Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Экспертиза

09.08.2016 | Александр Ивахник

Эрдоган versus Гюлен

Эрдоган versus ГюленВ то время как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган едет в Санкт-Петербург к своему вновь обретенному «другу Владимиру», чтобы открыть «новую страницу в двусторонних отношениях», можно с уверенностью предсказать, что отношения между Анкарой и Вашингтоном продолжат ухудшаться.

На днях авторитетная американская газета The Wall Street Journal сообщила, что власти США склоняются к тому, чтобы отказать Турции в экстрадиции исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого Эрдоган и его соратники называют организатором попытки военного переворота. По данным газеты, Вашингтон не получил от Анкары убедительных доказательств причастности Гюлена к организации мятежа.

Сам Эрдоган и члены турецкого правительства называют движение Фетхуллаха Гюлена не иначе как FETO (аббревиатура от английского названия Fethullah Terrorist Organisation). Президент Турции практически сразу после путча заявил, что «группа Гюлена разрушила вооруженные силы», и пообещал очистить «все государственные институты от этого вируса». Анкара требует от Вашингтона выдачи Гюлена и угрожает, что в противном случае отношениям с США будет нанесен «непоправимый ущерб». 19 июля премьер-министр Турции Бинали Йылдырым сообщил, что Турция направила официальный запрос в США об экстрадиции Гюлена. Йылдырым выразил недовольство по поводу того, что США просят предоставить доказательства причастности Гюлена к попытке переворота, необходимые для его выдачи. «Всё и так понятно, – сказал премьер-министр. – Однако мы предоставим им кучу доказательств».

4 августа суд в Стамбуле выдал официальный ордер на заочный арест проживающего в США Гюлена. Среди предъявленных обвинений – «попытка свергнуть турецкое правительство», «лишение граждан их свободы путем применения силы, угроз и обмана», «попытка убить президента», «попытка разрушить турецкий парламент», наконец, «попытка свергнуть конституционный строй». В тот же день президент Эрдоган на встрече с бизнес-лидерами заявил, что тысячи задержанных членов FETO – это только верхушка айсберга. По его словам, силы безопасности продолжат выявлять членов FETO в государственных институтах и в обществе в целом. Президент подчеркнул, что все институты, компании, союзы и фонды, связанные с FETO, являются частью террористической организации. «Каждый должен признать, что эти люди – убийцы, потому что на их руках кровь невинных», – сказал Эрдоган, ссылаясь на сотни жертв мятежа. «Мы полны решимости перерезать деловые связи и источники доходов этой кровавой организации», – заявил президент и призвал граждан сообщать в полицию обо всех, кто подозревается в связях с FETO.

Судя по всему, эти размашистые обвинения оказывают должное воздействие на турецких сторонников Реджепа Эрдогана. Во всяком случае, на публичных акциях в поддержку президента куклу, изображающую Гюлена, подвергают символическому повешению. Но у непредвзятых наблюдателей в западных странах сама гипертрофированность характеристик, обличающих Гюлена, не может не вызывать, мягко говоря, сомнений.

Кто же такой Фетхуллах Гюлен, ставший в последнее время главным врагом рвущегося к абсолютной власти президента Эрдогана? Гюлен родился 27 апреля 1941 года около города Эрзурум в семье сельского имама. Уже в 18-летнем возрасте был назначен вторым имамом мечети в городе Эдирне. В возрасте 25 лет был направлен в Измир на должность имам–хатыба (проповедующего имама). В 1981 году подал в отставку с должности проповедника по состоянию здоровья, после чего сосредоточился на написании богословских работ и общественной деятельности. Эта деятельность не раз вызывала подозрения у турецких военных, видевших во влиятельном богослове противника светского характера государства. В марте 1999 года Фетхуллах Гюлен выехал в США на лечение и с тех пор не возвращался в Турцию, заявив о «добровольном изгнании».

Резиденция Гюлена в сельской предгорной местности штата Пенсильвания занимает 10 гектаров, однако сам исламский мыслитель живет подчеркнуто скромно, занимая в здании лишь одну из спален и кабинет. 75-летний Гюлен страдает от диабета и болезни сердца. Он ведет затворнический образ жизни, крайне редко общается с журналистами, зато периодически проводит видео-проповеди и очень много пишет. Он – автор более 60 книг, посвященных месту ислама в современном мире, судьбам Турции, роли образования и воспитания в развитии личности, проблемам духовности, морали, экономики.

