Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

11 и 18 июня 2017 года во Франции состоятся парламентские выборы, которые станут новым испытанием для Эмманюэль Макрона. Исход парламентской гонки определит политическое будущее нового президента. Если его партия «Вперед, Республика!» получит абсолютное большинство, то у Макрона будет полная свобода рук: он сможет править с помощью ордонансов, проводить любые законы через нижнюю палату, не опасаясь вотума недоверия со стороны депутатов.

Бизнес, несмотря ни на что

Как заявил 18 мая исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин, нефтяная компания работает над возвращением не только нефтесервисной компании «Таргин», но и других активов «Башнефти». Речь может идти об акциях «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, о которых «Роснефть» упоминает в иске к АФК «Система» на 106,6 млрд руб. «Роснефть» также может повысить исковые требования к «Системе». Тем временем, в правительстве, судя по всему, принято решение, позволяющее «Роснефтегазу» не платить дивиденды за 2016 год.

Интервью

Самый непредсказуемый президент, руководящий самой могущественной державой, прошел психологически важный рубеж – первые сто дней, после которых принято подводить промежуточные итоги политического курса нового главы государства. Политком.RU провел опрос среди экспертов-международников о том, каким они видят хозяина Белого дома по итогам первых его шагов.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

11.05.2017 | Максим Артемьев

В ожидании разрядки: о чем говорят результаты президентских выборов в Южной Корее?

Мун Джэин Президентские выборы во Франции заслонили собой другую, не менее значимую избирательную кампанию, только на противоположном конце света – в Южной Корее. И это при том, что по своему экономическому и оборонному потенциалу Южная Корея ненамного уступает Франции, а с учетом нелегкого соседства с Северной Кореей с ее ядерной программой и непредсказуемой внешней политикой значение Сеула в мировых делах едва ли не выше. Тем удивительнее недооценка состоявшихся выборов.

Импичмент женщине-президенту Пак Кын Хе, давший старт кампании, вступил в силу в марте этого года после подтверждения его законности Конституционным судом. А вынесен он был в декабре прошлого года, и мало кто сомневался в том, что это окончательно. Плановые же выборы должны были пройти в декабре 2017-го, а по закону президент избирается только на один срок и Пак Кын Хе в любом случае в них участия не принимала бы. Таким образом, основные кандидаты готовились заранее, и импичмент лишь ускорил, но не изменил кардинально кампанию.

Напомним вкратце расстановку политических сил в Южной Корее. Там имеются три основных партии - Совместная демократическая партия (левоцентристская, после выборов 2016, имеющая большинство в парламенте), Свободная Корея (правоконсервативная) и Народная партия (центристская), сильно отстающая от них по числу депутатов. Соответственно, от них и баллотировались ведущие кандидаты. Последние десять лет в Корее правили консерваторы, к которым принадлежали два президента подряд, включая отстраненную Пак.

Теперь маятник качнулся влево. Президентом стал Мун Джэин от Совместной демократической партии, получивший 41% голосов. Правые оказались раздавленными и непопулярностью Пак Кын Хе и общей усталостью от них населения. Можно констатировать, что за тридцать лет после ухода военных от власти в Южной Корее сложилась классическая двух партийная система, при которой роль третьей партии - сугубо вспомогательная, равно как и малых.

При этом специфика политики заключается в том, что бывшие президенты особой роли не играют – как в США, а в партийном руководстве постоянная чехарда, кандидаты в президенты всплывают в последний момент и представляют собой порой случайные фигуры. После авторитарных Пак Чжон Хи и Чон Ду Хвана корейцы боятся сильных президентов, поэтому конституцией для них установлены различные ограничения.

Победивший Мун Джэин изначально позиционировался как фаворит. Ему 64 года, и за его спиной немалый политический опыт. Он много лет занимался юридической практикой, специализируясь на защите прав человека и трудовых конфликтах. Познакомившись с коллегой-адвокатом Но Мухёном, Мун стал его соратником, а когда тот был избран президентом, перешел на работу в его администрацию, в итоге возглавив секретариат главы государства. В 2012 Мун уже участвовал в президентских выборах, и уступил Пак всего лишь три процента. В том же году он стал депутатом парламента, в 2015-2016 являлся председателем своей партии.

Так что новый президент – опытный политик. Это важно потому, что Но Мухён, избранный как либерал и продолжатель политики «солнечного света» (примиренческий курс по отношению к Северу) его предшественников, оказался в итоге слабым и непопулярным президентом, который покончил самоубийством, выйдя в отставку. Либералы на десять лет отошли от исполнительной власти, «солнечный свет» оказался дискредитированным, и с Севером вновь началась конфронтация, доходящая до перестрелок. Мун теперь должен доказать и показать, что извлек уроки из ошибок предшественника.

Что касается его соперников, то за десять лет консерваторы успели надоесть населению, а их слабый и некомпетентный лидер - Пак Кын Хе окончательно добила остатки репутации своей партии. Поэтому кандидат от «Свободной Кореи» Хон Джунпхё практически не имел шансов. Зато они казались куда более предпочтительными у третьего ведущего участника гонки Ан Чхольсу, успешного бизнесмена в сфере антивирусных программ. Он тоже участвовал в выборах 2012 года, когда и стал широко известен в стране. В этот раз он претендовал на второе место, и соцопросы обещали ему именно этот результат, но под конец кампании Хон Джунпхё совершил неожиданный рывок, и опередил Ана на 2,5%.

Голосование за Муна можно охарактеризовать известным выражением «триумф надежды над опытом». Корейцы хотят снова примирительных жестов в адрес севера, дистанцирования от Вашингтона, более тесных связей с Китаем. Все это Мун осторожно обещал.

Как раз накануне выборов случилось очередное обострение обстановки вокруг Корейского полуострова. Новая американская администрация решила испытать крепость нервов в Пхеньяне, выступив с довольно резкими заявлениями. Подобное бряцание оружием было негативно воспринято на Юге, поскольку в случае военных действий, все негативные последствия лягут на него. Напомним, что от Сеула до границы – сорок километров. Кроме того, Трамп сказал, что корейцы должны оплачивать размещение противоракетного комплекса THAAD. А это также непопулярная идея, к тому же вызывающая недовольство Пекина (сам факт размещения этого оружия, который, волей-неволей, направлен и против китайских ракет).

В итоге Мун должен будет в первую очередь решить три непростых задачи. Во-первых, продемонстрировать определенную независимость от Вашингтона, сохраняя при этом курс на стратегическое партнерство США, на котором строится вся концепция национальной безопасности Южной Кореи. Во-вторых, ему предстоит попытаться улучшить отношения с Китаем, при этом не вызывая подозрений в двойной игре как в Америке, так и в Пхеньяне. В-третьих, он должен придумать некие шаги по направлению к Северу, чтобы разрядить ситуацию, но при этом не выглядеть слабаком. Учитывая, что ключи от, по крайней мере, двух последних задач, находятся за рубежом, добиться успеха ему будет крайне трудно.

Максим Артемьев - политолог

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Последние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

7 мая новым президентом Франции был избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Еще год назад абсолютный аутсайдер президентской гонки, поставивший, как казалось, на заведомо проигрышную тактику игры в политическом центре, получил во втором туре 66% голосов избирателей, опередив свою соперницу в два раза (у него 20 млн голосов против 10 млн Марин Ле Пен).

Успешное сотрудничество Астаны и Баку (назовем его «транскаспийский трек») имеет для Москвы важный прикладной интерес. Прежде всего, по причине его потенциального вклада в развитие ЕАЭС на южном направлении - в сторону Ирана.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net