Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

23.01.2017 | Татьяна Становая

Инаугурация Дональда Трампа – начало новой эры?

Дональд Трамп, инаугурация20 января Дональд Трамп вступил в должность президента США. Инаугурации Трампа мировое сообщество ждало не столько с нетерпением, сколько с большим волнением: главой самой влиятельной державы мира избран непредсказуемый популист-миллиардер, вносящий гигантский вклад в формирование неопределенности развития мировой политики на ближайшие четыре года.

Инаугурационная речь Дональда Трампа была яркой, наполненной грандиозными обещаниями и популизмом. В выступлении Трампа сохранились присущие его предвыборной риторике антиэлитный настрой (прямая атака на Вашингтон и Конгресс, противопоставление народа и истеблишмента), темы протекционизма и поддержки американского производства, ставка на национальные интересы («покупай американское и нанимай американцев»). В своей речи Дональд Трамп обещал также «стереть с лица земли» исламский терроризм, что предусматривает более активную роль США в урегулировании сирийского кризиса.

В числе первых решений Трампа сразу после инаугурации будет указ о возведении стены на границе с Мексикой в контексте пакета мер по борьбе с нелегальными мигрантами в США. В частности, речь идет об отмене указа Барака Обамы, позволившего около 700 тыс. нелегальных мигрантов на легальных основаниях продолжить свое пребывание в стране. Источники информагентства указывали, что, скорее всего, это не будет означать немедленную депортацию нелегалов, однако Трамп покажет жёсткость своих намерений. Также ожидается и указ о начале процедуры выхода из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, пересмотр североамериканского Соглашения о свободной торговле с Канадой и Мексикой, а также отмена реформы системы здравоохранения, принятой при Бараке Обаме и ставшей одним из самых спорных решений его президентства. Трамп также пообещал отменить ограничения на производство углеводородов, в том числе на шельфовых месторождениях.

После вступления в должность была опубликована программа внутренней и внешней политики новой администрации США. Белый дом обещает отменить «обременительное регулирование» энергетической индустрии, что, по приведенным в сообщении расчетам, поможет американским рабочим, повысив заработные платы более чем на $30 млрд. за семь лет. Новая администрация ставит себе целью использовать имеющиеся на территории США «энергетические резервы» и достигнуть «энергетической независимости от ОПЕК и тех наций, которые враждебны» интересам США, писал РБК. В то же время Белый дом будет «работать со своими союзниками в Персидском заливе с целью развить с ними позитивные энергетические отношения». Внешняя политика администрации Трампа предполагает принцип «мир с помощью силы», подчеркивается в сообщении Белого дома. Самым высоким приоритетом политики США станет победа над «Исламским государством» (деятельность организации запрещена в России), а также другими радикальными исламистскими террористическими группами. Также в области внешней политики новая администрация ставит себе целью «восстанавливать американские вооруженные силы» и развивать дипломатию.

Белый дом разработал «смелый план создания 25 млн. новых рабочих мест в предстоящем десятилетии и возвращения к 4%-ному ежегодному экономическому росту»: риторика, напоминающая риторику Владимира Путина. Кстати, так же, как и Путин, Трамп ставит вопросы безопасности в число приоритетов, обещая «увеличить количество правоохранителей», остановить «банды и насилие», наркотрафик.

21 января, на следующий день после инаугурации, Трамп посетил штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли. Ранее ведомство призвало избранного президента быть осторожным с Россией. Учитывая прежнее повышенное внимание Трампа к вопросам кибербезопасности, нельзя исключать, что проблематика развития правоохранительной системы, вообще в целом полицейских функций государства при Трампе будет нарастать. В то же время это примирительный шаг в отношении ЦРУ, которое новый президент неоднократно подвергал критике.

Инаугурация Дональда Трампа привнесла в мировую политику высокую степень неопределённости, способную разрушить прежние балансы, сформованные после завершения Второй мировой войны.

Во-первых, формируются большие ожидания смещения геополитического фронта США с условных «империй зла», которые при прежних президентах США олицетворяли собой авторитарные, закрытые, антизападные режимы, воспринимаемые как источники угроз, купирование которых считалось возможным исключительно через экспорт демократической модели управления. Новая линия «фронта» постепенно прокладывается между США и Китаем, в экспертном сообществе все чаще можно услышать мнение о том, что после избрания Трампа новая холодная война будет «американо-китайской».

На КНР Трамп смотрит исключительно с позиции бизнесмена, возмущенного политикой Пекина в отношении юаня и торговой политикой, ставящей американский (да и вообще весь западный) бизнес в трудные условия. Однако рычагами влияния он видит не торговые споры, а политические инструменты: Трамп не исключил, что США откажутся от политики «одного Китая» в случае отсутствия прогресса в американо-китайском диалоге. Возможная поддержка Тайваня Дональдом Трампом вызвала тревогу у военных Китая, они рассматривают «жесткие меры» в отношении острова. Речь идет, в частности, об учениях близ Тайваня и экономических мерах. Но даже если новая администрация США ограничится лишь риторикой без конкретных раздражающих Пекин шагов, это способно повлиять на коррекцию внешнеполитической доктрины Китая и привести к новым балансам в мировой политике. А эксперт по Китаю Александр Габуев в своей колонке для «Коммерсанта» писал, что одной из проблем для будущих отношений США и Китая становится непонимание Пекином, как и с кем строить диалог в окружении Трампа – именно способность выстроить такие контакты на протяжении многих лет удерживало страны от нарастания конфронтации и политизации разногласий.

