Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Политмнение

23.05.2001

"Джентельменский набор" для Любляны

Америке и России нужно, наконец, определиться с тем, как они будут в дальнейшем строить свои взаимоотношения. Что может быть и что будет сделано для определения модели отношений между двумя странами в Любляне? Свои точки зрения высказывают президент фонда "Политика" Вячеслав Никонов, заместитель генерального директора независимого фонда "Центр политических технологий" Борис Макаренко, директор Центра стратегических исследований Андрей Пионтковский, президент Института национальной безопасности Сергей Благоволин.

Вячеслав Никонов, президент фонда "Политика":

Место встречи лидеров США и России не имеет принципиального значения. Имеет значение сам факт встречи. До генуэзского саммита "Большой восьмерки" нашим странам нужно согласовать многие вопросы. Место избрано компромиссное, хотя и выгодное, но скорее не нам: Словения является одним из первых кандидатов на вступление в НАТО, и визит туда Буша может подкрепить заявку Словении на место в Северо-Атлантическом блоке. Но место встречи - это не главное.

Самое важное - определиться с содержанием двусторонних отношений на длительный срок. "Джентльменский набор", или список обязательных для обсуждения вопросов не очень интересен, ничего неожиданного там нет. А вот что будет составлять повестку дня российско-американских отношений на ближайшие годы - это на самом деле очень важно. Альтернатива выглядит так: или продолжится бесплодное бодание по вопросу о ПРО, расширении НАТО, отношении к Китаю, или же более важным будет признано позитивное взаимовыгодное экономическое сотрудничество и совместные действия против угрозы талибов в Азии, в разрешении балканского узла, по преодолению кризиса на Ближнем Востоке, в объединении Кореи. Когда России говорят: "Будете иметь дело с Ираном - мы вас накажем" - это путь в никуда.

Борис Макаренко, заместитель генерального директора независимого фонда "Центр политических технологий":

Утечка телефонных переговоров Буша со Шредером относительно того, что нам не будет оказана финансовая помощь, для российской дипломатии новостей не принесла. Мы об этом и так наверняка знали, соответствующие намеки сделаны нам давно и американской, и немецкой стороной. Конечно, это неприятный публичный эпизод, то, что такие подробности просочились в прессу, и ничего хорошего к нашему имиджу это происшествие не добавит. Но никто ведь и не ждал, что после встречи в Любляне на нас мгновенно прольется американо-немецкий золотой дождь. Это, конечно, делает несколько более неприятным фон всего события, но по существу это ничего не меняет.

Андрей Пионтковский, директор Центра стратегических исследований:

Мне кажется, что в какой-то степени наше взаимоопределение произошло, во всяком случае, обе стороны не будут больше играть в этакие "притворяшки", что мы члены одного элитного клуба, разделяющие одни ценности и преследующие одни и те же цели, а Америка - наш идеологический и финансовый спонсор, ведущий нас к демократии и процветанию. Мы - два разных государства с разными целями. А, кроме того, развеялась вторая иллюзия - теперь уже очевидно, что мы играем в разных лигах, из суперлиги великих держав мы, увы, выпали. Мы крупная, но не глобальная сверхдержава, как США. Если мы не будем вести фантомную борьбу за свой несуществующий супер-статус, то диалог пойдет нормально.

В обязательной повестке встречи есть два фантомных вопроса и один реальный. Фантомы - это ПРО и расширение НАТО. Реальный вопрос - наша торговля с Ираном. Почему первые два вопроса "фантомные" - да потому, что ни то, ни другое не угрожает российской безопасности. Совершенно ясно, что американцы будут разворачивать какую-то систему, параметры которой неясны в первую очередь им самим, и ясно, что нашему потенциалу сдерживания она тоже не угрожает. Максимум, что они смогут - оградить свою территорию от 50 боеголовок, а у нас их 1000. Для современного американского общества одна боеголовка, взорвавшаяся на территории США нанесет неприемлемый ущерб. Впервые стороны они нашли понимание. Сенсацией стала пресс-конференция Иванова, впервые он не повторял свою "мантру": "Договор о ПРО является краеугольным камнем…". Москва наконец готова к серьезному компромиссу.

