Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Колонка экономиста

22.08.2016 | Марина Войтенко

Российское хозяйство: между спадом и восстановлением

Марина ВойтенкоДаже спустя почти два десятилетия середина августа по худой традиции вызывает в памяти шок 1998 года – дефолт, кризис, падение на порядок курса рубля, стремительный обвал уровня жизни и прочее.

Очевидно, учитывая такое «сезонное умонастроение» миллионов россиян, ЦБ РФ 16 августа заявил: «Текущая ситуация принципиально отличается, что практически делает невозможным повторение тех событий. Наиболее существенными отличиями являются наличие значительных накопленных резервов, низкий уровень госдолга, в том числе внешнего, гибкий валютный курс». В этом залог устойчивости экономики к внешним шокам. Она адаптировалась к «возросшей изменчивости внешнеэкономических условий» и «последовательно приближается к фазе восстановления».

Официальная статистика по итогам января-июля (опубликована Росстатом 17 августа) в принципе не противоречит этому выводу. Спад ВВП год к году за семь месяцев составил 0,9% (год назад – 3,7%). Замедлилось сокращение потребительского и инвестиционного спроса. Оборот торговой розницы уменьшился на 5,0% год к году после 5,9% в июне. Безработица понизилась до 5,3%. Среднемесячная номинальная заработная плата в годовом выражении выросла на 7,8%, реальная – на 0,6%. Вложения в основной капитал упали за полугодие на 4,3% (за аналогичный период 2015 года – на 7,3%). Косвенным признаком некоторой «разморозки» мотиваций к инвестициям стали июльские итоги в строительстве: объем работ показал минус 3,5%, но в июне динамика была много хуже – минус 9,7%[1].

На этом фоне вполне закономерен вывод аналитиков Moody’s: экономика РФ выходит из рецессии, ее перестройка «происходит быстрее, чем мы ожидали ранее». Прогноз спада-2016 агентством улучшен с -1,5% до -0,5%, роста-2017 повышен до 2,0%.

Опрос профессиональных прогнозистов, проведенный Центром развития НИУ ВШЭ (с 3 по 15 августа) дает, правда, более умеренные результаты: падение в текущем году на 0,8% и восстановление в следующем до +1,1%. Тем не менее, тренд вполне внятный – расставание с кризисной траекторией «не за горами».

Вопросов по поводу процесса, который «пошел», и особенно его качеству, однако, меньше не становится. Статистика промвыпуска оказалась хуже ожидаемой. Аналитики прогнозировали рост по отношению к июню на 0,9%. На поверку вышло лишь на 0,2%. При этом за семь месяцев промпроизводство прибавило 0,3% год к году, но в июле в годовом выражении потеряло те же 0,3% (после увеличения на 1,7% в июне, на 0,7% в мае и на 0,5% в апреле). С исключением сезонного и календарного факторов июльский объем месяц к месяцу снизился на 0,9% после роста на 0,4% в июне. Причем наибольшее проседание показали обрабатывающие отрасли. По оценке Росстата, объемы здесь упали в январе-июле на 0,9%, в то время как в добыче за тот же срок они выросли на 2,5%, в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды – на 0,5%.

Основанные на альтернативных методиках сезонной очистки расчеты ЦМАКП в целом подтверждают ухудшение положения в промышленности: в целом за июль выпуск растерял 0,2%, в добыче темп снизился с 0,4% до 0,2%, в обработке – с минус 0,3% до минус 0,6%, в электроэнергетике и ЖКХ – с плюс 0,5% до минус 0,1%.

Заметим, что в сравнении со статведомством в МЭР к июльскому промышленному спаду (с устраненной сезонностью) также отнеслись с большим оптимизмом (-0,6%). Ранее в министерстве не исключали, что по итогам года промышленность может продемонстрировать плюсовой темп в 0,4-0,5%. Теперь, по-видимому, эти ожидания могут оказаться завышенными. По мнению экспертов, масштаб ухудшения динамики промпроизводства выходит за рамки эффектов сезонности и календарности. И, если в первом полугодии промвыпуск «тянул» ВВП вверх, то в третьем квартале приложение его «усилий» может сменить направление.

