Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

14.04.2017 | Илья Кравченко

Переговоры в никуда? Итоги первого визита Тиллерсона в Москву

Рекс Тиллерсон и Сергей ЛавровЗавершился первый официальный визит в Москву Рекса Тиллерсона в качестве главы американского внешнеполитического ведомства. О важности данного события говорить не приходится. Однако стоит отметить, что первым символичный шаг навстречу нормализации российско-американских отношений сделал именно Вашингтон – ведь представитель Соединенных Штатов приезжает в Россию, а не наоборот.

Еще до прилета в Москву, Тиллерсон сделал заявление относительно роли России в химической атаке в Сирии. Он в очередной раз подчеркнул, что саму атаку совершили войска Асада, а Кремль только проигрывает от того, что поддерживает подобный «антигуманный режим». Он намекнул, что в сирийском вопросе позиция США неизменна – Асад должен уйти. Причем уничтожение террористов ИГИЛ – одна часть проблемы, а то, что «время правления семьи Асада подходит к концу» – другая. И если по первому пункту есть хотя бы формальные заверения в том, что борьба с Исламским государством в приоритете как у США, так и России, то вот со вторым у двух держав имеются слишком фундаментальные разногласия. Поэтому ожидаемого прорыва на этом направлении никто не ждал. И не дождался.

Одной из основных задач, стоявших перед Тиллерсоном, было договориться о личной встрече Дональда Трампа с Владимиром Путиным. В Вашингтоне прекрасно осознают, что в России действует строгая вертикаль, и о любых внешнеполитических сдвигах следует договариваться с главой Кремля напрямую, минуя, в том числе, и МИД. Но было очень много спекуляций на тему того, примет ли Путин госсекретаря лично. Накануне визита Тиллерсона в Кремле заявили, что такой встречи в расписании президента России не значится. Но уже в сам день визита главы Государственного департамента, Путин согласился принять Тиллерсона. Более того, их разговор продлился почти два часа. И уже во время завершающей пресс-конференции по итогам визита Тиллерсона, прозвучало заявление, что встреча прошла продуктивно.

Сам факт того, что Путин был готов говорить с Тиллерсоном, американское руководство расценивает как победу. Ведь это была одна из основных целей посещения России для главы внешнеполитического ведомства США. О затронутых темах известно очень мало, а если точнее, то практически ничего конкретного. Да, вечером того же дня, со стороны Кремля прозвучало заявление, что Москва готова возобновить свое участие в меморандуме о предотвращении инцидентов в Сирии, при условии, если страны будут применять вооруженные силы для борьбы с терроризмом. Но, кроме этого заявления, никаких иных явных итогов переговоров Тиллерсона и Путина мы не наблюдаем.

Для лучшего понимания сути визита Тиллерсона и итогов его переговоров, как с Лавровым, так и с Путиным, следует изучить не сами встречи, а то, что происходило по ту сторону океана, когда упомянутые мероприятия проходили. Американская сторона накануне, во время и после встречи постоянно посылала очевидные сигналы, заключавшиеся в том, что США не намерены изменять свою позицию по всем ключевым вопросам, включая Сирию, Украину и расширение НАТО. Дональд Трамп, явно предпочитающий эпатажный стиль в политике, сделал акцент именно на военной мощи Соединенных Штатов. То накануне визита Тиллерсона показывая силу в ракетной атаке на сирийский аэродром. То подтверждая преданность Вашингтона альянсу НАТО во время встречи с генеральным секретарем организации Йенсом Столтенбергом, проходившей в Белом доме параллельно с переговорами госсекретаря в Москве. То уже на следующий день после визита Тиллерсона выдавая американским СМИ данные американской разведки о перехвате переговоров сирийских военных и специалистов по химическому оружию о подготовке к атаке с применением зарина в Идлибе. Все эти жесты силы настолько очевидны, что в Москве попросту и не знали, как построить диалог в таких условиях.

Одно то, что встреча Тиллерсона с Лавровым длилась почти пять часов, говорит о том, что несмотря все заверения сторон о готовности к примирению по отдельным позициям, никакого примирения достичь так и не удалось. Каждый остался при своем. Лучше всего это могут охарактеризовать слова Путина о том, «что уровень доверия на рабочем уровне, особенно на военном уровне, он не стал лучше, а, скорее всего, деградировал», сказанные им в ожидании визита Тиллерсона. Трамп же обозначил то состояние, в котором остаются отношения двух стран как «на исторически низшей точке», но при этом он все равно надеется, что США и их союзники «смогут поладить с Россией».

Произойдет ли первая встреча Путина и Трампа до июльского саммита G 20, или же только там они впервые после вступления последнего в должность президента США пожмут друг другу руки, неизвестно. Однако, если Тиллерсон смог использовать личное знакомство с Путиным в целях организации этой встречи, то шанс имеется. Другой вопрос, будет ли она продуктивной? Ведь пока что все попытки нормализовать отношения двух сторон натыкаются на нежелание пойти хоть на малейшие уступки. Возможно, Тиллерсону удалось договориться с Кремлем о необходимости возобновить контакты по вопросам безопасности в Европе, снижению конфликтности в Азии и на Ближнем Востоке, минуя краеугольные камни преткновения. Москва в этом ключе может использовать опыт взаимодействия с Токио, в рамках которого, можно иметь позитивные точки соприкосновения и заключать выгодные обеим сторонам соглашения и контракты, минуя курильский вопрос. То есть, не ставя во главу угла Крым и Сирию, Путин и Трамп смогут наконец-то сдвинуть процесс нормализации отношений с мертвой точки.

Только вот, позволит ли им это политическая конъюнктура? Каждый американский президент, начиная с Билла Клинтона, начинал процесс улучшения российско-американских отношений. Но это ни к чему не приводило. Как итог – российская политическая элита постоянно осознавала, что противоречия слишком сильны и за исключением космической программы точек взаимопонимания практически нет. А искать не хотят ни в России, ни в США. Такого рода переговоры привели к тому, что внутри стран сформировался особый круг аналитиков и политтехнологов, формирующих тот политический подход, который, по сути, сохранял бы статус-кво в вопросах политических, но давал возможности для маневров в торгово-экономических аспектах. Изменится ли что-то при новой администрации в Белом доме, пока не ясно. Но попытки направить ситуацию в положительном направлении будут продолжаться.

Илья Кравченко – политолог, эксперт РСМД

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net