Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

03.04.2017 | Марина Войтенко

ЕС и Британия – «развод» по-европейски

БрекситМинувшая неделя, добавив определенности в «график» продвижения по маршруту перезагрузки финансовых и торговых потоков на европейском экономическом пространстве, лишь умножила вопросы к содержательному наполнению трансформаций. И хотя надежд на победу прагматических подходов не становится меньше, путь этот обещает стать весьма сложным и растянутым во времени.

29 марта с передачей Европейскому совету уведомления правительства Соединенного Королевства о решении Великобритании покинуть Евросоюз, формально стартовала процедура Brexit. Ранее министр по вопросам выхода из ЕС Дэвид Дэвис даже обозначил ожидаемый срок ее завершения – первый месяц весны 2019 года (что полностью соответствует максимально возможному времени переговорного процесса, обозначенному в статье 50 Лиссабонского договора о создании ЕС).

Председатель совета ЕС Дональд Туск, в свою очередь, 31 марта опубликовал проект руководящих принципов переговоров о Brexit. Он исключает двусторонние соглашения между Британией и отдельными странами ЕС, предусматривая исполнение Лондоном всех все юридических и бюджетных обязательств[1], а также то, что будущее торговое соглашение должно включать «гарантии защиты от получения нечестных конкурентных преимуществ посредством фискального, социального и экологического демпинга».

29 апреля (то есть, через неделю после первого тура президентских выборов во Франции) на экстренном саммите Европейского союза должна быть одобрена стратегия по переговорному процессу «развода», а сами переговоры могут начаться только 22 мая после утверждения соответствующих директив 27 странами-членами ЕС. До этого момента все обсуждения будут качаться формата переговоров, но не их сути. Пока же содержательное наполнение намерений остается неопределенным по обе стороны Ла-Манша.

Глава Евросовета Дональд Туск 31 марта отметил: «Переговоры будут сложными, запутанными и иногда даже конфронтационными». До их завершения Великобритания будет продолжать оставаться членом ЕС. При этом наблюдатели уже не исключают, что «бракоразводный» процесс может и не уложиться в отпущенные два года.

В Соединенном Королевстве с начала года обсуждалось несколько сценариев выхода, но теперь премьер-министр Тереза Мэй уже ясно дала понять, что наиболее предпочтительным (по меньшей мере в начальной стадии переговоров) является «жесткий» вариант, предполагающий уход с единого европейского рынка, ограничения на трудовую миграцию из стран ЕС, отказ от Таможенного союза и выход из-под юрисдикции Европейского суда. Переговорщики ЕС готовы предложить Соединенному Королевству совершенно новое соглашение о свободе торговли. Содержание этого будущего документа (практическая работа над ним по сути и не начиналась) важно и для сохранения целостности Великобритании. 28 марта депутаты парламента Шотландии поддержали инициативу Шотландской национальной партии по проведению через полтора года (в период между осенью-2018 и весной-2019) второго референдума о независимости региона. Его первый министр Шотландии Никола Стерджен 31 марта направила соответствующий запрос в канцелярию премьер-министра Великобритании. Сходные настроения усиливаются и в Северной Ирландии. Не случайно Европейский совет в проекте руководящих принципов переговоров о Brexit особо подчеркивает необходимость «избежать жесткой границы между Ирландией и Северной Ирландией».

В ЕС также понимают, что запуск Brexit положит начало новой трансформации интеграционного объединения (готовность к этому закреплена в документах недавнего «юбилейного» саммита Евросоюза в Риме). В начале марта Еврокомиссия представила «Белую книгу о будущем Европы». Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предложил к обсуждению пять сценариев «жизни после Brexit». Первый – «Продолжаем в том же духе»: концентрация усилий всех 27 стран ЕС на позитивной программе реформ на основе Братиславской декларации, согласованной в 2016 году. Второй – «Единый рынок прежде всего»: согласованные действия ЕС фокусируются на едином рынке товаров и услуг, капитала и рабочей силы, движения на других направлениях не форсируются, пока для этого не возникнут необходимые и достаточные условия. Третий – «Те, кто хочет больше, делают больше»: Страны ЕС по собственному выбору усиливают интеграцию в конкретных областях (оборона, внутренняя безопасность, социальная политика и т.п.). Кто не готов – свободен следовать курсом Великобритании. Четвертый – «Выполнять меньше, но более эффективно»: ЕС сосредотачивается на более глубоком и быстром взаимодействии в отдельных областях политики, но снижает уровень взаимодействия там, где прогресс незаметен или труднодостижим. Пятый – «Работаем больше и вместе»: предполагается передача больших власти, ресурсов и ответственности наднациональным структурам, что будет содействовать повышению эффективности принятия и исполнения решений на общеевропейском уровне. Но все эти предположения пока вызвали (в том числе со стороны евроконтинентальных бизнесов и банков) отклики преимущественно скептические – развитие событий может пойти совершенно иначе.

