Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В течение последнего года два британских премьер-министра подряд по своей воле создали для себя лично, для своей Консервативной партии и для страны в целом огромные политические проблемы. Сначала Дэвид Кэмерон из тактических внутрипартийных соображений дал обещание о проведении референдума о членстве в ЕС, и год назад Британия крошечным большинством склонилась в сторону «Брексита». Теперь Тереза Мэй собственными руками лишила правительство абсолютного большинства в парламенте.

Бизнес, несмотря ни на что

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

11.05.2017 | Максим Артемьев

В ожидании разрядки: о чем говорят результаты президентских выборов в Южной Корее?

Мун Джэин Президентские выборы во Франции заслонили собой другую, не менее значимую избирательную кампанию, только на противоположном конце света – в Южной Корее. И это при том, что по своему экономическому и оборонному потенциалу Южная Корея ненамного уступает Франции, а с учетом нелегкого соседства с Северной Кореей с ее ядерной программой и непредсказуемой внешней политикой значение Сеула в мировых делах едва ли не выше. Тем удивительнее недооценка состоявшихся выборов.

Импичмент женщине-президенту Пак Кын Хе, давший старт кампании, вступил в силу в марте этого года после подтверждения его законности Конституционным судом. А вынесен он был в декабре прошлого года, и мало кто сомневался в том, что это окончательно. Плановые же выборы должны были пройти в декабре 2017-го, а по закону президент избирается только на один срок и Пак Кын Хе в любом случае в них участия не принимала бы. Таким образом, основные кандидаты готовились заранее, и импичмент лишь ускорил, но не изменил кардинально кампанию.

Напомним вкратце расстановку политических сил в Южной Корее. Там имеются три основных партии - Совместная демократическая партия (левоцентристская, после выборов 2016, имеющая большинство в парламенте), Свободная Корея (правоконсервативная) и Народная партия (центристская), сильно отстающая от них по числу депутатов. Соответственно, от них и баллотировались ведущие кандидаты. Последние десять лет в Корее правили консерваторы, к которым принадлежали два президента подряд, включая отстраненную Пак.

Теперь маятник качнулся влево. Президентом стал Мун Джэин от Совместной демократической партии, получивший 41% голосов. Правые оказались раздавленными и непопулярностью Пак Кын Хе и общей усталостью от них населения. Можно констатировать, что за тридцать лет после ухода военных от власти в Южной Корее сложилась классическая двух партийная система, при которой роль третьей партии - сугубо вспомогательная, равно как и малых.

При этом специфика политики заключается в том, что бывшие президенты особой роли не играют – как в США, а в партийном руководстве постоянная чехарда, кандидаты в президенты всплывают в последний момент и представляют собой порой случайные фигуры. После авторитарных Пак Чжон Хи и Чон Ду Хвана корейцы боятся сильных президентов, поэтому конституцией для них установлены различные ограничения.

Победивший Мун Джэин изначально позиционировался как фаворит. Ему 64 года, и за его спиной немалый политический опыт. Он много лет занимался юридической практикой, специализируясь на защите прав человека и трудовых конфликтах. Познакомившись с коллегой-адвокатом Но Мухёном, Мун стал его соратником, а когда тот был избран президентом, перешел на работу в его администрацию, в итоге возглавив секретариат главы государства. В 2012 Мун уже участвовал в президентских выборах, и уступил Пак всего лишь три процента. В том же году он стал депутатом парламента, в 2015-2016 являлся председателем своей партии.

Так что новый президент – опытный политик. Это важно потому, что Но Мухён, избранный как либерал и продолжатель политики «солнечного света» (примиренческий курс по отношению к Северу) его предшественников, оказался в итоге слабым и непопулярным президентом, который покончил самоубийством, выйдя в отставку. Либералы на десять лет отошли от исполнительной власти, «солнечный свет» оказался дискредитированным, и с Севером вновь началась конфронтация, доходящая до перестрелок. Мун теперь должен доказать и показать, что извлек уроки из ошибок предшественника.

Что касается его соперников, то за десять лет консерваторы успели надоесть населению, а их слабый и некомпетентный лидер - Пак Кын Хе окончательно добила остатки репутации своей партии. Поэтому кандидат от «Свободной Кореи» Хон Джунпхё практически не имел шансов. Зато они казались куда более предпочтительными у третьего ведущего участника гонки Ан Чхольсу, успешного бизнесмена в сфере антивирусных программ. Он тоже участвовал в выборах 2012 года, когда и стал широко известен в стране. В этот раз он претендовал на второе место, и соцопросы обещали ему именно этот результат, но под конец кампании Хон Джунпхё совершил неожиданный рывок, и опередил Ана на 2,5%.

Голосование за Муна можно охарактеризовать известным выражением «триумф надежды над опытом». Корейцы хотят снова примирительных жестов в адрес севера, дистанцирования от Вашингтона, более тесных связей с Китаем. Все это Мун осторожно обещал.

Как раз накануне выборов случилось очередное обострение обстановки вокруг Корейского полуострова. Новая американская администрация решила испытать крепость нервов в Пхеньяне, выступив с довольно резкими заявлениями. Подобное бряцание оружием было негативно воспринято на Юге, поскольку в случае военных действий, все негативные последствия лягут на него. Напомним, что от Сеула до границы – сорок километров. Кроме того, Трамп сказал, что корейцы должны оплачивать размещение противоракетного комплекса THAAD. А это также непопулярная идея, к тому же вызывающая недовольство Пекина (сам факт размещения этого оружия, который, волей-неволей, направлен и против китайских ракет).

В итоге Мун должен будет в первую очередь решить три непростых задачи. Во-первых, продемонстрировать определенную независимость от Вашингтона, сохраняя при этом курс на стратегическое партнерство США, на котором строится вся концепция национальной безопасности Южной Кореи. Во-вторых, ему предстоит попытаться улучшить отношения с Китаем, при этом не вызывая подозрений в двойной игре как в Америке, так и в Пхеньяне. В-третьих, он должен придумать некие шаги по направлению к Северу, чтобы разрядить ситуацию, но при этом не выглядеть слабаком. Учитывая, что ключи от, по крайней мере, двух последних задач, находятся за рубежом, добиться успеха ему будет крайне трудно.

Максим Артемьев - политолог

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

После визита Владимира Путина во Францию, одним из ключевых вопросов остается, какой будет внешняя политика Эммануэля Макрона? Удастся ли ему вдохнуть новую жизнь во внешнеполитическую стратегию Европы на базе франко-германского союза? Будет ли найден европейский проект урегулирования сирийского кризиса и в какой степени он окажется совместимым или противоположным по отношению к астанинскому проекту Москвы? Каково отношение Макрона к политике Дональда Трампа и каким будет треугольник отношений Вашингтон-Париж-Берлин? Внешнеполитический проект Макрона пока кажется очень расплывчатым, но в нем выделяются три кита: Европа, Ближний Восток и Африка.

Итоги Венской конференции (25 мая) нефтедобывающих стран оказались для частников рынка одновременно и предсказуемыми, и несколько ниже планки ожиданий. Вопреки новостным интригам предшествующих дней принятое решение не предполагает увеличения объема сокращений (1,8 млн баррелей в сутки остались незыблемыми). Новых стран, присоединившихся к соглашению о «заморозке», не прибавилось.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net