Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кампания по выборам президента Франции уже преподнесла немало неожиданностей. Прежде всего, это, конечно, победы Фийона на первичных выборах «Республиканцев» и Амона – в Соцпартии, а также коррупционный скандал, превративший Фийона из бесспорного фаворита в «аутсайдера». Но главная неожиданность – это выход в лидеры Эммануэля Макрона, в 2006-2009 годах состоявшего в Социалистической партии, но сейчас позиционирующего себя независимым кандидатом.

Бизнес, несмотря ни на что

10 февраля парламент Венесуэлы отказался согласовать увеличение доли «Роснефти» в совместном с государственной PDVSA (Petróleos de Venezuela) предприятии Petromonagas, что ставит под сомнение всю инвестиционную стратегию «Роснефти» в Венесуэле.

Интервью

Первые действия администрации Трампа в отношении ближневосточного региона свидетельствуют о намерении в значительной степени пересмотреть политику Обамы. О принципах политики нового хозяина Белого дома на Ближнем Востоке, перспективах отношений с Ираном и роли России в региональных кризисах в интервью Политком.RU рассказывает программный директор «Валдайского клуба» Андрей Сушенцов.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Колонка экономиста

22.08.2016 | Марина Войтенко

Российское хозяйство: между спадом и восстановлением

Марина ВойтенкоДаже спустя почти два десятилетия середина августа по худой традиции вызывает в памяти шок 1998 года – дефолт, кризис, падение на порядок курса рубля, стремительный обвал уровня жизни и прочее.

Очевидно, учитывая такое «сезонное умонастроение» миллионов россиян, ЦБ РФ 16 августа заявил: «Текущая ситуация принципиально отличается, что практически делает невозможным повторение тех событий. Наиболее существенными отличиями являются наличие значительных накопленных резервов, низкий уровень госдолга, в том числе внешнего, гибкий валютный курс». В этом залог устойчивости экономики к внешним шокам. Она адаптировалась к «возросшей изменчивости внешнеэкономических условий» и «последовательно приближается к фазе восстановления».

Официальная статистика по итогам января-июля (опубликована Росстатом 17 августа) в принципе не противоречит этому выводу. Спад ВВП год к году за семь месяцев составил 0,9% (год назад – 3,7%). Замедлилось сокращение потребительского и инвестиционного спроса. Оборот торговой розницы уменьшился на 5,0% год к году после 5,9% в июне. Безработица понизилась до 5,3%. Среднемесячная номинальная заработная плата в годовом выражении выросла на 7,8%, реальная – на 0,6%. Вложения в основной капитал упали за полугодие на 4,3% (за аналогичный период 2015 года – на 7,3%). Косвенным признаком некоторой «разморозки» мотиваций к инвестициям стали июльские итоги в строительстве: объем работ показал минус 3,5%, но в июне динамика была много хуже – минус 9,7%[1].

На этом фоне вполне закономерен вывод аналитиков Moody’s: экономика РФ выходит из рецессии, ее перестройка «происходит быстрее, чем мы ожидали ранее». Прогноз спада-2016 агентством улучшен с -1,5% до -0,5%, роста-2017 повышен до 2,0%.

Опрос профессиональных прогнозистов, проведенный Центром развития НИУ ВШЭ (с 3 по 15 августа) дает, правда, более умеренные результаты: падение в текущем году на 0,8% и восстановление в следующем до +1,1%. Тем не менее, тренд вполне внятный – расставание с кризисной траекторией «не за горами».

Вопросов по поводу процесса, который «пошел», и особенно его качеству, однако, меньше не становится. Статистика промвыпуска оказалась хуже ожидаемой. Аналитики прогнозировали рост по отношению к июню на 0,9%. На поверку вышло лишь на 0,2%. При этом за семь месяцев промпроизводство прибавило 0,3% год к году, но в июле в годовом выражении потеряло те же 0,3% (после увеличения на 1,7% в июне, на 0,7% в мае и на 0,5% в апреле). С исключением сезонного и календарного факторов июльский объем месяц к месяцу снизился на 0,9% после роста на 0,4% в июне. Причем наибольшее проседание показали обрабатывающие отрасли. По оценке Росстата, объемы здесь упали в январе-июле на 0,9%, в то время как в добыче за тот же срок они выросли на 2,5%, в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды – на 0,5%.

Основанные на альтернативных методиках сезонной очистки расчеты ЦМАКП в целом подтверждают ухудшение положения в промышленности: в целом за июль выпуск растерял 0,2%, в добыче темп снизился с 0,4% до 0,2%, в обработке – с минус 0,3% до минус 0,6%, в электроэнергетике и ЖКХ – с плюс 0,5% до минус 0,1%.

