Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Текущая аналитика

26.12.2016 | Алексей Макаркин

Американский пророк

Дональд ТрампПрезидентом США неожиданно стал человек, который никогда не занимал никаких выборных должностей – даже городского уровня. Первым делом он назначил в правительство крупных бизнесменов и начал всячески поощрять национальное предпринимательство, проведя масштабную налоговую реформу. Также он не скрывал своего скептического отношения к профессиональным политикам. В международной сфере занял предельно жесткую позицию в отношении Тегерана, разругался с Пекином и стал проводить политику «двух Китаев». Зато договорился о взаимодействии с Россией, сделав ставку на сотрудничество со своим старым знакомым, ветераном КГБ.

Вся эта история – не описание состоявшихся и возможных действий Дональда Трампа. Это эпизоды из романа ныне покойного Тома Клэнси Executive orders, переведенного на русский язык под эпическим названием «Слово президента» (так как книга под заглавием типа «Президентские указы» читателя бы не вдохновила). Этот роман – один из серии про Джона Райана, любимого героя Клэнси, – был опубликован 20 лет назад и в 2001 г. уже вызвал сенсацию, хотя и по другому поводу. В самом его начале начиненный взрывчаткой самолет врезается в Капитолий и уничтожает почти всю политическую элиту страны. После трагедии 11 сентября книгу сочли мрачным пророчеством.

Клэнси был консерватором, но не неоконом, а сторонником более традиционной версии консерватизма. Как и многие трамповцы, он был поклонником Рональда Рейгана, являлся противником масштабных длительных войн, предпочитая им спецоперации, сочетающие прямые и непрямые действия, силовое и политическое давление на противника. Можно вспомнить, что при Рейгане США непосредственно воевали только на Гренаде, где был обеспечен 100%-ный успех. В Афганистане и Никарагуа речь даже не заходила о прямом вовлечении американской армии в боевые действия.

В том же Executive orders Америка приходит на помощь саудитам, воюющим с иранцами, направив более чем ограниченный контингент – два бронетанковых полка, бригаду национальной гвардии и авиационное подразделение. Плюс уничтожает в Тегеране ракетным ударом своего главного врага. Это, конечно, не чистый изоляционизм, а стремление добиваться своих целей, не втягиваясь в кровопролитные конфликты, подобные иракскому. Неудивительно, что Клэнси был противником войны в Ираке (а Трамп в ходе избирательной кампании подверг ее резкой критике).

Многие наблюдатели отмечают, что Трамп буквально «коллекционирует» военачальников – среди его будущих сотрудников можно назвать генералов Джеймса Мэттиса, Джона Келли, Майка Флинна; да еще и МВД – по сути, аналог министерства природных ресурсов – возглавит ветеран иракской войны, коммандер и конгрессмен Райан Зинке. Создалось впечатление, что избранный президент готовится к большой войне. На самом деле это не так. Среди назначенцев Трампа пока нет общевойсковых командиров и адмиралов – два генерала сделали карьеру в морской пехоте, а Флинн – военный разведчик. Это тактики, способные решать локальные задачи с максимальной экономией сил и средств. Правда, не ясно, как генерал Келли в качестве министра внутренней безопасности будет проводить операции против мексиканских нелегалов, а военный опыт Зинке вряд ли поможет в общении с экологами.

Клэнси подробно описывает, как назначенцы, пришедшие из бизнеса, ужасаются порядкам, существующим в вашингтонской бюрократии, и начинают разгребать авгиевы конюшни. «Купи себе швабру. Мне нужно, чтобы ты вычистил свой департамент, модернизировал его и управлял им так, словно рассчитываешь в конце концов получать от него прибыль. Как ты сделаешь это – твоя проблема», – говорит президент Райан одному из своих министров. Избранный президент Трамп, похоже, руководствуется теми же принципами – распространяя их не только на минфин и минторг, но и на госдеп, который возглавит Рекс Тиллерсон из Exxon, известный как деловой партнер Игоря Сечина. Впрочем, при анализе американской ситуации не стоит исходить из биполярной схемы времен холодной войны, согласно которой СССР всегда был в центре внимания американской дипломатии. Сейчас задача Тиллерсона в первую очередь состоит в том, чтобы обеспечить экономические интересы США в мире, что означает прежде всего жесткую конкуренцию с Китаем. А России придется более сложно, чем раньше, маневрировать между Вашингтоном и Пекином.

В отличие от Райана Трамп не может полностью игнорировать политиков – реальный конгресс все же не подвергся разрушительной атаке смертника. Но показательно, что из политиков он старается выбирать тех, которые имеют жизненный опыт, выходящий за рамки сугубо политической деятельности. О спецназовце Зинке уже упоминалось выше. Когда Бен Карсон отказался от поста министра здравоохранения (одно дело – критиковать Оbamacare и совсем другое – предложить реалистичную альтернативу), эта должность была предложена конгрессмену Тому Прайсу, консервативному врачу из Джорджии, два десятилетия руководившему ортопедической клиникой. Карсон же займется строительством жилья – не столь конфликтным делом. Будущий руководитель административно-бюджетного управления, не менее консервативный конгрессмен Майк Малвани, когда-то был ресторатором в Южной Каролине. Это мечта американского консерватора – чтобы практики из глубинки «подвинули» вашингтонскую бюрократию. Впрочем, у этой мечты есть и оборотная сторона в виде дефицита управленческого опыта и высокой степени идеологизированности.

Конечно, у вымышленного Райана и реального Трампа есть и отличия. Райан у Клэнси – идеальный семьянин и супермен-интеллектуал. Семейная жизнь Трампа мало напоминает образец консерватизма, но выбирать не приходится – избранный президент сам навязал себя партии. Райан полностью доверял ЦРУ, плоть от плоти которого он был до своего президентства. Трамп подчеркнуто скептически относится к этому ведомству, считая, что оно причастно к тому, что США вначале поддержали в Ираке шиитов против суннитов, а потом в Сирии – наоборот, полностью запутав ситуацию. Поэтому он «насылает» на ЦРУ очередного консервативного конгрессмена, Майка Помпео, ранее в разведке не работавшего, но контролировавшего ее в палате представителей.

Кстати, в одной из последних книг Клэнси, Command Authority, вышедшей в 2013 г., говорится о войне между Россией и Украиной, которую, разумеется, прекращает президент Райан, при этом стараясь не вмешиваться напрямую в конфликт. В результате Россия отступает, но сохраняет за собой Крым. Очередное пророчество?

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Оригинал - «Ведомости»

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net