Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

14.11.2017 | Татьяна Становая

Россия-США: кризис отношений на фоне неудавшейся встречи президентов

Путин, Трамп10 ноября во Вьетнаме начал работу саммит АТЭС, на котором ожидалась встреча президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа. Однако несмотря на высокую вероятность такой встречи, в итоге она так и не была согласована между сторонами – дело ограничилось кратким общением. На этом фоне наблюдается и глубокое ухудшение двусторонних отношений: это касается работы российских СМИ в США, договора о ракетах меньшей и средней дальности, украинской тематики, а также продолжающегося расследования о связах Трампа и его команды с Россией.

Несостоявшаяся официальная встреча стала своего рода символом самого глубокого с момента крушения СССР кризиса двусторонних российско-американских отношений. К моменту самого саммита АТЭС уже было понятно, что происходит быстрая девальвация значимости двусторонних контактов лидеров России и США. Напомним, что сразу после избрания Дональда Трампа в Москве делали ставку на «особую химию», которая может возникнуть между Трампом и Путиным после их личного знакомства. Кремль терпеливо ждал, когда Белый дом созреет для согласования первого контакта, но в США в это время кипел скандал вокруг вмешательства России в американские выборы на стороне Трампа. Однако за первые месяцы после избрания нового лидера США эйфория от ожидания «большой сделки» сменилась разочарованием в возможностях вообще о чем-то договориться.

Спустя год после президентских выборов отношения России и США стали быстро приближаться к катастрофичным: были введены новые санкции, мобилизовано расследование, причем сразу на нескольких площадках, о возможном вмешательстве России в американскую кампанию, контакты с россиянами для американской элиты превратились в токсичные. Новый посол России Анатолий Антонов в начале ноября пожаловался, что конгрессмены США отказываются с ним встречаться.

Однако токсичными контакты с россиянами стали не только для конгрессменов, но и для самого Трампа, оказавшегося в центре внимания расследования комиссии спецпрокурора Роберта Мюллера. Американский лидер не исключал возможности встречи с Путиным на полях саммита во Вьетнаме, но вскоре его пресс-служба сообщила, что обе стороны не смогли согласовать свои графики. При этом риторика российских представителей отчетливо указывала на то, то в Москве были практически убеждены в возможности и важности проведения такой встречи. С американской стороны высказывались гораздо осторожней. Даже после того, как представитель Белого дома Сара Сандерс указала, что в графике президента США формальной встречи с Путиным нет, российские представители продолжали настаивать, что согласование продолжается.

Когда же стало ясно, что встречи не будет, нервы начали сдавать. В статье в МК говорится, что глава российского МИД Сергей Лавров «практически наорал на журналистов, решивших поинтересоваться перспективами встречи Путина и Трампа». А молчание Путина во время протокольных мероприятий эта же газета интерпретирует так: «Бывают ситуации, когда даже хладнокровие и выдержка разведчика дают сбой». В результате общение ограничилось несколькими контактами, основным из которых был разговор по пути на фотосъемку, в ходе которого стороны одобрили декларацию по Сирии, предварительно согласованную Лавровым и Рексом Тиллерсоном.

Декларация носит компромиссный характер. В ней нет упоминаний об астанинском процессе, а говорится только о женевском, что невыгодно России. Позднее в Госдепартаменте разъяснили, что в Женеве должны вестись политические переговоры по урегулированию в Сирии, а в Астане — по деэскалации и прекращению огня в стране.

Американцы пролоббировали включение упоминания о зоне деэскалации на юге Сирии, в котором говорится о необходимости «сокращения и в конечном счете удаления иностранных сил и иностранных боевиков из этого района». Они имеют в виду проиранские парамилитарные формирования, воюющие на стороне Башара Асада. Эта формулировка должна в какой-то степени успокоить Израиль (хотя не факт, что успокоит), но прописанная «поэтапность» оставляет России и Асаду пространство для маневра.

Американцам не удалось вставить в текст какой-либо намек на уход Асада. Более того, Россия настояла на упоминании о заявлении сирийского президента, но это заявление касается лишь приверженности тому же женевскому процессу, конституционной реформе и выборам в соответствие с резолюцией Совбеза ООН, принятой еще в 2015 году. В последнее время Россия и Асад стараются меньше говорить об этом документе, одобренном в куда менее выгодной для Асада, чем сейчас, военно-политической ситуации.

В любом случае, перспективы урегулирования остаются крайне смутными. Любые выборы с участием Асада американцы и их союзники сочтут имитационными. А Россия отказываться от поддержки сирийского президента не собирается - тем более, что резолюция Совбеза ему баллотироваться не запрещает.