Изменения в потребительском спросе тоже неоднозначны. По версии ЦМАКП, в июле со снятой сезонностью он впервые с начала года показал положительную динамику[2]. Тренд поддерживается снижением инфляционных ожиданий (после двух недель снижения цен каждый раз на 0,1% 8-15 августа зафиксирован их нулевой рост) и оживлением розничного кредитования (с учетом валютной переоценки в июле оно подросло на 0,3% после сжатия на 0,8% в июне). Всплеск потребления, считают в ЦМАКП, может оказаться недолгим. Реальные располагаемые доходы населения вновь развернулись вниз – в июне год к году они упали на 4,6%, в июле – уже на 7%. Со снятой сезонностью к падению вернулись и реальные зарплаты – на 0,4% в июне, на 0,7% в июле.

По мере того как повышается вероятность роста экономики (квартал к кварталу), все громче звучат вопросы о его качестве – что именно будет отражаться в нем до конца года кроме эффекта базы? В очередном прогнозе ВЭБа отмечается: «Российская экономика подошла в середине года к рубежу, который характеризуется прекращением спада и переходом к неустойчивой стабилизации и затем к слабому оживлению». Аналитики ведущего института развития в РФ констатируют: потребительский и инвестиционный спрос продолжает сокращаться. И, хотя темп сжатия замедляется, перелом в динамике ожидается в лучшем случае лишь в конце года. Вместе с тем, положительный квартальный рост вероятен уже по итогам июля-сентября.

Главные факторы – относительно комфортные нефтецены (прогноз среднегодовой котировки Urals в ВЭБе повысили с $35 до $40-41 за баррель[3]) и вклад агросектора с ожидаемым рекордным урожаем зерновых[4]. Обстоятельства эти, между тем, в принципе преходящи, могут носить временный характер и оставляют открытым вопрос, за счет чего расти впредь.

По оценке ВЭБ, ВВП-2016 уменьшится на 0,6-0,7%. В 2017 году увеличится на 0,7%. В целом же за период 2017-2020 годов среднегодовой темп составит около 1,6%. По сути это – инерционный рост без выраженных новых драйверов, дополнительно осложненный ожидаемым укреплением рубля. В номинальном выражении среднегодовой курс за эти годы, считают аналитики банка, повысится на 22%. Реальный эффективный курс вырастет еще заметнее – более чем на 30%, что станет существенным вызовом для конкурентоспособности промышленности и туристического сектора[5].

Различия в методиках устранения сезонного фактора между Росстатом, МЭР и экспертными командами привели к тому, что по итогам второго квартала в Центре развития НИУ ВШЭ зафиксировали символический рост ВВП на 0,1% относительно января-марта. Речь, однако, скорее может идти об очередном статистическом артефакте. В самом Центре отмечают, что такое «время от времени случается». Поэтому наблюдаемая приостановка спада может быть временной (рост на 0,4%, к примеру, фиксировался в третьем квартале 2015 года за счет увеличения запасов, но затем «сошел на нет»). На уровне субъектов РФ выход из рецессии пока не просматривается: сводный индекс региональной экономической активности в июле снизился с 42% до 35%[6]. Ситуацию в экономике в последние месяцы эксперты определяют как «хрупкое равновесие со знаком минус».

При этом (см. подробнее Доклад Центра развития «В поисках локомотива роста»), если ВВП-2016 окажется всего на 1,3% выше, чем в докризисном 2008 году, то как раз к выборам-2018 вполне может возникнуть тема «потерянного десятилетия». Проблема же дефицита ресурсов для финансирования принятых обязательств уже встала в полный рост. Не добавляет оптимизма ухудшение условий для оживления деловой активности бизнеса и его неуверенность в собственной «долгосрочной институциональной безопасности».