Во-вторых, гораздо более полицентричным и дифференциальным может стать «Запад» как геополитическое образование, сформированное в условиях двублокового мира и объединенное единым видением политических, гуманитарных ценностей и понимания приоритетов безопасности. Тезис Трампа «каждый сам за себя», разногласия по политике в отношении России, сомнение в эффективности НАТО, крайне противоречивое отношение к ядерному сдерживанию и политике разоружения – все это может вести к нарастанию полицентричности внутри западной цивилизации и как следствие – ее кризису, о чем весьма красочно говорил по итогам Давоса глава «Роснано» Анатолий Чубайс. «В историческом процессе, в котором 1970-1980-е годы прошлого века были апогеем либерализма, крах коммунистической системы, «тэтчеризм», «рейганомика», а поверх этого соответствующие идеологические работы, в том числе Фрэнсис Фукуяма с книжкой «Конец истории», смысл которой в том, что история закончилась, либерализм победил везде, и больше ничего не будет. После этого, как мы видим, происходит прямо противоположное. Вместо фундаментальных ценностей либерализма, таких как глобализация, демократия, мультикультурализм и другие, им на смену приходят прямо противоположные: ценности национальной идентичности, ценности страновых национальных интересов, приоритета национальной культуры», – говорил он в интервью BFM, отражая общие настроения участников и атмосферу «нового мира».

Показательна и резкая критика Трампа в отношении миграционной политики Ангелы Меркель, которую избранный президент в интервью Times назвал «катастрофичной ошибкой».

В то же время Трамп сталкивается с беспрецедентным противодействием своему политическому курсу. Не имеет аналогов ситуация, при которой число участников торжественной церемонии инаугурации президента США оказалось сопоставимо с количеством вышедших на массовые акции протеста по этому случаю. Для немалой и очень активной и ресурсной части американского общества Трамп выглядит не просто неприятной политической фигурой, но президентом, стремящимся подвергнуть ревизии все стороны деятельности администрации Барака Обамы и создающим угрозу для привычного образа жизни. Любые жесткие действия администрации Трампа будут вызывать новый протест.

В-третьих, непредсказуемой и противоречивой выглядит позиция Трампа и в отношении России как страны, вышедшей после аннексии Крыма за пределы своей зоны традиционного влияния и активно втянувшейся в решение одного из самых сложных геополитических кризисов – ближневосточного, причем на условиях, которые на сегодня не устраивают значительную часть западного мира, оказавшегося в этой ситуации на обочине. Предшествующие инаугурации Трампа выступления уже показали заметное похолодание риторики в отношении Москвы.

За неделю до инаугурации Дональд Трамп дал понять, что санкции не будет сняты с России в безусловном порядке. В интервью WSJ он заявил, что санкции, введенные в отношении России, «по крайней мере на протяжении какого-то времени» будут сохраняться, а их снятие будет зависеть от того, как будут выстраиваться российско-американские отношения. В другом интервью, Times, Трамп привязал снятие санкций с достижением неких «хороших договоренностей», приведя в пример «очень существенное сокращение» ядерного оружия. «Россия сейчас сильно страдает из-за санкций, а я думаю, что может произойти нечто такое, от чего много людей выиграют», – указал он. Однако дальнейшее разоружение, особенно со стороны России и тем более в одностороннем порядке, представляется задачей фантастичной.

Судя по всему, Трамп как бизнесмен-прагматик готов «продать» снятие санкций, начиная торговаться с Россией по возможным сделкам в будущем. Подобный подход вполне может устраивать Москву, учитывая, что Вашингтон фактически отказывается от тесной привязки санкционной политики к вопросу о ситуации в Украине. Однако также понятно, что снимать ограничения в качестве жеста доброй воли Трамп не станет, а его торговые предложения могут не устроить Россию. Кандидат на пост главы Министерства финансов США Стивен Мнучин, выступая в Конгрессе, также заявил, что поддерживает санкции против России «на 100%». В то же время он не исключил их ослабления в случае заключения «хорошей сделки» с Москвой.

Тем временем, Bloomberg сообщил, что, хотя российское телевидение говорит о Дональде Трампе «в заискивающем тоне», который «обычно приберегают для Владимира Путина», в Кремле уже спала первоначальная эйфория, возникшая после победы республиканца на президентских выборах в США. В руководстве России начали сомневаться, что возможно достичь сколько-нибудь значимой разрядки в отношениях с США, говорили четыре высокопоставленных источника агентства в Москве.

Неудобными для Москвы могут стать и планы США продолжить свою политику в области построения системы ПРО. «США разработают новейшую систему ПРО для защиты против атак таких государств, как Иран и Северная Корея, и уделят особое внимание кибератакам», говорилось в сообщении Белого дома после инаугурации Трампа. Тема развития ПРО была и остается одной из фундаментальных причин усугубления недоверия российской элиты к США.

Вступление Дональда Трампа в должность нового президента США воспринимается в мировом сообществе как возможное начало новой эпохи, где общая неопределённость будет соседствовать с геополитическим ослаблением ведущей державы мира, хаотизацией мировых процессов, ростом числа региональных конфликтов, девальвацией роли международных институтов. Даже при таком сценарии Россия видит для себя окно возможностей и более широкое поле для маневрирования, чем при прежней ситуации. Нельзя исключать роста активности России в направлении поиска новой формулы мирового порядка, архитектуры безопасности.

В такой ситуации фактор санкций или политики сдерживания в более глобальном масштабе отступает на периферию и перестаёт в должной мере работать в отсутствие единого «западного фронта». Однако для России ключевым условием развития становится не только внешняя конъюнктура и характер мировых процессов, но и способность страны вернуться к экономическому росту. Желаемый кумулятивный эффект от геополитической разрядки и восстановления ситуации на мировых энергетических рынках может действительно привести к более комфортным условиям развития страны, что, однако, если и будет иметь место, то в любом случае останется процессом обратимым и крайне нестабильным.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net