Фетхуллах Гюлен проповедует и развивает умеренный суфийский вариант ислама, выдвигая на первый план идеи толерантности, служения обществу, упорного труда и образования. Он делает упор на этическое воспитание нового поколения, в котором сочетались бы усвоение исламских традиций и открытость к современной действительности, впрочем, открытость не безусловная, критическая. Гюлен постоянно подчеркивает роль науки и образования в развитии общества. В своих проповедях он неоднократно заявлял, что изучение физики, математики, химии есть поклонение Богу.

Фетхуллах Гюлен активно отстаивает необходимость диалога и взаимопонимания различных цивилизаций и конфессий. В 1996-1998 годах он встречался с Вселенским патриархом Варфоломеем, папой Римским Иоанном Павлом II, главным сефардским раввином Израиля Эляху Дороном. Что касается политических принципов, то Гюлен называет многопартийную демократию наиболее оптимальной на данный момент формой правления и подчеркивает, что духовно-религиозная сфера не должна смешиваться с политической.

Гюлен решительно осуждает любой вид терроризма. «Террористы-самоубийцы пойдут в ад навечно, и там они будут призваны к ответственности за убийство невинных людей», – подчеркивал богослов. Он был первым мусульманским авторитетом, осудившим террористические атаки 11 сентября 2001 года. В сентябре 2014 года Гюлен опубликовал в ведущих СМИ заявление с осуждением жестоких преступлений запрещенной в РФ группировки ИГИЛ в Ираке и Сирии и выразил глубокие соболезнования семьям погибших. «Любая агрессия, давление или притеснение меньшинств или невинных гражданских лиц противоречат высоким идеалам и духу Корана… Их действия – не что иное, как терроризм, так это и надо называть», – подчеркнул Гюлен.

Помимо учения, у Фетхуллаха Гюлена и его последователей есть организация, вернее, движение, которое насчитывает миллионы сторонников в исламском мире и среди мусульман в западных странах. Это движение, которое Гюлен начал создавать более 40 лет назад, носит название «Хизмет» («служение»). Естественно вначале это движение развивалось в Турции и с годами выросло в национальную сеть, охватывающую предпринимательские структуры, благотворительные организации, школы и СМИ.

У «Хизмет» нет формальной структуры и официального членства. Движение Гюлена избегало открытого вмешательства в партийную политику и проводило свою экспансию прежде всего через сферу образования. По приблизительным оценкам, число школ и других учебных заведений, связанных с «Хизмет» в Турции, превышает 300. С начала 90-х годов движение Гюлена стало активно открывать образовательные учреждения за пределами Турции. Считается, что сейчас эта система включает более тысячи школ в 140 странах мира, в т.ч. в Африке и республиках Центральной Азии. Это школы не религиозные, а общеобразовательные, с современным оборудованием и качественным преподаванием английского языка, математики, физики. При этом все учителя являются последователями Гюлена и исподволь пропагандируют среди учеников его идеи. Школы финансируются за счет взносов спонсоров и благотворителей, многие ученики получают стипендии, что делает образование в этих школах доступным для талантливых выходцев их бедных слоев. Резиденция Гюлена в Пенсильвании именуется центром «Золотого поколения», что прямо перекликается с концепцией формирования поколения высокообразованных и современно мыслящих мусульман в разных странах, которые будут менять мир в соответствии со своими идеалами, сочетающими следование лучшим традициям ислама и освоение новейших достижений науки и техники.

В 2013 году Фетхуллах Гюлен был включен в число 100 самых влиятельных людей мира по версии журнала Time. Вариант ислама, отстаиваемый Гюленом и его последователями, определенно не вызывает неприятия у властей США и западного истэблишмента в целом. Реджеп Эрдоган тоже не всегда относился к Гюлену враждебно. История их взаимоотношений знает разные периоды.

В прошлом десятилетии эти два человека выступали союзниками. Когда Партия справедливости и развития Эрдогана пришла к власти в 2002 году, а сам Эрдоган стал премьер-министром в 2003 году, Гюлен активно поддержал первоначально реформаторский курс правительства, направленный на сближение с Евросоюзом и внедрение в турецкое законодательство европейских норм и стандартов. В то же время, будучи лидером умеренно-исламистской партии, Эрдоган опасался противостояния с военной верхушкой, привыкшей в грубой форме пресекать попытки гражданских властей отойти от кемалистских принципов светского государства. Считается, что влиятельные фигуры в полицейской, прокурорской и судебной среде, связанные с движением «Хизмет», помогли премьеру Эрдогану заметно сократить политическую мощь армии, добившись в 2007-2008 годах осуждения нескольких сот высокопоставленных военных по обвинениям в разработке планов госпереворота.