Несмотря на растущую напряженность (главным образом из-за отсутствия деталей «евроразвода») в ожиданиях участников рынков, экономики и Великобритании, и Еврозоны выглядят достаточно уверенно. Прогнозы и ОЭСР, и ЕЦБ, и Еврокомиссии на 2017 и 2018 годы предполагают рост ВВП в первом случае 1,5-1,6% и 1,0-1,2%, во втором – 1,6-1,8% и 1,6%. У Банка Англии ожидания для собственного хозяйства более комфортны: в 2017-2019 годах – 2%, 1,6% и 1,7% соответственно. Замедление налицо, но оно не носит критического характера. Инфляция, как ожидается, превысит 2% уже в ближайшие месяцы (повышение ставки регулятора вероятно текущим летом) дойдя до 2,8% в первом полугодии-2018 и снизившись до 2,4% к концу 2019 года. Есть риски повышенной волатильности фунта стерлингов уже в апреле. В то же время, индекс экспортных заказов, рассчитываемый Конфедерацией британской промышленности (CBI) находится на трехлетнем максимуме[2].

Деловая активность в Еврозоне тоже демонстрирует умеренное оживление. В марте-2017, несмотря на снижение на 0,1 п.п. (со 108 до 17,9 пункта) сводный индекс делового и потребительского доверия остается близко к максимальному уровню с 2011 года. Внимательно отслеживая инфляционные процессы, в ЕЦБ даже не исключают «мягкого ужесточения» денежно-кредитной политики через постепенное повышение ставки по депозитам (в настоящее время – минус 0,4%). Однако в общеэкономической ситуации есть и настораживающие сигналы: начали снижаться профициты торгового баланса и счета текущих операций, по итогам 2016 года впервые с 1999-го зафиксировано сокращение инвестиций (на €192 млрд) в бонды, более чем вдвое (до €126 млрд) уменьшился чистый приток капитала в акции.

Общий вывод наблюдателей – макротренды в Великобритании и зоне евро в целом позитивны, хотя и неустойчивы, в том числе в связи с неопределенностью хода Brexit. Тем не менее, никто не ожидает его прояснения до завершения электоральных циклов во Франции и Германии. Их новые политические лидеры и будут определять формат отношений континентальной Европы и Соединенного Королевства.

Обсуждая перспективы, наблюдатели обращают внимание на то, что прошлогодний рыночный шок от общебританского референдума длился около трех недель. В дальнейшем игроки предпочитали как бы не замечать сохраняющиеся риски. С конца марта игнорировать их далее будет затруднительно. Уже сейчас, согласно результатам опроса, проведенного швейцарским инвестиционным банком UBS среди 600 глобальных компаний, фактор неопределенности Brexit в «пакете» европейских бизнес-рисков с весом в 28% вышел на первое место. И это – новая реальность в евродивизионе глобального хозяйства. В таком контексте более рельефно выглядят и другие «узлы напряженности» в мировой экономике.

В том же опросе UBS не многим меньшее число (27%) респондентов определили фактором риска политику новой администрации США. После провала планов отмены Obamacare (24 марта) участники финансовых рынков умерили свои ожидания в отношении налоговой реформы Доналъда Трампа. Напомним, новый президент Соединенных Штатов практически главной темой своей предвыборной кампании 2016 года обозначил снижение налогов для корпораций с 35% до 15-20%. И хотя вера в возможность реализации этой инициативы все еще жива, снижение налогового бремени из 2017 года перешло в разряд среднесрочных ожиданий.

