Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

18 декабря в публичном пространстве появилась информация о прошедших обысках в доме Михаила Гуцериева и связанных с ним компаниях. При этом представитель группы «Сафмар» опроверг информацию об обысках: «Все компании группы «Сафмар» и ее руководитель Гуцериев работают в штатном режиме». Сам Гуцериев в интервью РЕН ТВ назвал сведения об обысках провокацией.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Злоба дня

25.12.2001 | Татьяна Иванова

ЦЕНА СВОБОДЫ ВОЗРАСТАЕТ?

Предположим, Анатолий Быков сидел бы не в СИЗО, а в тюрьме. Скажите, имело бы смысл Анатолию Быкову с просьбой о помиловании обращаться к Александру Лебедю? Допустим, Григорий Пасько сидел бы в тюрьме. Что, подписал бы его просьбу о помиловании губернатор Владивостока? Посадили бы, например, Доренко. И что? Московский мэр с удовольствием подписал бы ходатайство о его помиловании?

Вообразите себе, читатель, череду лиц наших региональных властителей. Это ведь всё очень выразительные лица, не правда ли? Это сильные личности, в суровой борьбе доказавшие право своё. Нам нетрудно представить себе и их противников, в том числе политических, тем более что многих из них мы тоже очень часто видели и видим по телевизору. И вот политический противник губернатора или главы республики совершает преступление. А может быть (вполне, увы) становится жертвой произвола. Имеет ли этому человеку смысл подавать прошение о помиловании, если без подписи губернатора просьба не будет рассматриваться?

А теперь представьте себе наш юг. Бесчисленных террористов, которых судят и осуждают местные суды. Наркотические деньги у родственников этих террористов. Сколько стоит помиловать приговоренного, скажем, к пожизненному заключению? Миллион долларов общественной (местной) комиссии по помилованию - хватит? Бюджет его республики - главе республики. Достаточно будет? Или нужно два бюджета?..

Теперь вообразим, что, например, президент Татарстана передает президенту Путину просьбу о помиловании имярек. Все комиссии всё, как у нас говорят, порешали, в местной печати опубликованы материалы дела, мотивы и доводы комиссии. Милуем, одним словом. А президент Путин, предположим, вник и решил: нет, этого парня миловать я не буду… Конфликт? Но может быть и другой конфликт. Вникнув, президент Путин скажет, допустим, президенту Илюмжинову: а чего это вы так жестоки? Помиловать!

Такой, кажется, не слишком значительный для жизни России указ, а может и поколебать вертикаль власти, которую наш президент с таким тщанием вздымает и силится удержать в вертикальном положении. Может, мы ещё всё же пообсуждали бы этот указ, может отложили бы подписание хоть на денек?…

Чуть-чуть истории. Известный правозащитник Валерий Абрамкин сообщает на своем сайте о событии, которое произошло летом 2000 года. Это событие не заметили тогда ни журналисты, ни политологи. Между тем, событие было замечательное. Тогда Россия уступила первое место в мире по относительному количеству заключенных (на 100 тысяч населения) Соединенным Штатам Америки. Чудо свершилось! Потому что первое место в мире мы держали со времен ГУЛАГа.

Сокращению числа заключенных помогла амнистия - акт милости к падшим. Заметим: никакой вспышки преступности в связи с амнистией не произошло. И это обыкновенное дело. Известно, что среди амнистированных вновь совершают преступления всего 1-2 процента. Среди тех, кто отсидел весь срок до конца - от 33 до 38 процентов. Что же это значит? Виталий Абрамкин отвечает: "Только одно. Значительная часть российских заключенных не представляют опасности для общества".

Амнистия - право государственной Думы. Право миловать, т.е. отменять или смягчать наказание, назначенное судом, принадлежит в нашей стране только Президенту России ( Статья 85 УК РФ).

1. Помилование осуществляется Президентом Российской Федерации в отношении индивидуально определенного лица.

