Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Эксперты Центра политических технологий подготовили третий выпуск аналитического мониторинга «Выборы - 2018», посвященный итогам для кандидатов. В докладе предлагается анализ составляющих легитимности победы и голосования в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

17 мая официальный представитель МИД Китая Лу Кан, отвечая на вопрос, может ли вьетнамская «дочка» «Роснефти» – Rosneft Vietnam BV вести бурение в той части Южно-Китайского моря, которую Китай считает своей, заявил, что «никакая страна, организация, компания или физическое лицо не может заниматься нефтегазовой разведкой или разработкой месторождений в китайских водах без разрешения Пекина». Лу призвал стороны искренне уважать суверенные и юрисдикционные права Китая и не делать ничего, что могло бы повлиять на двусторонние отношения и региональный мир и стабильность, писал РБК.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

14.04.2017 | Илья Кравченко

Переговоры в никуда? Итоги первого визита Тиллерсона в Москву

Рекс Тиллерсон и Сергей ЛавровЗавершился первый официальный визит в Москву Рекса Тиллерсона в качестве главы американского внешнеполитического ведомства. О важности данного события говорить не приходится. Однако стоит отметить, что первым символичный шаг навстречу нормализации российско-американских отношений сделал именно Вашингтон – ведь представитель Соединенных Штатов приезжает в Россию, а не наоборот.

Еще до прилета в Москву, Тиллерсон сделал заявление относительно роли России в химической атаке в Сирии. Он в очередной раз подчеркнул, что саму атаку совершили войска Асада, а Кремль только проигрывает от того, что поддерживает подобный «антигуманный режим». Он намекнул, что в сирийском вопросе позиция США неизменна – Асад должен уйти. Причем уничтожение террористов ИГИЛ – одна часть проблемы, а то, что «время правления семьи Асада подходит к концу» – другая. И если по первому пункту есть хотя бы формальные заверения в том, что борьба с Исламским государством в приоритете как у США, так и России, то вот со вторым у двух держав имеются слишком фундаментальные разногласия. Поэтому ожидаемого прорыва на этом направлении никто не ждал. И не дождался.

Одной из основных задач, стоявших перед Тиллерсоном, было договориться о личной встрече Дональда Трампа с Владимиром Путиным. В Вашингтоне прекрасно осознают, что в России действует строгая вертикаль, и о любых внешнеполитических сдвигах следует договариваться с главой Кремля напрямую, минуя, в том числе, и МИД. Но было очень много спекуляций на тему того, примет ли Путин госсекретаря лично. Накануне визита Тиллерсона в Кремле заявили, что такой встречи в расписании президента России не значится. Но уже в сам день визита главы Государственного департамента, Путин согласился принять Тиллерсона. Более того, их разговор продлился почти два часа. И уже во время завершающей пресс-конференции по итогам визита Тиллерсона, прозвучало заявление, что встреча прошла продуктивно.

Сам факт того, что Путин был готов говорить с Тиллерсоном, американское руководство расценивает как победу. Ведь это была одна из основных целей посещения России для главы внешнеполитического ведомства США. О затронутых темах известно очень мало, а если точнее, то практически ничего конкретного. Да, вечером того же дня, со стороны Кремля прозвучало заявление, что Москва готова возобновить свое участие в меморандуме о предотвращении инцидентов в Сирии, при условии, если страны будут применять вооруженные силы для борьбы с терроризмом. Но, кроме этого заявления, никаких иных явных итогов переговоров Тиллерсона и Путина мы не наблюдаем.

Для лучшего понимания сути визита Тиллерсона и итогов его переговоров, как с Лавровым, так и с Путиным, следует изучить не сами встречи, а то, что происходило по ту сторону океана, когда упомянутые мероприятия проходили. Американская сторона накануне, во время и после встречи постоянно посылала очевидные сигналы, заключавшиеся в том, что США не намерены изменять свою позицию по всем ключевым вопросам, включая Сирию, Украину и расширение НАТО. Дональд Трамп, явно предпочитающий эпатажный стиль в политике, сделал акцент именно на военной мощи Соединенных Штатов. То накануне визита Тиллерсона показывая силу в ракетной атаке на сирийский аэродром. То подтверждая преданность Вашингтона альянсу НАТО во время встречи с генеральным секретарем организации Йенсом Столтенбергом, проходившей в Белом доме параллельно с переговорами госсекретаря в Москве. То уже на следующий день после визита Тиллерсона выдавая американским СМИ данные американской разведки о перехвате переговоров сирийских военных и специалистов по химическому оружию о подготовке к атаке с применением зарина в Идлибе. Все эти жесты силы настолько очевидны, что в Москве попросту и не знали, как построить диалог в таких условиях.