Немало вопросов вызывает и инфраструктурный план администрации Трампа. На минувшей неделе были публично подтверждены его предполагаемая стоимость ($1 трлн в течение 10 лет) и срок его одобрения – в текущем году. Однако детали финансирования проекта и источники пополнения доходной части бюджета так и не прояснены. Между тем, согласно расчетам Бюджетного управления Конгресса США (опубликованы 29 марта), даже при сохранении нынешнего уровня расходов дефицит бюджета дефицит федерального бюджета к 2047 году увеличится более чем в три раза – до 9,8% с прогнозируемых 2,9% ВВП в 2017-ом, а госдолг страны может достичь 150% ВВП.

Значительные опасения вызывают и усилия администрации Белого дома по переформатированию торговых потоков. В преддверии встречи с председателем КНР Си Цзиньпином (7 апреля) 31 марта Дональд Трамп подписал два указа. Один касается так называемых компенсационных пошлин «с импортеров, которые, которые занимаются мошенничеством». Согласно другому, министерства и ведомства в течение 90 дней должны предоставить ему отчет с указанием стран и наименований продукции, «виновных» в образовании торгового дефицита США. Кроме Китая в «черно списке» числятся Япония, ФРГ, Мексика, Ирландия, Вьетнам, Италия, Южная Корея, Малайзия, Индия, Таиланд, Франция, Швейцария, Тайвань, Индонезия и Канада. Эксперты не исключают, что новая торгово-экономическая политика президента США может вылиться пусть и краткосрочные, но торговые войны с крупнейшими мировыми экономиками. В то же время, планы администрации Дональда Трампа заключить торговое соглашение с Великобританией как с привилегированным партнером на этом фоне заслуживают особого внимания. Реализация этого плана, естественно, не сможет не повлиять на ход Brexit.

Не стоит упускать из вида и настойчивость Соединенного Королевства в повышении значимости международного финансового центра в Лондоне. По большому счету, именно последнее сейчас важнее дискуссий о будущих пошлинах в торговле с ЕС. По оценкам, отделение Сити от единого рынка капитала в ЕС приведет к сокращению стоимостного объема финансовых операций на нем на 18-20%, затронув интересы не менее 13 тыс компаний (в том числе инвестбанков США, 90% доходов которых в Европе формируются через операции в Лондоне). Как показал опрос UBS, более 40% компаний еврозоны в Великобритании намерены перевести часть своего бизнеса из страны на континент после Brexit, выполняя требования Евросоюза. Вместе с тем, 54% всех респондентов не собираются менять свои инвестиционные планы, 10% намерены их увеличить, а 2% – значительно нарастить объемы.

Показательно и то, что Лондон стремится закрепиться и в роли общеевропейского лидера по привлечению венчурного капитала (в 2016 году доля Британии на этом европейском рынке выросла с 32% до 43%). Тяжеловесы на континенте теряют позиции. На этом фоне инвесторы, понятно, не могли не обратить внимания на слова Терезы Мэй: «Мы покидаем лишь институт Евросоюза, ноне Европу».

В ближайшие два ведение бизнеса на европейском направлении будет требовать максимального внимания к Brexit-сигналам, включая возможные новые обстоятельства. Нелишне иметь в виду и то, что среди участников рынков набирает популярность сценарий, согласно которому в финансовых кругах Великобритании сделан выбор в пользу еще большей глобализации LSE и других площадок за счет привлечения неевропейских инвесторов и эмитентов, прежде всего, из Большой Азии. Решение антимонопольных органов ЕС (29 марта) заблокировать планируемое слияние Deutsche Borse и London Stock Exchange лишь усиливает эту тенденцию. У российских игроков тем самым могут появиться «новые окна возможностей».

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Их общий объем в конце марта оценивался Еврокомиссией в €50-60 млрд. Однако официально этот расчет представлен не был, не говоря уже о согласии с оценкой Лондона (в минфине Британии пока признают обязательства на сумму вдвое меньшую). Учитывая же участие, в том числе и финансовое, Соединенного Королевства в ряде программ ЕС, по сравнению с необходимостью непростого поиска алгоритмов решения других проблем выверка взаиморасчетов при «разводе» пока рассматривается почти «технологической» процедурой. Но канцлер британского Казначейства Филип Хэммонд уже заявил о возможных «подводных камнях».

[2] Согласно последней оценке Национального статистического управления (ONS), экономика Великобритании в четвертом квартале-2016 выросла на 0,7% к третьему и на 1,9% относительно октября-декабря 2015 года. Ослабление фунта стерлингов способствовало росту экспорта, и внешняя торговля прибавила 1,7 п.п. (максимум за два года) к росту ВВП страны.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net