Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

24.08.2017 | Александр Ивахник

Трамп после Шарлотсвилля и без Бэннона

Дональд Трамп и Стивен БэннонСобытия в Шарлотсвилле оказали неожиданно мощное воздействие на всю общественно-политическую жизнь в США и прямым образом срикошетили на положение президента Трампа, усилив его политическую изоляцию. Трамп вынужден не только избавляться от наиболее одиозных фигур в своем окружении, но срочно искать темы для изменения повестки. Наиболее подходящей он счел тему Афганистана.

Произошедшие 11-12 августа гражданские столкновения в Шарлотсвилле – на первый взгляд, не самый примечательный эпизод. Ну, приехали в этот небольшой город в штате Вирджиния несколько тысяч ультраправых активистов для того, чтобы протестовать против планов местных властей демонтировать и продать памятник командующему армией конфедератов в американской Гражданской войне генералу Роберту Эдварду Ли. Всё бы ничего, но в пестрой компании протестующих наряду с так называемыми «альтернативными правыми» (альт-правыми) оказалось немало открытых расистов, ку-клукс-клановцев и неонацистов. Естественно, на такой публичный демарш отреагировали антифашисты, радикал-либералы, пламенные сторонники расового и прочего равенства. Противостоящие стороны были вооружены подручными средствами и не избегали физической борьбы, но столкновения закончились трагически по другой причине: 20-летний поклонник Гитлера приехал на своей машине из соседнего штата и направил ее в скопление идейных противников, в результате 32-летняя левая активистка Хизер Хэйер погибла, 19 человек получили ранения.

В принципе за последние годы в Америке случилось немало историй с гораздо бóльшим количеством жертв. Почему же именно история в Шарлотсвилле привлекла внимание всей страны и еще сильнее ударила по рейтингу президента Трампа? Тому есть, по меньшей мере, две причины. Первая причина состоит в идейном родстве Дональда Трампа с альтернативными правыми или, во всяком случае, в восприятии общественным сознанием этого родства как реальности. Движение альт-правых в последнее время расцвело пышным цветом в интернете на почве неприятия вашингтонского истеблишмента, политкорректности и «всевластия меньшинств». Среди любимых тем альт-правых – критика глобализма и защита ущемленных интересов «соли американской земли» – белого рабочего класса.

Одной из самых заметных фигур этого крайне правого идейного движения является Стивен Бэннон, который сам называет себя экономическим националистом. Однако на его интернет-ресурсе Breitbart News в последние годы был широко представлен не только экономический антиглобализм, но и едва прикрытая антимусульманская, антисемитская и расистская пропаганда, сдобренная конспирологическими теориями. Как известно, в августе прошлого года, когда казалось, что Дональд Трамп потерял все шансы на избрание президентом, он поручил Бэннону возглавить свой избирательный штаб. А после совершенно неожиданной победы и вступления в должность назначил его старшим советником президента США по политическим и стратегическим вопросам, главным стратегом Белого дома. Так это или не так, но по слухам в первые месяцы пребывания у власти Трамп не принимал ни одного важного решения без консультаций с Бэнноном. Общественное мнение считало, что новый президент США находится под мощным идейным влиянием своего ультраконсервативного главного стратега.

Либеральную Америку это возмущало, зато традиционной Америке, простым людям из глубинки это внушало надежды на возможность возврата золотого полумифического прошлого, где были надежные рабочие места, а чернокожие, латиносы и азиаты знали свое место. Одновременно резко возросла активность различных праворадикальных организаций, приверженцев идеи превосходства белой расы, включая откровенных расистов и неонацистов, которые восприняли приход Дональда Трампа на смену первому чернокожему президенту как время реванша. Этому способствовали и первые практические шаги Трампа: антииммигрантские указы, решение о строительстве стены на границе с Мексикой.

Второй причиной крайне негативного для Дональда Трампа эффекта событий в Шарлотсвилле стала непоследовательная, противоречивая публичная реакция президента на эти события. На пресс-конференции 15 августа Трамп обвинил «все стороны» в «вопиющем проявлении ненависти, нетерпимости и насилия» и добавил, что и на той, и на другой стороне были «хорошие люди». Возможно, президент опасался оттолкнуть от себя немалую долю жителей южных штатов, которые воспринимают памятники деятелям Конфедерации как часть своей исторической идентичности, да и сам Трамп не скрывает своего отрицательного отношения к сносу памятников.