Сложившийся макроэкономический пат, когда не видно оснований как для обострения кризисных явлений, так и для быстрого восстановления, по мнению ряда экспертов, вполне вписывается в классическую траекторию структурного кризиса: резкий обвал – стабилизация – замедление спада – новый обвал.

Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев напоминает: «Структурные проблемы остаются, внешние шоки тоже, резервы стремительно тают. На фоне низких цен на нефть и нового обострения геополитической обстановки ускорение темпов экономического спада становится практически предопределенным. В пользу этого, кстати, свидетельствует и такой формирующийся дополнительный мощный внешний негативный фактор, как явное замедление мировой экономики, вползающей в очередной циклический кризис».

Чтобы этого не произошло, хотя бы в части, прямо касающейся перспектив российского хозяйства, не стало самосбывающимся прогнозом, необходимо как можно быстрее развеять неопределенность в экономической политике и реальных приоритетах структурных реформ, сняв таким образом едва ли не главное в настоящее время препятствие росту уверенности бизнеса и населения в собственном будущем. Без этого текущее состояние вполне может завершиться тем, что исчерпывающе характеризуется известным выражением Виктора Степановича Черномырдина: «Никогда такого не было, и вот, опять».

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Среди других показателей в уверенном плюсе оказались продукция агросектора и грузооборот транспорта – год к году за семь месяцев 3,2% и 1,3%, за июль – 4,1% и 1,4% соответственно. Замедлился спад в платных услугах населению – в июле до 1% в годовом выражении (в 2015-ом темп насчитывал минус 2,1%). Несколько улучшилась динамика внешнеторгового оборота, экспорта и импорта. За семь месяцев они отстали от аналогичного периода прошлого года на 32,6%, 29,3% и 9,4% соответственно, но к июню-2016 прибавили 10,1%, 9,7% и 10,7%.

[2] Косвенно на это указывают и результаты опросов компании Nielsen, зафиксировавшие еще в июне сокращение на 7 п.п. по сравнению с мартом-2016 числа россиян (45%), у которых за последние три месяца снизились доходы, а 56% респондентов ответили, что объем покупок товаров повседневного спроса и продуктов питания не изменился за последние три месяца. Тратить больше на сопоставимые покупки стали 60% россиян, что меньше того же показателя годом ранее на 7 п. п.

[3] По факту средняя цена Urals в первом полугодии достигла $37,85 за баррель (падение на 33,6% в годовом выражении). Примечательно, что с 15 мая по 14 июня она подросла до $44,88 за баррель, с 15 июля по 14 августа снизилась до $41,57.

[4] Самые оптимистические оценки российских экспертов по сбору пшеницы в текущем году не превышают 70 млн тонн. Прогноз Минсельхоза США выше – 72 млн тонн (увеличен в августе сразу на 7 млн тонн). При этом в американском министерстве ожидают, что в июле-2016/июле-2017 Россия может впервые стать мировым лидером по экспорту пшеницы, объем которого достигнет 30 млн тонн. Для сравнения: в истекшем сельскохозяйственном году Россия поставила на мировой рынок 25,5 млн тонн, страны Евросоюза – 33,8 млн тонн, США – 21,01 млн тонн.

[5] В ВЭБе ожидают, что в среднегодовом выражении в 2016-ом доллар может стоить 67-67,9 рубля при сохранении его стоимости во второй половине года на уровне около 65-66 рублей. В 2017 году аналитики банка прогнозируют среднегодовой курс «американца» на уровне 60,2 рубля, в 2018-ом – 55,3 рубля, в 2019 году – 53,5 рубля, в 2020-ом – 52,8 рубля.

[6] В версии СОИ выхода из рецессии ЦМАКП опережающий индекс все еще находится ниже порога, означающего преодоления спада. Вероятность его затяжного характера сохраняется.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net