2. Актом помилования лицо, осужденное за преступление, может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания. С лица, отбывшего наказание, актом помилования может быть снята судимость).

Но все просьбы о помиловании поступают вначале в Управление по вопросам помилования, входящее в аппарат Администрации Президента России. Управление обеспечивает работу Комиссии. Сотрудники Управления готовят документы по делу того или иного осужденного: запрашивают документы из различных государственных структур (исправительное учреждение, суд, службы социального обеспечения и т.п.), готовит материалы, необходимые для рассмотрения ходатайства Комиссией по помилованию и самим президентом.

Так было девять лет. А теперь вот будет иначе. Только президент может решать, как должен функционировать механизм помилования. И президент Путин избрал другой механизм. Он решил передать полномочия комиссии по помилованию в регионы.

Мотивы следующие. По мнению президента, с передачей помилования в регионы к делу будет подключена общественность. Как сообщает "Страна.ру", президент считает, что это - передача помилования в регионы - сузит возможность коррупции. Поскольку дела будут рассматриваться широким кругом лиц, а не узким в Москве. Видимо, ему внушили, что комиссия Приставкина брала взятки. Поверить в это немыслимо, но абсолютно убитый и раздавленный вид Приставкина в последние месяцы теперь разъясняется…

"Источник" из коего черпала свою информацию "Страна.ру", разъяснил и механику. По нынешней схеме, он утверждает, преступник может получить помилование, заплатив начальнику тюрьмы. "А тот, в свою очередь, договорится с комиссией".

Что же. Допустим, что это так. Живем в условиях рынка. Если есть услуга, значит, есть и цена на неё. При прежнем, значит, порядке, преступник платил начальнику тюрьмы. Как же быть ему, преступнику, после нового указа, если на свободу охота.

После подписания президентского указа прошения о помиловании будут направлять не в Москву, а по месту заключения кандидата на помилование в региональную комиссию при губернаторе. При этом, заметим, начальника тюрьмы никто не отменял. Без него никакие документы всё равно никуда не уйдут. В региональной комиссии, наверное, человек пятнадцать обозначится. При губернаторе! Папа что сказал?! Поняли, ваше губернаторское превосходительство, поняли…

Перед отправкой из регионов в Москву представление о помиловании должно быть опубликовано в местной прессе. То есть, в прессе, которая тоже при губернаторе. И уж только потом - к президенту. Потому что только он вправе решать… Ну, и так далее.

В администрации президента считают, что новый механизм помилования, предусмотренный в подготовленном к подписанию указе, "расширит общественную базу" помилования и "повысит авторитет губернаторов".

Конечно. И авторитет повысит. И благосостояние многих местных авторитетов, которые теперь будут сами решать, кого казнить, кого миловать. Кого по-быстрому выпустить из тюряги. А кого там сгноить. Особенно, повторим, своеобразная ситуация неизбежно сложится у нас на Северном Кавказе. Вот там в связи с особо суровыми приговорами участникам террористических банд у всех авторитетов, от которых будет зависеть помилование, очень сильно вырастет авторитет. Там ведь зазор есть замечательный: если ты сам спустился с гор, сдал оружие, иди, мирно паши землю. А если тебя поймали - не обессудь. В этот зазор, да при новом порядке помилования, надо полагать, немало отчаянно храбрых представителей маленького, но гордого и непобедимого народа… А ведь не было у осужденных террористов шансов за деньги выйти на свободу. Теперь, похоже, будет.

А ведь было у российских зэков такое право: обратиться прямо к президенту. В Москву. Нажаловаться там на местную власть, на её произвол, на сговор местных князьков с судами и прокурорами - нажаловаться от души. Всю правду про них рассказать. И потом до конца дней вспоминать, как победил, кажется, непобедимых, как доказал, что не виноват - и президент услышал. Было у них такое право. Теперь, похоже, не будет. Это беда. Настоящая беда. И не остановишь: вникать никто не хочет.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net