Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Состоявшийся в воскресенье, 19 марта, съезд Социал-демократической партии Германии избрал экс-председателя Европарламента Мартина Шульца новым лидером партии и официально утвердил его кандидатом в канцлеры от СДПГ на предстоящих в сентябре выборах в бундестаг. Шульц был единственной кандидатурой и получил стопроцентную поддержку делегатов – это первый случай за весь послевоенный период.

Бизнес, несмотря ни на что

Восприятие кризиса в строительной отрасли словно проходит через классические «стадии принятия». Позади уже отрицание, гнев и торг. Большинство участников рынка колеблются между депрессией и принятием. Периодически можно встретить бодрые заявления о «достижении дна» и завершении «наиболее трудного этапа» кризиса, однако зачастую последующие события, как правило, указывают на их чрезмерную оптимистичность.

Интервью

«Политком.RU» планировал поговорить с известным политологом и политическим географом Дмитрием Орешкиным о нынешнем состоянии российской внепарламентской оппозиции. Но по ходу интервью разговор вышел и на другие темы: о глубоких социокультурных и политических различиях между российскими регионами и связанных с этим проблемах для любой власти в Кремле, а также о президентских выборах и политической ситуации после марта-2018.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Текущая аналитика

07.03.2017 | Валерий Выжутович

Когда на Руси было жить хорошо?

Путин, общение с людьмиСейчас, при Владимире Путине, жизнь в России лучше, чем когда-либо за последние 100 лет. Такой ответ дали почти треть россиян, 32%, отвечая на вопрос «Левада-центра»: «Когда жизнь в России была лучше?». Исследование проводилось к 100-летию Февральской революции, и отсчет «лучших эпох», предложенный респондентам на выбор, начинался с 1917 года. В этом историческом диапазоне «серебро» досталось эпохе Брежнева (29%), «бронзу» поделили дореволюционная эпоха и эпоха Сталина (по 6%).

Люди до сих пор по-разному оценивают и Февральскую революцию, положившую конец российской монархии. Здесь прослеживается динамика настроений. Так, 13 процентов (на 4 больше, чем в 1997 году) опрошенных считают, что «крушение монархии было прогрессивным шагом в развитии страны», 21 процент (на 4 меньше, чем в 1997-м) - что оно «привело Россию на путь утраты своего национального и государственного величия», 23 процента (против 18 в 1997-м) - что «положительные и отрицательные последствия крушения монархии компенсируют друг друга». На 5 процентов (с 27 до 32) увеличилась доля тех, кто уверен, что «Февральская революция была этапом на пути к Великой Октябрьской социалистической революции, создавшей первое в мире государство рабочих и крестьян». На 5 процентов (с 24 до 19) уменьшилось число тех, кто полагает: «Февральская революция ослабила Россию, что привело к октябрьскому перевороту и крушению страны». И на 2 процента (с 13 до 11) упало количество людей, считающих, что «Февральская революция, если бы не последующий октябрьский переворот, вывела бы Россию на путь прогресса и демократии, и наша страна входила бы сейчас в число наиболее развитых стран мира».

Подобные опросы проводятся регулярно и почти никогда не приносят сенсаций. Отношение общества к тем или иным событиям прошлого, оценка гражданами российских правителей различных эпох всегда обусловлены современными реалиями. Два года назад фонд «Общественное мнение» (ФОМ) аналогичным образом спрашивал представителей населения, когда, с их точки зрения, демократии в стране было больше. О том, что третий президентский срок Владимира Путина - самый демократичный период в истории России, заявили 27 процентов граждан. Еще 12 процентов выразили убеждение, что больше всего демократии в стране было во время двух предыдущих сроков Владимира Путина (с 2000 по 2008 год). Следующий по популярности ответ - «демократии было больше всего при Леониде Брежневе» (8 процентов).

