Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

01.02.2017 | Антон Евстратов

Гибридная операция спасения: как Иран участвует в сирийской войне?

Гибридное спасение: как Иран участвует в сирийской войне?На протяжении конфликта в Сирии огромную роль в поддержке правительства этой страны играл Иран. Именно ИРИ Дамаск обязан относительной финансовой стабильностью, наличием топлива и оружия. Иранские военные советники и контролируемые Исламской Республикой отряды шиитского ополчения и движения «Хезболла» – также значимый фактор в современных сирийских реалиях. Последние успехи правительственных войск во многом обусловлены именно помощью России в воздухе и Ирана – на земле.

Давние союзники

Сирия для Ирана – союзник важный и давний. Еще в президентство отца нынешнего главы арабской республики Хафеза Асада данное государство стало третьим в мире, признавшем правительство аятоллы Хомейни после Исламской Революции 1979 года. В период начавшейся затем ирано-иракской войны 1980-1988 гг. Сирия также поддержала Иран, причем она оказалась единственной арабской страной, вставшей на сторону Тегерана. Интересно, что в ту пору САР, вооружаемая Советским Союзом и имеющая обученную советскими военспецами армию, оказывала помощь ИРИ и боеприпасами (например, ракетами) и даже отправляла в Иран своих инструкторов. Вне сомнения, Асад руководствовался тогда собственными интересами – ведь после примирения Египта и Иордании с Израилем, САР осталась, фактически, один на один с Израилем.

Не способствовали стабильному положению республики и разногласия ее президента с иракским лидером Садамом Хусейном. Для Ирана Сирия, в свою очередь, оказалась мощным плацдармом для поддержки ливанских шиитов и воздействия посредством их на все тот же Израиль. Особенно актуальным данное сотрудничество стало с созданием в Ливане движения «Хезболла» и распространением Ираном своего влияния на исламистские группировки Палестины - «Исламский джихад» и «Хамас».

К началу 21 века ситуация изменилось, и уже Иран содействовал Сирии в решении ее экономических проблем, помогал обучать и вооружать ее армию, продолжая рассматривать страну как важный плацдарм для связи с «Хезболлой» и палестинскими группировками (с последними, правда, отношения к 2010-м испортились по причине перехода их под контроль арабских монархий Персидского залива). До начала гражданского конфликта в Сирии в стране постоянно находилось от 2 до 3 тысяч иранских военных, обеспечивавших транзит вооружения в Ливан, и отвечавших за ирано-сирийское военное сотрудничество. Особое значение имел сирийский город Забадани, являвшийся важным транспортным хабом Корпуса стражей Исламской революции на пути к Ливану.

Касем Сулеймани – архитектор шиитского ополчения

Неудивительно, что с самого начала беспорядков в Сирии Иран сразу безоговорочно поддержал ее правительство. Уже с этого времени в стране стал появляться упомянутый выше Касем Сулеймани. Затем число и уровень иранских военных советников в стране стал стремительно расти. Вскоре в операциях в Сирии был задействован целый ряд иранских генералов. Некоторые из них не вернулись домой – как, например, видный деятель КСИР генерал Хасан Шатери. Общее число иранских военных советников, (которые, по мнению сирийской оппозиции, не только советники, но и участники боевых действий) точному исчислению не поддается. По сообщениям ряда западных СМИ, в основном со ссылкой на уже упомянутую оппозицию, речь идет о десятках тысяч бойцов и командиров КСИР в Сирии. Иран такое количество своих военных в арабской республике отрицает. Согласен с ним и, например, доктор Джубин Годарзи, доцент университета Вебстера, который считает, что правомерно говорить лишь о нескольких сотнях иранцев, вовлеченных в операции в Сирии.

С другой стороны, нельзя не учитывать уже упомянутые выше формирования сирийского шиитского и общегражданского ополчения, а также шиитских бойцов-интернационалистов из Афганистана и Пакистана, которые также контролируются Ираном. Что касается местного ополчения, то это – Национальные силы обороны, ополчение, которое в условиях развала имевшейся в республике армии, играет порой ключевую роль в успехах сирийского правительства.