Заметим, что в сравнении со статведомством в МЭР к июльскому промышленному спаду (с устраненной сезонностью) также отнеслись с большим оптимизмом (-0,6%). Ранее в министерстве не исключали, что по итогам года промышленность может продемонстрировать плюсовой темп в 0,4-0,5%. Теперь, по-видимому, эти ожидания могут оказаться завышенными. По мнению экспертов, масштаб ухудшения динамики промпроизводства выходит за рамки эффектов сезонности и календарности. И, если в первом полугодии промвыпуск «тянул» ВВП вверх, то в третьем квартале приложение его «усилий» может сменить направление.

Изменения в потребительском спросе тоже неоднозначны. По версии ЦМАКП, в июле со снятой сезонностью он впервые с начала года показал положительную динамику[2]. Тренд поддерживается снижением инфляционных ожиданий (после двух недель снижения цен каждый раз на 0,1% 8-15 августа зафиксирован их нулевой рост) и оживлением розничного кредитования (с учетом валютной переоценки в июле оно подросло на 0,3% после сжатия на 0,8% в июне). Всплеск потребления, считают в ЦМАКП, может оказаться недолгим. Реальные располагаемые доходы населения вновь развернулись вниз – в июне год к году они упали на 4,6%, в июле – уже на 7%. Со снятой сезонностью к падению вернулись и реальные зарплаты – на 0,4% в июне, на 0,7% в июле.

По мере того как повышается вероятность роста экономики (квартал к кварталу), все громче звучат вопросы о его качестве – что именно будет отражаться в нем до конца года кроме эффекта базы? В очередном прогнозе ВЭБа отмечается: «Российская экономика подошла в середине года к рубежу, который характеризуется прекращением спада и переходом к неустойчивой стабилизации и затем к слабому оживлению». Аналитики ведущего института развития в РФ констатируют: потребительский и инвестиционный спрос продолжает сокращаться. И, хотя темп сжатия замедляется, перелом в динамике ожидается в лучшем случае лишь в конце года. Вместе с тем, положительный квартальный рост вероятен уже по итогам июля-сентября.

Главные факторы – относительно комфортные нефтецены (прогноз среднегодовой котировки Urals в ВЭБе повысили с $35 до $40-41 за баррель[3]) и вклад агросектора с ожидаемым рекордным урожаем зерновых[4]. Обстоятельства эти, между тем, в принципе преходящи, могут носить временный характер и оставляют открытым вопрос, за счет чего расти впредь.

По оценке ВЭБ, ВВП-2016 уменьшится на 0,6-0,7%. В 2017 году увеличится на 0,7%. В целом же за период 2017-2020 годов среднегодовой темп составит около 1,6%. По сути это – инерционный рост без выраженных новых драйверов, дополнительно осложненный ожидаемым укреплением рубля. В номинальном выражении среднегодовой курс за эти годы, считают аналитики банка, повысится на 22%. Реальный эффективный курс вырастет еще заметнее – более чем на 30%, что станет существенным вызовом для конкурентоспособности промышленности и туристического сектора[5].

Различия в методиках устранения сезонного фактора между Росстатом, МЭР и экспертными командами привели к тому, что по итогам второго квартала в Центре развития НИУ ВШЭ зафиксировали символический рост ВВП на 0,1% относительно января-марта. Речь, однако, скорее может идти об очередном статистическом артефакте. В самом Центре отмечают, что такое «время от времени случается». Поэтому наблюдаемая приостановка спада может быть временной (рост на 0,4%, к примеру, фиксировался в третьем квартале 2015 года за счет увеличения запасов, но затем «сошел на нет»). На уровне субъектов РФ выход из рецессии пока не просматривается: сводный индекс региональной экономической активности в июле снизился с 42% до 35%[6]. Ситуацию в экономике в последние месяцы эксперты определяют как «хрупкое равновесие со знаком минус».

При этом (см. подробнее Доклад Центра развития «В поисках локомотива роста»), если ВВП-2016 окажется всего на 1,3% выше, чем в докризисном 2008 году, то как раз к выборам-2018 вполне может возникнуть тема «потерянного десятилетия». Проблема же дефицита ресурсов для финансирования принятых обязательств уже встала в полный рост. Не добавляет оптимизма ухудшение условий для оживления деловой активности бизнеса и его неуверенность в собственной «долгосрочной институциональной безопасности».

Сложившийся макроэкономический пат, когда не видно оснований как для обострения кризисных явлений, так и для быстрого восстановления, по мнению ряда экспертов, вполне вписывается в классическую траекторию структурного кризиса: резкий обвал – стабилизация – замедление спада – новый обвал.

Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев напоминает: «Структурные проблемы остаются, внешние шоки тоже, резервы стремительно тают. На фоне низких цен на нефть и нового обострения геополитической обстановки ускорение темпов экономического спада становится практически предопределенным. В пользу этого, кстати, свидетельствует и такой формирующийся дополнительный мощный внешний негативный фактор, как явное замедление мировой экономики, вползающей в очередной циклический кризис».

Чтобы этого не произошло, хотя бы в части, прямо касающейся перспектив российского хозяйства, не стало самосбывающимся прогнозом, необходимо как можно быстрее развеять неопределенность в экономической политике и реальных приоритетах структурных реформ, сняв таким образом едва ли не главное в настоящее время препятствие росту уверенности бизнеса и населения в собственном будущем. Без этого текущее состояние вполне может завершиться тем, что исчерпывающе характеризуется известным выражением Виктора Степановича Черномырдина: «Никогда такого не было, и вот, опять».

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Среди других показателей в уверенном плюсе оказались продукция агросектора и грузооборот транспорта – год к году за семь месяцев 3,2% и 1,3%, за июль – 4,1% и 1,4% соответственно. Замедлился спад в платных услугах населению – в июле до 1% в годовом выражении (в 2015-ом темп насчитывал минус 2,1%). Несколько улучшилась динамика внешнеторгового оборота, экспорта и импорта. За семь месяцев они отстали от аналогичного периода прошлого года на 32,6%, 29,3% и 9,4% соответственно, но к июню-2016 прибавили 10,1%, 9,7% и 10,7%.

[2] Косвенно на это указывают и результаты опросов компании Nielsen, зафиксировавшие еще в июне сокращение на 7 п.п. по сравнению с мартом-2016 числа россиян (45%), у которых за последние три месяца снизились доходы, а 56% респондентов ответили, что объем покупок товаров повседневного спроса и продуктов питания не изменился за последние три месяца. Тратить больше на сопоставимые покупки стали 60% россиян, что меньше того же показателя годом ранее на 7 п. п.

[3] По факту средняя цена Urals в первом полугодии достигла $37,85 за баррель (падение на 33,6% в годовом выражении). Примечательно, что с 15 мая по 14 июня она подросла до $44,88 за баррель, с 15 июля по 14 августа снизилась до $41,57.

[4] Самые оптимистические оценки российских экспертов по сбору пшеницы в текущем году не превышают 70 млн тонн. Прогноз Минсельхоза США выше – 72 млн тонн (увеличен в августе сразу на 7 млн тонн). При этом в американском министерстве ожидают, что в июле-2016/июле-2017 Россия может впервые стать мировым лидером по экспорту пшеницы, объем которого достигнет 30 млн тонн. Для сравнения: в истекшем сельскохозяйственном году Россия поставила на мировой рынок 25,5 млн тонн, страны Евросоюза – 33,8 млн тонн, США – 21,01 млн тонн.

[5] В ВЭБе ожидают, что в среднегодовом выражении в 2016-ом доллар может стоить 67-67,9 рубля при сохранении его стоимости во второй половине года на уровне около 65-66 рублей. В 2017 году аналитики банка прогнозируют среднегодовой курс «американца» на уровне 60,2 рубля, в 2018-ом – 55,3 рубля, в 2019 году – 53,5 рубля, в 2020-ом – 52,8 рубля.

[6] В версии СОИ выхода из рецессии ЦМАКП опережающий индекс все еще находится ниже порога, означающего преодоления спада. Вероятность его затяжного характера сохраняется.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

2016 год прошел под знаком депрессивных настроений в обществе, росте усталости и аполитичности. Одновременно «Единая Россия» сумела разгромно выиграть на парламентских выборах, а победа Дональда Трампа в США дает надежды на внешнеполитическую разрядку. Что же ждет российское общество и политический режим в среднесрочной перспективе?

Почему Верховному суду США и событиям, разворачивающимся вокруг кандидатуры нового судьи, уделяется столь пристальное внимание? В первую очередь, это связано со спецификой американской системы сдержек и противовесов, в которой Верховный суд занимает особое место.

Французская Le Figaro 19 января опубликовала материал о том, что в то время, как исламистское правительство Ливии испытывает недостаток ресурсов, военный лидер востока страны Халифа Хафтар противостоит Триполи и имеет шансы прийти к власти. В этих условиях западные страны стремятся договориться с военачальником, еще ранее выстроившим тесные отношения с Россией и считающимся «фаворитом Москвы».

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net