Второе место, закрепившееся за Брежневым в рейтинге наиболее уважаемых массами правителей России, кого-то, возможно, удивляет. Приписываемая этому лидеру приверженность идеалам свободы и демократии тоже вызывает вопросы. Но всерьез выяснять, почему Брежнев, по мнению значительной части общества, отвечает стандартам демократического правителя, пожалуй, и не стоит. Потому что наши граждане не вполне четко представляют себе эти стандарты. Согласно тому же опросу ФОМ, демократия важна для 62 процентов россиян, 16 процентов не придают ей важности и 20 процентов затруднились определить самую важную ценность для страны. Для 43 процентов респондентов демократия - это «гласность, свобода слова и мнений», «свобода выбора» и «соблюдение прав человека», а 12 процентов полагают, что демократия - это «участие народа в управлении страной». Остальные опрошенные не смогли определить значение слова «демократия». На вопрос, достаточно ли демократии в сегодняшней России, треть респондентов ответили, что ее «столько, сколько нужно», 22 процента - что ее «мало», в стране «отсутствуют гласность и свобода слова», более 10 процентов - что демократии «слишком много», «все дозволено, и каждый делает что хочет». Еще 33 процента затруднились сказать, достаточно ли в России демократии. Словом, уяснить, что же именно российское население понимает под демократией и насколько она ему необходима, в полной мере не удается. Ведущий аналитик ФОМ Григорий Кертман полагает, что большинство дает «социально одобряемый ответ», за которым не стоит «глубокая приверженность россиян демократическим ценностям»: «Люди дорожат правом голоса. Но для большинства из них выборы - лишь форма диалога с властью, а не ее смены».

На самом же деле демократия здесь ни при чем. Прикидывая, в какие времена ее было больше, граждане подсознательно давали ответ на другой вопрос: кто из поименованных российских руководителей вам наиболее симпатичен? И первенство Путина с его высоким кредитом доверия в этом случае совершенно объяснимо. С Брежневым же иначе. Тут ностальгия. Тоска по временам, когда большинству наших соотечественников жилось, как им кажется, лучше, чем теперь. Вообще демократия для российского обывателя - это что-то хорошее, хоть и не очень понятное. Скорее всего - синоним мало-мальски сносной жизни. Воспоминания о такой жизни, прерванной сначала перестройкой, потом - еще жестче - «лихими девяностыми», согревают сознание многих людей и выводят в топ-тройку тех политических лидеров, кто обеспечивал былое всеобщее благоденствие. Но дело в том, что это ложные воспоминания. Воспоминания о том, чего не было. Например, колбасы по 2 руб. 20 коп., на чей-то ностальгический взгляд, было навалом, значит и демократии было в ту пору ешь - не хочу. Что колбасы в те времена было не больше, чем демократии, - это как-то забылось.

Особенность ложных воспоминаний состоит в том, что идеализированные представления о вчерашнем житье-бытье, когда «очереди были короче», «мороженое вкуснее», «девушки целомудреннее», переносятся на весь политической строй. В данном случае - на советский. Его идеализация идет и сверху, и снизу. Государство (с помощью СМИ) и граждане (путем ностальгических вздохов и восклицаний), каждый со своей стороны, созидают «счастливое прошлое» - взамен «счастливому будущему», которое было обещано, да так и не наступило.

Люди оценивают деятелей прошлого не по историческим меркам, а через призму сегодняшних надежд, разочарований и страхов. Эпоха девяностых катком прошлась по судьбам миллионов. Кто выстоял, тот не оглядывается назад с чувством невосполнимой потери. Кто не смог приспособиться к новым реалиям, тот ищет опору в ложных воспоминаниях. Последних пока, к сожалению, большинство.

Валерий Выжутович – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Организация Договора Коллективной Безопасности в силу значимости предмета деятельности могла бы стать одним из существенных инструментов постсоветской кооперации и интеграции в военной сфере. Однако по ряду комплексных обстоятельств этот механизм был задействован лишь частично.

Об Арктике в последнее время говорят и пишут довольно много, особенно в России. Но если в нашей стране основными субъектами подобного рода дискурса, а также исполнителями конкретных решений являются государственные деятели и военные, то в странах Запада в качестве таковых выступают некоммерческие организации, экологи, представители научного сообщества.

Во Франции закончилась фаза праймериз. Окончательный состав кандидатов на пост президента сформировался после решения центристского кандидата Франсуа Байру не участвовать в четвертый раз в президентских выборах и заключить союз с Эммануэлем Макроном, а также соглашения между кандидатом соцпартии Бенуа Амоном и кандидатом «экологов» Янником Жадо. Вместе с тем ситуация на президентских выборах во Франции меняется с калейдоскопической скоростью, преподнося сюрприз за сюрпризом.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net