Опыт создания ополчения генерал Касем Сулеймани и его подчиненные извлекли из боевых действий в Ираке, где созданные офицерами «Аль-Кодс» милиционные формирования зачастую оказывались более боеспособными, чем регулярные воинские части. Учли иранцы и собственный опыт в создании полувоенных формирований Басидж – еще со времен войны с Саддамом. Что касается иностранных шиитских легионеров, то основную роль среди них играют, разумеется, бойцы движения «Хезболла». Понимая, что, в случае превращения Сирии в салафитское исламское государство, о регулярных транспортно-логистических связях с Ираном можно забыть, ливанская шиитская организация готова на все, чтобы не дать этому сценарию сбыться. В Сирии воюет основная часть солдат и офицеров «Хезболла» - несколько тысяч человек. Одних только потерь на сирийской земле ливанская организация понесла до 2 тысяч убитыми и 5 тысяч ранеными. Среди погибших – командующие силами ливанского движения в Сирии Абу Аббас и Мухаммед Исса, а также сын знаменитого Имада Мугнии Джихад. Однако именно бойцы этой группировки, прекрасно подготовленные и организованные, играли решающую роль в ряде операций против исламистов. Это и взятие города Эль-Кусайра, и защита мавзолея сейиды Зейнаб, и освобождение г. Хомс, и многие другие эпизоды.

Большую роль в событиях в Сирии играют и ведомые иранскими инструкторами подразделения иракских шиитских добровольцев – «Катаиб Хезболла» и «Бригада Абу-ль-Фазль аль-Аббас». Что касается афганских шиитов, обученных все теми же иранцами и возглавляемых ими, то они представлены в основном подразделением «Лива Фатимийун», известным за пределами арабского мира как «Бригада Фатимийун». Она составлена в основном из афганских мигрантов, проживающих на территории Ирана, и имеющих, помимо религиозных, и совершенно конкретные экономические причины вступления в данное формирование. Имеется и военная группировка, в которую входят пакистанские добровольцы. Это – «Бригада Зейнабийун».

Однако не только подготовка и формирование новых подразделений стали достижением иранских военных советников в Сирии. Опыт боевых действий в Ираке, скрупулезно проанализированный Касемом Сулеймани, был перенесен в соседнюю страну в максимальных объемах. Так, именно согласно идеям генерала, учитывавшего, как ограниченные ресурсы сирийских вооруженных сил, так и позитивный опыт американцев в Ираке, была проведена успешная осада Хомса и блокада ряда других населенных пунктов. Сулеймани же предложил сирийскому военно-политическому руководству сосредоточить силы на контроле крупных городов, не распыляя их на сельскую местность. В этом контексте и был взят Алеппо, а ранее – Хама и Хомс. Сейчас вся вооруженная оппозиция, вместе взятая, не контролирует ни одного крупного города, за исключением Ракки и Идлиба.

Финансовая поддержка

Что касается финансовой поддержки и поставок оружия, то это тоже нельзя недооценивать. Только в 2013 году Иран предоставил Сирии кредитов на сумму 15 миллиардов долларов. Согласно информации спецпосланника генсека ООН по Сирии Стефана де Мистуры, ежегодные траты иранского правительства на поддержку Сирии составляют 6 миллиардов долларов. Впрочем, Надим Шехади, директор Центра исследований Восточного Средиземноморья американского университета Тафтса, называет цифру в 15 миллиардов в год. Что касается иранского вооружения, то в Сирии уже применяются не только иранские автоматы, пулеметы, снайперские винтовки, мины и гранаты, но и беспилотники и баллистические ракеты. Для Ирана – это не только возможность поддержать сирийских военных, но и шанс обкатать свое вооружение, особенно новейшее.

Исламская Республика Иран, понимая необходимость Сирии как непременной части так называемого «шиитского полумесяца» для всего влияния Тегерана на Ближнем Востоке, готов на многое ради сохранения законного сирийского правительства. Это и дипломатические, и гуманитарные, и финансовые, и чисто военные меры. ИРИ широко задействует в операциях на территории Сирии, как местных бойцов, так и легионеров из других стран. При этом представительство, собственно, иранцев в арабской республике на данный момент незначительно – ни одно заявление оппозиции о «тысячах иранских спецназовцев» пока не было доказано. В этом отношении Иран ведет высокоуровневую и беспрецедентную игру, сохраняя и продвигая свои интересы в Сирии в целом чужими руками, избегая обвинений во вмешательстве во внутренние дела республики со стороны мирового сообщества. При этом нельзя отрицать наличия у Исламской Республики, особенно в свете ее мобилизационных возможностей и после снятия с нее санкций, ресурсов и для более масштабных действий.

Антон Евстратов - преподаватель кафедры Всемирной истории и зарубежного регионоведения Российско-Армянского (Славянского) университета (г. Ереван), кандидат политических наук

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net