.

Та же эпоха. Волосато-бородатые хиппи в драных джинсах призывают заниматься любовью, а не войной.

Начало 80-х. Антиракетное движение в Европе всерьез угрожает планам НАТО разместить в "старом свете" новейшие американские ракеты средней дальности.

Та же эпоха. "Зеленые" и прочие экологисты мощно восстают против загрязнения окружающей среды и кое-где даже оказываются в парламенте (а нынешний министр иностранных дел Германии в их рядах дерется с полицией).

И чтобы закончить список: начало XIX века. Луддиты, выступающие против промышленной революции, громят станки и машины.

Что объединяет все эти (кроме, может быть, луддитов) столь непохожие друг на друга движения, и в чем они сродни сегодняшним антиглобалистам?

Во-первых, к сожалению, стихией разрушения. От ткацких станков до неудачно запаркованных авто, от вывороченных из мостовой булыжников до расквашенных носов полицейских и глаз, красных от слезоточивого газа. С точки зрения любого полицейского, все это - чистой воды хулиганство. И здесь антиглобалисты оказываются покруче многих из своих предшественников.

Во-вторых, состоянием "коммунитас". Вышедшая на улицу толпа обретает единую душу и общую волю, воспринимает все происходящее как нескончаемый карнавал, а на карнавале все позволено, нет никаких моральных норм и правил.

В-третьих, радикальным несогласием со сложившимся порядком - во всем или в каком-то одном, но очень важном вопросе. Привычные рамки западного общества становятся для них слишком тесными, а традиционные формы политического участия (партии, парламенты и т.п.) - слишком консервативными и неэффективными для защиты своих интересов. Выход они находят в том, чтобы проломить эти рамки.

В-четвертых, увлечением левой революционной фразой. В головах у участников этих движений царит невообразимая каша, но сварена она из одних и тех же ингридиентов - триада МММ (Маркс-Мао-Маркузе), приправленная Троцким, Гароди и братьями Кон-Бендитами. "Песнь для луддитов" Джорджа Байрона открывается фразой: "Дешевой ценою - ценою крови - купили себе свободу наши братья за морем". Этот же порыв спустя двести лет живет в среде многих "альтернативных движений".

В-пятых, негативной реакцией (особенно на первых порах) всего политического и общественного мейнстрима, который возмущался покушением на основы основ, недоумевал, как можно выступать против всем понятных целей и ценностей (задавить коммунизм во Вьетнаме, дать отпор советской ракетной угрозе, построить еще десяток дымящих фабрик, договориться о правилах поведения крупнейших стран). Впрочем, привычка к демократии быстро заставляла истеблишмент признать право "альтернативщиков" на протест и начать думать о том, а что не так в их обществах, если на их теле появляются нарывы радикальных движений?

На фоне общих правил антиглобализм выделяется большей "революционностью" и еще более абстрактными лозунгами (у богатых отнять и бедным дать - лозунг отнюдь не новый).

Зададим вопрос по-другому: а если бы этих движений не было, что-то бы изменилось? История не терпит сослагательного наклонения, но все же осмелимся предположить, что:без луддитов не было бы чартистов, без них - тред-юнионов, без них - лейбористов - без лейбористов - ярого "анти-анти-глобалиста" Тони Блэра;длиннее был бы скорбный ряд гранитных плит с именами погибших во Вьетнаме на вашингтонском Молле;шесть сотен "Першингов" и крылатых ракет стояли бы против сотен наших СС-20;с экологией в Европе было бы ненамного лучше, чем в российских промышленных городах;а без "хиппи" не было бы сегодняшних трудоголиков-"яппи".

Скорее всего и без "альтернативщиков" западные общества нашли бы противоядие своим болячкам, но это заняло бы куда больше времени.

"Гамбургский счет" к антиглобалистам выглядит отнюдь не столь однозначным. Почему же этого не хочет замечать российская пресса? Думается, главная причина в том, что современный российский истеблишмент (к которому принадлежат и журналисты федеральных СМИ) не приемлет не только революций, но и "р-р-революционности", причем не только в политике, но и в стиле поведения, ценностях. Коммунистической левизной, эгалитаризмом и уравниловкой наше общество наелось при старом режиме. Может быть, поэтому у нарождающейся постсоветской элиты всегда были популярны правые консерваторы (Рейган, Тэтчер а порой и Пиночет), а социалисты, лейбористы и прочие зеленые (вплоть до американских демократов) держались под подозрением.

Наша элита тянется к тем самым ценностям "золотого миллиарда", против которых выступают антиглобалисты. Тянется, понимая, что дотянуться удастся нескоро, что в этом "мире богатых" нас многие считают прозелитами, а то и "бедными родственниками". Такое ощущение ущербности раздражает, подталкивает к поиску виноватых. А виноватые тут-как-тут - антиглобалисты на саммите в Генуе.

Конечно, можно было бы поискать и другие мишени. Например, наследников чеховского злоумышленника, которые крадут километры медных проводов или делают врезки в нефтепроводы (тоже ведь против прогресса выступают). Или задуматься над тем, что соотношение доходов самых богатых и самых бедных в России составляет 14:1 (а в Москве, которая по сравнению с депрессивной российской глубинкой выглядит прямо-таки "мини-большой-восьмеркой", этот же показатель равен 45:1). Но с доморощенными бедняками и несунами возиться скучно - антиглобалисты куда более удобная мишень.

Негодовать и возмущаться по их поводу можно, наверное, даже нужно. Только вот если мы хотим попасть в "золотой миллиард", может быть, стоит, подобно американцам и немцам задуматься: а во всем ли они неправы?

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net