Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

07.09.2017 | Николай Пахомов

Выборы в Германии: необычное спокойствие

Меркель, ШульцНесмотря на нагнетание интриги – в основном внешними наблюдателями – вокруг парламентских выборов в ФРГ, идущая здесь предвыборная кампания проходит спокойно. Германская политическая система после Второй мировой войны достигла баланса, особенно удивительного на фоне нынешней бурной политической жизни в странах Запада. Теледебаты между Ангелой Меркель и лидером СДПГ Мартином Шульцем подтвердили, что немецкое политическое спокойствие пока непоколебимо.

После катастрофы Второй мировой войны западные немцы под чутким присмотром старших партнёров в Вашингтоне подошли к партийно-политическому строительству с присущей немцам тщательностью. (В то же время восточные немцы навели порядок и у себя – в соответствии со вкусами и пожеланиями Москвы.) Формально возникшая партийная система ФРГ не была двухпартийной: сменявшие друг друга христианские демократы и социал-демократы правили совместно с либеральными свободными демократами, а потом и «зелёными». Тем не менее, исходы выборов и политика формируемых по их результатам правительств были предсказуемыми. Правда, при этом хватало вопросов, в основном внешнеполитических, по которым между левыми и правыми силами шли горячие дебаты. Вначале эта полемика велась вокруг осмысления результатов Второй мировой войны, потом – перипетий войны холодной. В конце XX – начале XXI века особую актуальность получили проблемы социально-экономического развития и судьба по многим параметрам образцового немецкого социального государства.

Последнее же десятилетие вопреки росту поляризации и снижению предсказуемости в политике западных обществ стабильность немецкой политической жизни даже, пожалуй, выросла. В этом смысле Германия кажется полной противоположностью другим западным государствам. Радикально левые и правые группы, хотя периодически и заявляют о себе, остаются маргинальными. Малейший намёк на серьёзный скандал прекращает карьеру политиков. Поразительное значение сохраняет институт репутации: два немецких президента подряд – Хорст Кёлер в 2010 году и Кристиан Вульф в 2012 году подали в отставку по собственной инициативе. Первый не выдержал негативной реакции, которую имел его весьма сбалансированный комментарий о значении немецких вооружённых для защиты национальных интересов страны, прежде всего экономических. Второй попал под подозрения в коррупции, связанной с периодом, когда он руководил Нижней Саксонией. Позднее Вульф был оправдан судом, однако в отставку ушёл безропотно.

Неудивительно, что результатом этой стабильности стало правление «большой коалиции», кабинета ХДС/ХСС Ангелы Меркель и социал-демократов. В шестидесятые годы такой формат правительства просуществовал недолго и казался, скорее, казусом, вызванным разногласиями между христианскими демократами и либералами. Ангела Меркель, сама ставшая политическим институтом и символом современной спокойной немецкой политики, сделала «большую коалицию» нормой, два из трёх кабинетов Меркель, включая нынешний, сформированы именно в этом формате.

Это положение логично: в стране, где экстремисты отстранены от принятия государственных решений, две основных, в теории противоположных, политических партии разделяют многие идеи. Поэтому есть все основания предсказать, что «большая коалиция» станет итогом и нынешних выборов в Бундестаг. По крайней мере, с подобной оценкой выступили многие наблюдатели после воскресных дебатов. Кто-то назвал дебаты спокойным рабочим совещанием, кто-то язвительно подметил, что канцлер проводила собеседование с будущим министром иностранных дел, так как лидер «младших» в коалиции социал-демократов получает именно этот пост.

Конечно, совсем без событий кампания не обойдётся. Так, в воскресенье Меркель легко приняла подачу Шульца, согласившись, что Турции не место в ЕС и переговоры о членстве нужно сворачивать. Будут обсуждаться и отношения с Россией, и вопрос приёма беженцев, однако обе основные партии сделают всё, чтобы избежать сенсаций. Остаётся, правда, вопрос, что по поводу такого «вегетарианства» политиков на фоне всех катаклизмов современности думают простые немцы, но спрашивать об этом избирателей 24 сентября не будут, им лишь предложат весьма ограниченное меню для формирования Бундестага.

Николай Пахомов – президент Нью-Йоркского консалтингового бюро

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net