Однако широкую общественность возмутила не позиция по памятникам, а нежелание главы государства решительно осудить действия сторонников идеи о превосходстве белой расы, которые демонстративно шли в колпаках Ку-клукс-клана и под знаменами со свастикой. Подобная двусмысленность означала переход красной линии, которую ответственные американские политики после великих демократических реформ 60-70-х годов прошлого века переходить себе не позволяют. Масла в огонь добавили сами ультраправые. «Я бы советовал Вам посмотреть в зеркало и напомнить себе, что именно белые американцы позволили Вам стать президентом, а не ультралевые», – обратился к хозяину Белого дома бывший глава Ку-клукс-клана Дэвид Дьюк в своем Twitter.

Особенно болезненной для Дональда Трампа оказалась реакция видных представителей крупного бизнеса и его собственной Республиканской партии. Вскоре после вступления в должность выходец из бизнеса Трамп учредил два консультативных совета, в которые вошли руководители грандов американского бизнеса. Это Совет по стратегии и политике, занимавшийся вопросами роста экономики и создания рабочих мест, и Производственный совет, обсуждавший инициативы в области возврата промышленности в США. Трамп уделял большое внимание этим органам и подчеркивал важность их работы. Через пару дней после комментария главы Белого дома по событиям в Шарлотсвилле в знак несогласия с его позицией из двух советов вышли около десятка известных всей стране бизнесменов. Трамп сначала назвал поступок ушедших «дешевым позерством» и добавил, что легко найдет им замену. Но затем, после фактического самороспуска обоих советов, президент формально прекратил их работу. Кроме того, 17 членов президентского комитета по искусству и гуманитарным наукам также объявили о своем уходе.

В эти же дни наблюдалось дальнейшее ухудшение отношений Трампа с Республиканской партией. 16 августа два предыдущих президента-республиканца – отец и сын Буши – опубликовали совместное заявление, в котором заявили о неприятии его позиции: «Америка всегда обязана отвергать расистское мракобесие, антисемитизм и нетерпимость во всех ее формах». По словам известного сенатора-республиканеца Линдси Грэма, заявления президента о том, что в беспорядках виноваты обе стороны, показывают, что Трамп не видит разницы с моральной точки зрения между активисткой Хизер Хэйер, погибшей в Шарлоттсвилле, и сторонниками ультраправых движений.

18 августа гневный пост в Facebook опубликовал республиканский кандидат на президентских выборах 2012 года Митт Ромни, предупредивший, что риторика Трампа «может спровоцировать распад нашей общественной ткани». «Намеренно или нет, но то, что он сказал, вызвало ликование у расистов, стенания у меньшинств и скорбь у широкой Америки. Он должен обратиться к американскому народу, признать свою неправоту, извиниться», – заявил Ромни. Единственный афроамериканец среди сенаторов-республиканцев Тим Скотт сказал изданию Vice News: «Мы хотим видеть у нашего президента ясность и моральный авторитет. И этот моральный авторитет поставлен под вопрос». А его коллега Боб Коркер, возглавляющий сенатский комитет по международным делам, заявил журналистам: «Он [Трамп] в последнее время не демонстрировал понимания характера нашей нации. Он не демонстрировал понимания того, что сделало нашу нацию великой». Помимо прочего Коркер подчеркнул: «Мы находимся в точке, когда в Белом доме необходимы радикальные перемены. Это должно произойти». Показательно, что сенатор Коркер был союзником Трампа во время предвыборной кампании, его кандидатуру Трамп рассматривал на пост госсекретаря.

Все эти жесткие заявления свидетельствовали о том, что в республиканских рядах резко усилились опасения относительно того, что неадекватное ситуации поведение президента Трампа влечет тяжелые последствия для всей партии, в частности, ее шансов на выборах в Конгресс в 2018 году. Кстати, последний опрос общественного мнения, проведенный 17-19 августа по заказу издания Politico, показал, что рейтинг одобрения деятельности Трампа достиг рекордного минимума – 39% (56% не одобряют его работу). 43% опрошенных возложили основную вину за насилие в Шарлотсвилле на белых националистов, заметно меньше – 36% – разделили точку зрения Трампа о том, что виноваты обе стороны. 53% респондентов считают, что реакция Трампа на события способствовала расколу страны, и лишь 16% думают, что его слова были объединяющими. Опрос 13-17 августа по заказу NBC в Мичигане, Пенсильвании и Висконсине – трех штатах «ржавого пояса», сыгравших решающую роль в победе Трампа на выборах, – выявил, что результаты работы президента одобряют лишь 36%, 35% и 34% избирателей соответственно.

Судя по всему, осознание остроты политического кризиса, в котором он оказался, пришло и к самому Трампу. 18 августа появилась новость о решении главы Белого дома уволить Стивена Бэннона. Судя по данным американских СМИ, важную роль в увольнении Бэннона сыграл новый, назначенный в конце июля, глава аппарата Белого дома, отставной генерал Джон Келли. Но даже если так, Келли сначала нужно было убедить Трампа. У Бэннона были плохие отношения практически со всеми членами окружения президента, включая его родственников, однако до последнего времени это не мешало Трампу прислушиваться к нему.

