Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

15.04.2016 | Александр Ивахник

Путин между внешней и внутренней политикой

Прямая линия с Владимиром ПутинымЧетырнадцатая «прямая линия» Владимира Путина с народом оставила двойственное впечатление. Жизнь решительно заставляет президента спускаться с геополитического поднебесья к приземленным, но от того не менее острым и тяжелым проблемам своей страны. Однако, похоже, делает это глава государства с неохотой.

Собственно, после бурного, насыщенного глобальными конфликтами 2014 года первое возвращение Путина к внутристрановым заботам произошло еще на прошлой «прямой линии» год назад. Но затем последовал сирийский «бросок», который снова отодвинул на периферию внутренние дела. Теперь ситуация в Сирии несколько успокоилась, украинский кризис не преодолен, но и не обостряется, к нему попросту все привыкли. Зато положение в России всё больше напрягает путинский электорат, и игнорировать это напряжение президент в ходе «прямой линии», конечно, не мог, тем более в год парламентских выборов.

Если отложить в сторону подобострастные обращения, а также «развлекаловку» в виде вопросов от детей, то приходится констатировать: в большом количестве вопросов, прозвучавших с экрана и из студии, прочитывались и беспокойство, и раздражение, и даже недовольство – конечно, не в отношении президента, но в отношении того, что происходит в России. И совсем немного было вопросов, затрагивающих международные дела. Похоже, темы национального величия, державности, демонстрации силы уже утратили былую популярность среди рядовых россиян, столкнувшихся с тяготами экономического кризиса. Судя по всему, президент был готов к новому раскладу интересов своей аудитории. Он реагировал на вопросы, пронизанные недоумением и тревогой по поводу положения в стране, без удивления и сильных эмоций, отвечал спокойно и лаконично. Однако ощутимая отстраненность ответов едва ли способствовала их убедительности. Создается впечатление, что Владимир Путин психологически завис между приоритетами внешней и внутренней политики. Возможно, поэтому с содержательной точки зрения нынешняя «прямая линия» оказалась довольно бедной.

Конечно, как и прежде, президент пытался уверить россиян в отсутствии серьезных экономических опасностей. Полосу в развитии национальной экономики он назвал «серой», но констатировал, что «тренд положительный», поскольку в 2015 году спад ВВП составил 3,7%, в этом году уменьшится до 0,3%, а в следующем году ожидается рост в 1,4%. Но ведь это оценки правительства, в точность которых население мало верит. А отмеченное Путиным сохранение международных валютных резервов России и лишь небольшое снижение резервных фондов правительства – это, конечно, хорошо для избежания краха, но мало что дает экономическому росту.

Глава государства подчеркнул, что реальные экономические дискуссии в правительстве сосредоточены на том, как обеспечить приток инвестиций, как повысить эффективность и как обеспечить спрос, то есть поднять доходы населения. «Что здесь правительство собирается делать? Главное – это не напечатать деньги, главное – изменить структуру экономики. Это очень сложная вещь, но всё-таки, всё-таки движение по этому направлению у нас есть, и признаки этого заключаются, например, в том, что у нас увеличилось промышленное производство», – отметил президент, и это собственно всё, что он сказал о стратегии экономического развития.

То же в отношении такой крайне болезненной для подавляющего большинства россиян проблемы, как рост цен. Владимир Путин не стал спорить с москвичкой, по расчетам которой на продукты для семьи сейчас приходится тратить в два раза больше, чем год назад. Более того, он признал, что в известной степени рост цен на продовольствие – это и «рукотворный» результат, поскольку «мы в качестве ответных мер на санкции Запада ввели ограничение на ввоз продуктов питания из-за границы». Президент отметил, что власть сознательно пошла на этот шаг, имея в виду, что это создаст условия для развития нашего сельского хозяйства, освободит рынок. И действительно аграрное производство в России выросло в 2015 году на 3%. Путин далее успокоил отечественных сельхозпроизводителей: конкуренция с Запада им по-прежнему не грозит, ведь антироссийские санкции сохранятся надолго, а значит, сохранятся и наши антисанкции. Только едва ли подобная перспектива вселяет оптимизм в городских жителей страны, которые все-таки составляют значительное большинство.

Как всегда, глава государства резко отреагировал на прозвучавшие жалобы, касающиеся вопиющих безобразий на местах, и немедленно дал конкретные поручения соответствующим органам, которые уже в течение «прямой линии» были приняты к исполнению. Но обращает на себя внимание, что на более общие вопросы социально-экономического порядка (рост тарифов ЖКХ, непомерный размер взносов на капремонт и нового налога на недвижимость, вздорожание лекарств, массовые задержки с выплатой зарплат) ответы носили обтекаемый характер. В этой сфере Путин избегал четких обещаний и ограничивался призывом к правительству находить взвешенное, сбалансированное решение.

В вопросах, касающихся внешней политики, президент России уже не в первый раз проявлял подчеркнутую сдержанность, не прибегая к резкому тону и категоричным заявлениям. Наверное, к удивлению многих он назвал Барака Обаму порядочным и сильным человеком, имеющим мужество признавать собственные ошибки. Президент обратил внимание на то, что в последнее время России удалось в сирийском конфликте выстроить работу с США в достаточно позитивном ключе: и по военной линии, и по линии спецслужб, и по линии МИД идет достаточно интенсивная совместная работа по поиску решения для сирийского урегулирования. Произошло смягчение тональности в отношении Турции. Оценки в адрес Киева в основном остались прежними. Но в отношении урегулирования в Донбассе неожиданно прозвучало согласие с предложением президента Порошенко увеличить количество сотрудников ОБСЕ на линии разграничения и разрешить им иметь огнестрельное оружие. Это явная подвижка в позиции России, возможно, являющаяся реакцией на упреки в неконструктивности со стороны Запада.

Впервые за долгое время на «прямой линии» Путина были затронуты внутриполитические вопросы. Здесь президент высказывался подчеркнуто корректно в отношении парламентских российских партий, особо выделив «Единую Россию», которая «является стабилизирующим элементом нашей политической системы» и «на себя берет ответственность за не очень популярные решения». Он отметил конкурентный характер выборов в России, проиллюстрировав это победой коммуниста Левченко на губернаторских выборах в Иркутской области и избранием мэров не из «Единой России» в Екатеринбурге, Новосибирске и Петрозаводске.

Не было в словах главы государства и никаких выпадов в адрес непарламентской оппозиции. Отвечая на вопрос Сергея Доренко об опасности поиска «врагов народа» в политической борьбе, Владимир Путин прямо произнес имя Рамзана Кадырова в этом контексте и объяснил его провокационные высказывания биографическими особенностями его формирования в качестве государственного деятеля. Путин выразил надежду, что к главе Чечни и другим руководителям регионов «придет понимание, что действовать или формулировать свое отношение к тем или иным оппонентам крайними способами – это не значит способствовать стабильности в нашей стране, наоборот, это значит наносить ущерб этой стабильности».

Таким образом, и по внешнеполитическим, и по внутриполитическим вопросам Владимир Путин постарался выступить с умиротворяющих позиций, отказавшись от прежней жесткости и бескомпромиссности. Однако, думается, не это было главным ожиданием аудитории «прямой линии». Люди хотели узнать от единственного человека в России, который принимает принципиальные решения, что будет со страной дальше, чего стоит ждать. Но внятных ответов они не услышали. То ли президент и сам не знает этих ответов, то ли не хочет делиться сокровенным знанием.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net