Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

31.10.2016 | Евгений Ляпин

«Друг России в НАТО»: как Москва разочаровалась в Джукановиче

Мило ДжукановичШироко известна история о том, как император Александр III провозглашал тост в честь черногорского князя Николы Негоша, назвав его единственным союзником России. С тех пор в российском культурно-политическом сознании сформировался исключительно благодушный образ Черногории – далекого, но верного брата, лояльность которого не вызывает сомнений. Однако события последний лет привели к вымыванию его реальной основы, действительно существовавшей в прошлом.

Почти одновременно с восстановлением своей независимости в 2006 году Черногория объявила о намерении присоединиться к евроатлантическим структурам. Это предопределило взаимосвязанность процессов национальной эмансипации и евроинтеграции. Молодой балканской республике, которую очень долго воспринимали как часть югославского или великосербского проекта, важно было заново выстроить свою идентичность. Вступление в НАТО и Евросоюз представляется для политической элиты страны наиболее надежным средством защитить Черногорию от поглощения со стороны соседей. В то же время неизменно подчеркивалось наличие особого сантимента по отношению к России. Последний дополнялся весомым присутствием россиян в главных сферах черногорской экономики: на их долю приходится свыше 1/5 туристического потока и почти треть всех зарегистрированных иностранных компаний. Покупатели из РФ фактически спасли местный рынок недвижимости, стремительно потерявшей ликвидность после 2008 года.

В политическом плане соратники и наследники Милошевича (Демократическая партия социалистов Черногории - ДПСЧ), которые бессменно руководят страной с начала 90-х гг., казалось бы, также должны были обеспечивать преемственность промосковского курса. Однако, как и в случае с Сербией, именно они и ведут процесс евроинтеграции. Главной политической фигурой здесь является Мило Джуканович, лидер ДПСЧ, занимающий на протяжении почти 25 лет различные ключевые посты в руководстве страной. В сущности, его биография и есть новейшая история Черногории. И у многих эта биография вызывает претензии. Оппозиция обвиняет Джукановича в создании коррупционного клана, участники которого замешаны в создании преступных схем, банковских махинациях и контрабанде сигарет. Правительство Джукановича ставит себе в заслугу поддержание экономической стабильности, реализацию ряда крупных инфраструктурных проектов и привлечение иностранных инвестиций. В сложившихся условиях премьер-министр особенно нуждается в наличии очевидных успехов на пути вступления в ЕС и НАТО. От них зависит, кем он станет в исторической перспективе - «отцом отечества», строителем обновленной черногорской государственности, который сделал страну равноправным членом большой семьи европейских народов или очередным топ-коррупционером, преследовавшим сугубо эгоистические интересы.

На первоначальных этапах шаги Джукановича по сближению с евроантлантическими структурами (дипломатическое признание Косово, заявка на вступление в ЕС, официальные переговоры о присоединении к НАТО), воспринимались достаточно спокойно как внутри Черногории, так и со стороны российской дипломатии. Однако резкое обострение конфликта между РФ и Западом в 2014 году поставило Подгорицу перед необходимостью более четко обозначить свою позицию. В марте представитель Черногории в ООН поддержал резолюцию о необходимости территориальной целостности Украины, а 22 мая президент Филип Вуянович сообщил о введении санкций против ряда граждан РФ, пояснив при этом, что в противном случае «наш путь к ЕС замедлился бы, и была бы исключена возможность приглашения в НАТО». Вместе с тем, черногорское руководство заверило об отсутствии в данном решении какой-либо антироссийской мотивации. В интервью «Коммерсанту» Джуканович указал, что вступление Черногории в НАТО даже выгодно России, поскольку тем самым увеличится количество ее друзей в Альянсе: «У нас нет ни единой причины не сохранить исторически близкие отношения с Москвой».

