Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

07.02.2006

ИРАН СБРОСИЛ СБРУЮ

5 февраля глава иранского МИД заявил, что его страна полностью прекратила добровольное сотрудничество с МАГАТЭ. Иран потребовал от МАГАТЭ к середине февраля демонтировать камеры видеонаблюдения и снять пломбы с ряда иранских ядерных объектов. Эта мера явилась ответным шагом Тегерана на резолюцию Совета управляющих МАГАТЭ, согласно которой глава агентства Мухаммед аль-Барадеи должен проинформировать Совет Безопасности о шагах, которые следует предпринять Тегерану, чтобы развеять подозрения относительно его намерений создать собственное ядерное оружие. О международных последствиях этого решения «Политкому.Ру» рассказывает Александр Храмчихин, заведующий аналитическим отделом Института Военно-политического анализа.

- Какие последствия повлечет за собой выход Ирана из МАГАТЭ?

- Иран хочет сделать ядерное оружие, что и так давно очевидно. Вероятно, у него это в ближайшем времени получится. Иран давно уже ждал предлога, чтобы выйти из этой организации именно для этой цели.

Сказать наверняка, когда оно будет, никто не может, поскольку эти программы очень засекречены, но специалисты, оценивая приблизительно возможности Ирана, говорят, о 5 - максимум 10 годах.

- Что могут международные организации противопоставить этому решению?

- Есть два варианта в качестве ответных действий: введение полномасштабных санкций против Ирана или военная операция против него.

И то, и другое решение сразу же повлечет за собой невероятный рост цен на нефть. Но введение санкций может быть (и, скорее всего, будет) заблокировано Китаем, который очень зависит от иранской нефти. Даже если Китай не решится блокировать в Совете Безопасности этот вопрос, то будет заматывать его всеми возможными способами очень долго.

Что касается военной операции, то совершенно очевидно, что США и Израиль очень хотели бы ее провести, и даже многие арабские страны - соседи Ирана - ничего бы не имели против из-за своих плохих отношений с Ираном. Но у США сейчас нет для этого ресурсов, они и так завязли в Ираке. Остается возможность только воздушной операции – точечной бомбардировки с воздуха – это Америка может сделать в любой момент, и для этого ей не нужна даже ничья помощь. Но, во-первых, неизвестно точно расположение ядерных объектов, а, во-вторых, Иран немедленно ответит ассиметричными ударами. Для этого у Ирана достаточно возможностей, он может блокировать экспорт нефти, от чего, правда, в основном пострадают не Штаты, а страны европейского региона, и у Ирана есть еще один сдерживающий США фактор - воздействие на иракских шиитов. Пока они относительно лояльны, но если будет проведена военная операция против Ирана, то тогда возможно массовое восстание шиитов, и тогда американцам придется уходить и из Ирака – то есть они потеряют влияние в этом регионе.

- Уже понятно, что вскоре, хочется этого или нет, но в мире станет еще на одну ядерную державу больше. Кому это невыгодно?

- Да это никому не выгодно. Разве что, пожалуй, Китай бы не возражал: и потому что ему иранское ядерное оружие не угрожает, и потому что Китай, скорее, видит в Иране своего союзника против США и гарантированного безопасного поставщика нефти.

А для всех остальных это невыгодно. Только для всех – по-разному. Для Израиля это просто губительно. Для США – это колоссальный удар по их влиянию на Ближнем Востоке. Для арабов это тоже невыгодно, поскольку с этого момента в противостоянии суннитов и шиитов наступит перевес.И России нет никакой выгоды в том, чтобы иметь по соседству страну с нацистом-президентом и ядерным оружием, которое может достать до нижнего Поволжья.

- Но при этом Россия сама помогла создать это оружие…

- Заблуждение считать, что иранская ядерная программа – заслуга России. Хотя, конечно, наш вклад имеется, хоть он и не был решающим.

Когда-то Иран был союзником США, которые вложили в то время немало средств в его развитие, в том числе и в этой области. До недавнего времени Европа была с Ираном в очень хороших отношениях, еще больше вкладывал в эту область Китай, хоть это и не так явно. Все понемножку постарались.

- Какие страны этого региона захотят уравновесить ядерную ситуацию?

- Саудовская Аравия. Я думаю, что, возможно, она уже имеет ядерное оружие. Но даже если нет, то точно приложит массу усилий для того, чтобы немедленно его получить, раз оно будет у Ирана. Купит в Пакистане или Китае. Тем более что у Саудовской Аравии уже есть китайские ракеты средней дальности, остается только снабдить их ядерными боеголовками. А денег у нее хватает. А у Китая хватит беспринципности, чтобы продать. Поэтому-то я и не исключаю, что это уже произошло.

Формально это уравновесит ситуацию. Но на самом деле это будет как холодная война, которая была между США и СССР, с той только разницей, что и Советский Союз, и Штаты были куда более ответственными и все-таки цивилизованными странами. А от этих можно ждать чего угодно.

- Ваш прогноз очень пессимистический: получается, что все плохо, и нет никакого выхода. Но, возможно, решение лежит в другой, мирной плоскости – подписание неких договоренностей, уход США из Ирака?

- Если США уйдут сейчас из Ирака, то это только ухудшит ситуацию. Вспомните, какую опасность представлял Афганистан, когда находился под властью талибов. А ведь Афганистан – аграрная, почти дикая страна, не имеющая выхода к морю. Ирак куда более развитая страна, располагающая гораздо большими ресурсами. И если она попадет под контроль террористов, то это будет куда опаснее. А это немедленно произойдет, если США уйдут сейчас из Ирака.

Видимо, не нужно было свергать Хусейна, каким бы мерзким он ни был. Но теперь уже эту ситуацию назад не отыграть, поэтому нельзя и уходить. Я, честно говоря, не вижу выхода. Все разговоры о том, что надо договариваться, бессмысленны. Иран видит угрозу везде, кругом. И он считает, что ядерное оружие в таком положении – это гарантия, в чем он, со своей точки зрения, прав. Поэтому ядерное оружие у Ирана будет. И способов остановить его я не вижу, кроме немедленного удара, который повлечет за собой крайне неблагоприятные для всего мира последствия.

Тем более что нынешний президент Ирана, Махмуд Ахмадинежад, выбран демократическим путем (последние выборы, прошедшие в Иране, были в большей степени демократическими, чем наши 2004 года). Народ его поддерживает, а любая внешняя угроза только дополнительно сплотит вокруг него народ. В Иране была попытка либерализации, но у предыдущего президента ничего не получилось, поэтому сейчас там очень сильное разочарование в либеральных идеях. Может, через несколько лет ситуация изменится. Но тогда уже ядерное оружие точно будет.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net