Есть и проблемы. Москва-то готова, но значительная часть руководства США предпочла бы не модификацию договора о ПРО, (о чем нас еще недавно умолял Клинтон, а мы все отказывались) а просто выход из этого договора в одностороннем порядке. Но если президент Путин при встрече с Бушем четко скажет: "Мы понимаем, что ваша система нам не угрожает, и мы готовы обсудить с вами те параметры вашей НПРО, за которые она не должны выходить, и на этой основе подписать новую версию договора о ПРО" - американцам будет от этого очень трудно отказаться, после всех слов в адрес России, которые с их стороны прозвучали. Это будет политически очень трудно после того, что Буш наговорил. А если российская сторона продолжит тянуть резину, то через три-четыре месяца американцы просто самостоятельно из договора выйдут или, в конце концов, предложат нам нечто совершенно эфемерное. Я только что приехал из Мюнхена, где имел неформальную встречу с интеллектуальным штабом, экспертами администрации США как раз по вопросу о противоракетной обороне, и они просто боятся того, что Россия перехватит инициативу и предложит свой вариант, который трудно будет отвергнуть.

Сергей Благоволин, президент Института национальной безопасности и стратегических исследований

Ничего особенно загадочного в двусторонних отношениях наших стран нет. Проходили мы это все, еще в период существования Советского Союза, и когда шли переговоры между Горбачевым и Рейганом, так же политологи считали, что в происходящем есть какая-то загадка. Но загадок нет. Страны у нас с непростым наследием, и отношения у нас запутанные, но не более.

Никаких катастрофических событий во взаимоотношениях между Россией и США тоже не произошло. Это существенно, потому что после эмоционального всплеска в СМИ с обеих сторон, мы все же увидели желание двух стран выйти на уровень практического диалога.

Наивно было бы ждать, что мы будем столь же приоритетными друг для друга партнерами, как и в прежние времена. Новые масштабы толкают нас к тому, что и другие страны теперь в российской политике занимают большее место, чем в политике СССР. Это связано не только с уменьшением мощи нашей страны, но и со стремительным рывком ряда стран, ростом влияния местных "полюсов притяжения", не только мы уменьшились, они тоже выросли, стали активными игроками, а еще 15 лет назад делали то, что им велели из Москвы или Вашингтона.

С точки зрения США Россия тоже не единственный партнер для Вашингтона. Но это не означает, что Россия стала второстепенной страной, о чем у нас часто пытаются говорить, хотя бы потому, что в области ядерного оружия Россия у Америки единственный равный партнер, а во-вторых, располагает влиянием, особенно там, где американцы наиболее чувствительны. Эта встреча институционализирует новые отношения, которые будут сводиться к тому, что мы будем заново объективно друг друга оценивать, и в обозримой перспективе прежней наша роль не будет, но как бы не важны были нам другие регионы, без США мы прожить тоже не можем. США присутствуют везде, и для США Россия совершенно необходима, как важный и предсказуемый партнер.

События на мировой арене имеют часто хаотичный и непредсказуемый характер, и та система контроля, которая сложилась в годы великого противостояния двух сил, рухнула, ничего взамен ее не создано, и нужно общими усилиями что-то снова строить на ее месте. Мне откровенно не нравится идея многополярного мира. И в географии, и в физике полюсов только два. Правильнее говорить о системе ответственного партнерства, где совпали бы и собственные, и общие интересы, где каждый в зависимости от возможностей и ресурсов будет брать на себя ответственность за свою часть сформулированной и скоординированной политики. Есть группа стран, заинтересованных в том, чтобы стимулировать усиление хаоса, и ловить рыбу в мутной воде, использовать временные слабости того или иного активного участка процесса, увы, Россия уже ощутила на себе подобные действия. Многие институты, которые остались от послевоенного мира, нуждаются в существенном реформировании, прежде всего ООН, которая требует уже определенного, очень тщательно продуманного обновления. В Любляне на все эти вопросы ответить не удастся, но настрой на поиски взаимопонимания заложит основу для конструктивного сотрудничества. В нашем сотрудничестве в равной степени нуждаются и западные европейские страны, и Япония, и вообще все, кто заинтересован в стабильности в широчайшем положительном понимании этого слова.


Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net