Для главы государства увольнение своего главного стратега явно не было обычным, пусть и важным, кадровым решением. Оно знаменует определенную корректировку курса и подхода к принятию решений. Кстати, об этом не преминул заявить сам Стивен Бэннон, сразу после отставки вернувшийся в Breitbart News. «Президентство Трампа, за которое мы боролись и победили, закончилось», – без ложной скромности сказал он консервативному изданию Weekly Standard в день отставки. Дональд Трамп, видимо, понимает, что увольнение Бэннона может вызвать разочарование среди радикально настроенных активистов в рядах Республиканской партии, но отторжение республиканского истеблишмента, и прежде всего, сенаторов и конгрессменов, для него опаснее.

В отсутствие Бэннона структура принятия решений в Белом доме и процесс их имплементации, судя по всему, станут более строгими и упорядоченными. Американские эксперты считают, что возрастет влияние на Трампа таких опытных и практически мыслящих деятелей, как советник по национальной безопасности Герберт Макмастер и министр обороны Джеймс Мэттис. В целом может увеличиться внимание президента к вопросам внешней политики (Бэннона мало интересовала эта проблематика, за исключением идеи о необходимости торговой войны с Китаем). И если резервы воинственных заявлений в отношении Северной Кореи, похоже, на время исчерпаны, а в Сирии трудно придумать что-то принципиально новое, то сейчас удобной точкой для перенесения внимания американской публики на внешнеполитическую повестку служит Афганистан. Макмастер и Мэттис убедили Трампа выступить с новой американской стратегией в этом самом длительном вооруженном конфликте, в который вовлечены США.

Выступление было торжественно обставлено в форме обращения президента к нации, произнесенного вечером 21 августа на военной базе Форт-Майер в Арлингтоне (штат Вирджиния). Трамп объявил, что до прихода в Белый дом он намеревался вывести американские войска из Афганистана, но теперь убежден в том, что это приведет к образованию в стране вакуума, который заполнят боевики-террористы из «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (запрещенных в РФ организаций). Поэтому численность американских военных будет, напротив, увеличена (министр обороны Мэттис называл цифру в 4 тысячи человек в дополнение к имеющимся 8,4 тысячам), а их полномочия расширены «для противодействия террористическим и преступным сетям, которые сеют насилие и хаос в Афганистане». Президент США отметил, что такие меры уже доказали свою эффективность в Ираке, в том числе в ходе операции по освобождению Мосула.

Новая стратегия США в Афганистане и в регионе будет адаптивной, она будет зависеть от обстоятельств на местах, пояснил Трамп. Он подчеркнул, что Вашингтон отныне не будет объявлять о численности своего воинского контингента в стране и не будет оглашать сроки начала и окончания военных операций. Президент отметил, что США попросят союзников по НАТО поддержать новую стратегию и также увеличить воинские контингенты в Афганистане, которые будут помогать афганской армии бороться с боевиками. Одновременно США потребуют от соседнего с Афганистаном Пакистана более решительно противодействовать преступникам и террористам, находящим укрытие на его территории, и активно призовут Индию к увеличению поддержки экономического развития Афганистана.

В развитие заявления Трампа госсекретарь США Рекс Тиллерсон разъяснил позицию США в отношении талибов, которые ведут борьбу против властей Афганистана. «Мы ясно говорим «Талибану», что ему не удастся победить на поле боя. Но у «Талибана» есть путь к миру и политической легитимности, которые можно обрести с помощью политического урегулирования», – отметил Тиллерсон. По словам госсекретаря, США «готовы поддержать переговоры о мире между афганским правительством и движением «Талибан» без каких-либо предварительных условий» и ожидают, что «международное сообщество, в первую очередь соседи Афганистана, присоединятся к нам в поддержке этого мирного процесса».

Трудно сказать, какое впечатление на широкую общественность в США произведет провозглашение Дональдом Трампом новой стратегии в отношении Афганистана, которая на самом деле является лишь некоторой корректировкой поздней афганской политики Барака Обамы. Но у республиканского истеблишмента заявление Трампа, обозначающее возврат к реализму и традиционным внешнеполитическим подходам, нашло одобрение. Спикер Палаты представителей Пол Райан заявил CNN: «Я доволен решением. Мы не можем позволить материализоваться еще одному надежному прибежищу для террористов».

Впрочем, конфликты главы Белого дома с собственной Республиканской партией вновь могут обостриться в сентябре, когда в Конгрессе предстоят тяжелые бои по вопросам увеличения лимита государственного долга, обещанной масштабной налоговой реформы и выделения средств на строительство стены на границе с Мексикой, на чем продолжает настаивать Трамп.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net