Одно то, что встреча Тиллерсона с Лавровым длилась почти пять часов, говорит о том, что несмотря все заверения сторон о готовности к примирению по отдельным позициям, никакого примирения достичь так и не удалось. Каждый остался при своем. Лучше всего это могут охарактеризовать слова Путина о том, «что уровень доверия на рабочем уровне, особенно на военном уровне, он не стал лучше, а, скорее всего, деградировал», сказанные им в ожидании визита Тиллерсона. Трамп же обозначил то состояние, в котором остаются отношения двух стран как «на исторически низшей точке», но при этом он все равно надеется, что США и их союзники «смогут поладить с Россией».

Произойдет ли первая встреча Путина и Трампа до июльского саммита G 20, или же только там они впервые после вступления последнего в должность президента США пожмут друг другу руки, неизвестно. Однако, если Тиллерсон смог использовать личное знакомство с Путиным в целях организации этой встречи, то шанс имеется. Другой вопрос, будет ли она продуктивной? Ведь пока что все попытки нормализовать отношения двух сторон натыкаются на нежелание пойти хоть на малейшие уступки. Возможно, Тиллерсону удалось договориться с Кремлем о необходимости возобновить контакты по вопросам безопасности в Европе, снижению конфликтности в Азии и на Ближнем Востоке, минуя краеугольные камни преткновения. Москва в этом ключе может использовать опыт взаимодействия с Токио, в рамках которого, можно иметь позитивные точки соприкосновения и заключать выгодные обеим сторонам соглашения и контракты, минуя курильский вопрос. То есть, не ставя во главу угла Крым и Сирию, Путин и Трамп смогут наконец-то сдвинуть процесс нормализации отношений с мертвой точки.

Только вот, позволит ли им это политическая конъюнктура? Каждый американский президент, начиная с Билла Клинтона, начинал процесс улучшения российско-американских отношений. Но это ни к чему не приводило. Как итог – российская политическая элита постоянно осознавала, что противоречия слишком сильны и за исключением космической программы точек взаимопонимания практически нет. А искать не хотят ни в России, ни в США. Такого рода переговоры привели к тому, что внутри стран сформировался особый круг аналитиков и политтехнологов, формирующих тот политический подход, который, по сути, сохранял бы статус-кво в вопросах политических, но давал возможности для маневров в торгово-экономических аспектах. Изменится ли что-то при новой администрации в Белом доме, пока не ясно. Но попытки направить ситуацию в положительном направлении будут продолжаться.

Илья Кравченко – политолог, эксперт РСМД

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Центр политических технологий подготовил первый выпуск аналитического мониторинга «Выборы2018», посвященный конфигурации политических сил на старте кампании. В докладе проведен экспертный анализ избирательной кампании по следующим измерениям: партийно-политическая рамка, региональное измерение, а также политические портреты кандидатов. Авторский коллектив: Игорь Бунин, Борис Макаренко, Алексей Макаркин и Ростислав Туровский.

5 января 1918 года состоялось первое и последнее заседание Всероссийского учредительного собрания – мечты российской либеральной и радикальной интеллигенции. Мечта рухнула, когда матрос Железняков заявил об усталости караула, а на следующее утро собрание было распущено. В июне того же года в Самаре был создан Комитет членов Учредительного собрания (Комуч), который провозгласил себя легитимной властью. Однако его судьба была печальной – членов Комуча преследовали и красные, и белые. В гражданской войне они оказались между двух огней.

Прошел год с того дня, как Дональд Трамп одержал во многом неожиданную победу на президентских выборах в США. Срок достаточный для первых оценок и несмелых прогнозов, хотя на этой точке вопросов он перед Америкой поставил куда больше, чем дал ответов. Как же оценить итоги работы за год – с момента победы и почти десять месяцев – с момента вступления в должность?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net