Однако Кремль, по всей видимости, отказался принять эти заверения и стал воспринимать действующее правительство Черногории в качестве внешнеполитического противника. Одновременно Москва заметно активизировала свою поддержку местным оппозиционерам. Они весьма эффективно воспользовались антинатовской риторикой, которая позволила на какое-то время мобилизовать и консолидировать различные протестные группы. Осенью 2015 года в Подгорице произошли серьезные волнения, организованные коалицией «Демократический фронт» и «Движением за нейтралитет». Протестующие требовали отставки Джукановича и вынесения темы вступления в НАТО на общенациональный референдум. На проведении референдума жестко настаивает и российская сторона, представители которой открыто поощряли действия оппозиции в информационном пространстве. «Протесты носят общенациональный и общегражданский характер, поэтому требования протестующих заслуживают внимания и уважения», - недвусмысленно подчеркнул заместитель секретаря Генсовета «Единой России» Сергей Железняк. В конце ноября 2015 г. по приглашению МИДа в Москве был принят один из лидеров оппозиции, глава Демократической Народной партии (входящей в «Демократический фронт») Милан Кнежевич, получивший известность благодаря фразе: «В случае войны между НАТО и Россией мы будем там, где были наши деды». Свое слово сказала и Государственная дума. Депутаты ясно дали понять: вступление Черногории в НАТО «серьезно нарушит традиционно дружеские отношения между двумя странами».

Столь суровая и бескомпромиссная позиция Москвы вызвала сильное разочарование в Подгорице, которая, по всей видимости, надеялась хотя бы частично сгладить раздражение Кремля некоторыми уступками. Говоря о поддержке «протестам, которые направлены на дестабилизацию законных государственных институтов, на свержение революционными методами демократически избранной власти», Джуканович признался в том же интервью «Коммерсанту»: «По многим причинам Россия — последняя страна, от которой Черногория ожидала нечто подобное».

Несмотря на внешне- и внутриполитическое давление ему в целом удалось на рассматриваемом этапе взять ситуацию под контроль. Правительство сумело купировать и уличный кризис осени 2015 года, и парламентский кризис зимы 2016-го (получив, пусть и с минимальным перевесом, вотум доверия в Скупщине). А демарш Москвы лишь стимулировал руководство НАТО ускорить выдачу официального приглашения на вступление в Альянс (2 декабря 2015 г.).

Тем не менее, ни российская дипломатия, ни черногорская оппозиция не стали отказываться от темы референдума. Данный вопрос – слабое место в политике Джукановича. С одной стороны, в конституции прямо утверждается, что решение о присоединении страны к тому или иному блоку находится в компетенции парламента. К тому же, за всю историю существования НАТО проблема членства в нем выносилась на референдум всего три раза: в Испании (постфактум), Венгрии и Словении. Но постоянный отказ вынести эту тему на всенародное рассмотрение делает позицию властей крайне уязвимой для критики – внутренней и внешней. Появляются основания говорить об антагонизме между «прогнувшимся под НАТО» (выражение официального представителя МИД РФ Марии Захаровой) премьером и преданным России народом.

Разумеется, информация о том, что «80% населения против вступления в НАТО», которой оперирует оппозиция, является очевидным преувеличением и манипуляцией. Однако и говорить о том, что сторонники евроинтеграции в черногорском обществе имеют устойчивое большинство, также не приходится. Летний опрос Центра за демократию и права человека показал, что за вступление в НАТО готовы голосовать 50,5% черногорцев, против – 49,5%. Другие исследования дают правительству еще меньше поводов для оптимизма. Таким образом, даже при наличии грамотной прозападной агитации проведение референдума – слишком большой риск для Джукановича и его команды. Его провал станет для них концом политической карьеры. Поэтому решение о членстве в НАТО было решено провести через Скупщину, в которой у правительства гораздо больше возможностей для формирования лояльного большинства. 18 июня 2016 года черногорский парламент принял резолюцию о поддержке вступления в НАТО. Оппозиция, в свою очередь, провозгласила референдум своим главным лозунгом на октябрьских парламентских выборах, которые открыли новую главу политического кризиса.

Евгений Ляпин – журналист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net