Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

07.03.2017 | Валерий Выжутович

Когда на Руси было жить хорошо?

Путин, общение с людьмиСейчас, при Владимире Путине, жизнь в России лучше, чем когда-либо за последние 100 лет. Такой ответ дали почти треть россиян, 32%, отвечая на вопрос «Левада-центра»: «Когда жизнь в России была лучше?». Исследование проводилось к 100-летию Февральской революции, и отсчет «лучших эпох», предложенный респондентам на выбор, начинался с 1917 года. В этом историческом диапазоне «серебро» досталось эпохе Брежнева (29%), «бронзу» поделили дореволюционная эпоха и эпоха Сталина (по 6%).

Люди до сих пор по-разному оценивают и Февральскую революцию, положившую конец российской монархии. Здесь прослеживается динамика настроений. Так, 13 процентов (на 4 больше, чем в 1997 году) опрошенных считают, что «крушение монархии было прогрессивным шагом в развитии страны», 21 процент (на 4 меньше, чем в 1997-м) - что оно «привело Россию на путь утраты своего национального и государственного величия», 23 процента (против 18 в 1997-м) - что «положительные и отрицательные последствия крушения монархии компенсируют друг друга». На 5 процентов (с 27 до 32) увеличилась доля тех, кто уверен, что «Февральская революция была этапом на пути к Великой Октябрьской социалистической революции, создавшей первое в мире государство рабочих и крестьян». На 5 процентов (с 24 до 19) уменьшилось число тех, кто полагает: «Февральская революция ослабила Россию, что привело к октябрьскому перевороту и крушению страны». И на 2 процента (с 13 до 11) упало количество людей, считающих, что «Февральская революция, если бы не последующий октябрьский переворот, вывела бы Россию на путь прогресса и демократии, и наша страна входила бы сейчас в число наиболее развитых стран мира».

Подобные опросы проводятся регулярно и почти никогда не приносят сенсаций. Отношение общества к тем или иным событиям прошлого, оценка гражданами российских правителей различных эпох всегда обусловлены современными реалиями. Два года назад фонд «Общественное мнение» (ФОМ) аналогичным образом спрашивал представителей населения, когда, с их точки зрения, демократии в стране было больше. О том, что третий президентский срок Владимира Путина - самый демократичный период в истории России, заявили 27 процентов граждан. Еще 12 процентов выразили убеждение, что больше всего демократии в стране было во время двух предыдущих сроков Владимира Путина (с 2000 по 2008 год). Следующий по популярности ответ - «демократии было больше всего при Леониде Брежневе» (8 процентов).

Второе место, закрепившееся за Брежневым в рейтинге наиболее уважаемых массами правителей России, кого-то, возможно, удивляет. Приписываемая этому лидеру приверженность идеалам свободы и демократии тоже вызывает вопросы. Но всерьез выяснять, почему Брежнев, по мнению значительной части общества, отвечает стандартам демократического правителя, пожалуй, и не стоит. Потому что наши граждане не вполне четко представляют себе эти стандарты. Согласно тому же опросу ФОМ, демократия важна для 62 процентов россиян, 16 процентов не придают ей важности и 20 процентов затруднились определить самую важную ценность для страны. Для 43 процентов респондентов демократия - это «гласность, свобода слова и мнений», «свобода выбора» и «соблюдение прав человека», а 12 процентов полагают, что демократия - это «участие народа в управлении страной». Остальные опрошенные не смогли определить значение слова «демократия». На вопрос, достаточно ли демократии в сегодняшней России, треть респондентов ответили, что ее «столько, сколько нужно», 22 процента - что ее «мало», в стране «отсутствуют гласность и свобода слова», более 10 процентов - что демократии «слишком много», «все дозволено, и каждый делает что хочет». Еще 33 процента затруднились сказать, достаточно ли в России демократии. Словом, уяснить, что же именно российское население понимает под демократией и насколько она ему необходима, в полной мере не удается. Ведущий аналитик ФОМ Григорий Кертман полагает, что большинство дает «социально одобряемый ответ», за которым не стоит «глубокая приверженность россиян демократическим ценностям»: «Люди дорожат правом голоса. Но для большинства из них выборы - лишь форма диалога с властью, а не ее смены».

На самом же деле демократия здесь ни при чем. Прикидывая, в какие времена ее было больше, граждане подсознательно давали ответ на другой вопрос: кто из поименованных российских руководителей вам наиболее симпатичен? И первенство Путина с его высоким кредитом доверия в этом случае совершенно объяснимо. С Брежневым же иначе. Тут ностальгия. Тоска по временам, когда большинству наших соотечественников жилось, как им кажется, лучше, чем теперь. Вообще демократия для российского обывателя - это что-то хорошее, хоть и не очень понятное. Скорее всего - синоним мало-мальски сносной жизни. Воспоминания о такой жизни, прерванной сначала перестройкой, потом - еще жестче - «лихими девяностыми», согревают сознание многих людей и выводят в топ-тройку тех политических лидеров, кто обеспечивал былое всеобщее благоденствие. Но дело в том, что это ложные воспоминания. Воспоминания о том, чего не было. Например, колбасы по 2 руб. 20 коп., на чей-то ностальгический взгляд, было навалом, значит и демократии было в ту пору ешь - не хочу. Что колбасы в те времена было не больше, чем демократии, - это как-то забылось.

Особенность ложных воспоминаний состоит в том, что идеализированные представления о вчерашнем житье-бытье, когда «очереди были короче», «мороженое вкуснее», «девушки целомудреннее», переносятся на весь политической строй. В данном случае - на советский. Его идеализация идет и сверху, и снизу. Государство (с помощью СМИ) и граждане (путем ностальгических вздохов и восклицаний), каждый со своей стороны, созидают «счастливое прошлое» - взамен «счастливому будущему», которое было обещано, да так и не наступило.

Люди оценивают деятелей прошлого не по историческим меркам, а через призму сегодняшних надежд, разочарований и страхов. Эпоха девяностых катком прошлась по судьбам миллионов. Кто выстоял, тот не оглядывается назад с чувством невосполнимой потери. Кто не смог приспособиться к новым реалиям, тот ищет опору в ложных воспоминаниях. Последних пока, к сожалению, большинство.

Валерий Выжутович – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net