Однако 2013 год стал переломным в отношениях между двумя самыми влиятельными людьми Турции. Летом 2013 года мирные протесты против застройки стамбульского парка Гези переросли в волну демонстраций и волнений по всей стране, массовую базу которых составила светская, либерально настроенная молодежь, недовольная нарастанием авторитарных тенденций в политике Эрдогана. Глава правительства отказался идти на уступки протестующим, полиция применила против активистов жесткие меры, в результате которых погибли несколько человек. Фетхуллах Гюлен подверг действия властей резкой критике, обвинив их в отходе от принципов демократии и правового государства.

В конце 2013 года прокуроры и судьи, по слухам, связанные с движением «Хизмет», развернули масштабное коррупционное расследование в отношении ряда министров правительства, их родственники были арестованы. В результате Эрдоган был вынужден уволить оказавшихся под подозрением министров и перетряхнуть состав правительства. В марте 2014 года коррупционное дело было начато уже в отношении сына Реджепа Эрдогана Биляла. В Интернете появились записи телефонных разговоров Эрдогана с сыном, в которых он советовал ему срочно убрать из дома огромные суммы наличных. После этого Эрдоган перешел в наступление. Он обвинил Гюлена в создании «параллельного государства» с целью свержения законного правительства. И уличные протесты лета 2013 года, и громкую антикоррупционную кампанию Эрдоган объяснил подрывной деятельностью Гюлена и его движения. На сторонников Гюлена начались гонения, тысячи людей в правоохранительной системе и СМИ были уволены и подверглись судебным преследованиям. Турецкий суд трижды выдавал ордер на заочный арест самого Гюлена.

После того, как Эрдоган в августе 2014 года был избран президентом, получив 52% голосов, позиционная война между ним и опальным лидером движения «Хизмет» продолжалась. Причем чем больше у Эрдогана росли амбиции стать полновластным, единоличным руководителем страны и превратить свою партию в доминантную политическую силу, тем меньше он был готов терпеть сохранение влияния приверженцев Гюлена в госаппарате и средствах массовой информации.

Поэтому то, что именно Гюлена президент Эрдоган сразу «назначил» главным организатором военного мятежа, стало совершенно логичным продолжением жесткого противостояния двух самых влиятельных фигур в Турции. Не случайно после провала мятежа репрессии режима помимо военных были направлены прежде всего на представителей правоохранительной системы (судей и прокуроров), работников сферы образования и журналистов (было закрыто более 100 СМИ: телеканалов, радиостанций, газет и журналов). Именно в этих кругах влияние движения «Хизмет» было наиболее сильным и массовым.

При этом сам Фетхуллах Гюлен с самого начала решительно осудил попытку свергнуть президента Эрдогана вооруженным, недемократическим путем и категорически отверг свою причастность к мятежу. «Как один их тех, кто пострадал от военных переворотов, я особенно оскорблен обвинениями в какой-либо причастности к этой попытке. Я категорически отвергаю такую клевету», – заявил Гюлен.

25 июля Гюлен опубликовал колонку в газете The New York Times, в которой подчеркнул, что его философия – «инклюзивный и плюралистический ислам» – является антитезой вооруженному восстанию. По его словам, движение «Хизмет» всегда было привержено форме правления, которая уважает права всех граждан независимо от религиозных взглядов, политической принадлежности и этнического происхождения. «В то время как западные демократии ищут умеренные исламские голоса, я и мои друзья в движении «Хизмет» однозначно выступаем против экстремистского насилия», – отметил Гюлен. Он констатировал, что став президентом, Эрдоган стремится трансформировать Турцию из парламентской демократии в президентское государство без сдержек для его личной власти.

Понятно, что этот набор аргументов обращен прежде всего к американским властям и общественному мнению с целью убедить их в недопустимости выдачи режиму Эрдогана благонамеренного исламского проповедника и общественного деятеля. Однако эти аргументы в общем и целом соответствуют действительности. Так что почти нет сомнений, что Фетхуллах Гюлен останется в Соединенных Штатах, к какой бы резкой риторике ни прибегал сильно обидевшийся на Запад Реджеп Эрдоган. Но вот в самой Турции у Эрдогана помимо риторики есть мощные рычаги государственного принуждения, и он будет использовать их по максимуму, чтобы ликвидировать очаги влияния бывшего союзника.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net