В окружении Трампа нет единства относительно того, нужно ли идти навстречу Москве и допускать появление во внутриамериканских повестке сюжета даже о самом факте встречи с Путиным. В России же считают, что переговоры должны вести к нормализации диалога, несмотря на внутриамериканские трудности.

Линия России в отношении США после наступления глубокого разочарования в возможностях Трампа проводить относительно независимую политику, разделилась на два блока. Первый касается персональных отношений с президентом: тут Кремль делает ставку на как минимум неухудшение. Трамп, не столько как политический деятель, с которым можно иметь дело, сколько как внутриполитический фактор в США видится Кремлю полезным феноменом, способным дестабилизировать единство американской политики (а она воспринимается как стратегически, долгосрочно антироссийская, выходящая далеко за пределы текущего контекста). А также, что еще более важно для Москвы, – испытать на прочность сплочённость западных стран по важным для России вопросам, таким как Сирия или политика НАТО. Поэтому частью стратегии России в отношении США является сохранение позитивно-дистанционного подхода к Трампу персонально: Москва сознательно оставляет открытой возможность вернуться к диалогу в любой момент, не злоупотребляя агрессивной риторикой.

В то же время в отношении более абстрактной «американской элиты» Москва занимает предельно жесткую линию, что, впрочем, является двусторонним.

Главным сюжетом тут стала судьба телеканала RT в США: Минюст потребовал до 13 ноября зарегистрироваться в качестве иностранного агента в соответствии с известным законом FARA (Foreign Agents Registration Act).

Закон регулирует не столько политическую деятельность общественных организаций, сколько лоббистскую деятельность бизнес-корпораций и государств. FARA был разработан в 1938 году и до 1966 года был в основном нацелен на регулирование деятельности «пропагандистов», действующих в интересах, под контролем или на финансовые средства иностранных физических, юридических лиц или представителей правительств. Закон действительно трактует понятие «иностранных агентов» очень широко. В 1966 году он был сужен – на это повлияло общественное осуждение преследования инакомыслящих в период «маккартизма» А главное – необходимость регулировать деятельность иностранных лоббистов. Поводом стала отчаянная борьба импортеров за квоты на поставки на американский рынок сахара после того, как главный его поставщик – Куба – попал под санкции США.

Под действие закона попадали лица или организации, которые действуют в интересах (прямо или косвенно) «иностранных принципалов»: иностранных правительств, органов власти, чиновников, партий или даже просто иностранных граждан. В основном это касается лоббистов, которые продвигают интересы своих клиентов, заказчиков, устанавливая связи с правительством и органами власти, а также партиями. Причем если во время Второй мировой войны было возбуждено 23 дела о нарушении закона, то после смягчения закона министерству юстиции ни разу не удалось через суд добиться принудительной регистрации в качестве иностранного агента. На практике закон применяется лишь для напоминания «иностранным агентам» о важности пройти регистрацию. Кроме того, «иностранные агенты» сталкиваются с более жесткой формой отчетности.

Российский закон «об иностранных агентах» имеет несколько иной политический смысл: сам термин несет в себе негативную коннотацию и подразумевает, что попавшие под его действие НКО могут вести шпионскую деятельность или, как минимум, работают без оглядки на национальные интересы страны. К тому же по российскому закону министерство юстиции не обязано доказывать наличия «патрон-клиентских» отношений – достаточно самого факта финансирования из-за рубежа.

Главный редактор RT Маргарита Симоньян назвала требование властей США по регистрации телеканала в качестве «иностранного агента» «людоедским», но признала, что RT будет вынужден подчиниться. Официальный представитель МИДа Мария Захарова 9 ноября пригрозила ответными мерами против американских СМИ.

На этом фоне важно отметить новую природу готовящихся потенциальных ответных мер: если раньше все ужесточения, связанные с деятельностью СМИ, НКО, работой интернета и т.д. были связаны с желанием Кремля внедрить механизмы информационного контроля внутри страны для минимизации политических рисков внешнего вмешательства именно через использование внутрироссийских ресурсов, то сейчас речь идет о наказании именно внешних акторов, в данном случае, американских СМИ. Иными словами, это становится предметом не внутренней, а внешней политики.

Ограничительными мерами сразу занялись как в СФ, так и в Госдуме. Верхняя палата парламента в начале ноября на расширенном заседании рабочей группы по мониторингу попыток вмешательства во внутренние дела России рекомендовала российским компаниям отказаться от рекламы в Twitter. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров и вовсе не исключил, что Twitter в России может быть заблокирован. Обсуждалась также возможность ограничить деятельность американских СМИ (радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа»), усилить контроль за иностранными НКО.

Вслед за этим за американские СМИ взялись депутаты Госдумы. 10 ноября спикер Думы Вячеслав Володин собрал у себя на совещание лидеров четырех думских фракций и руководителей профильных комитетов, чтобы в срочном порядке обсудить зеркальные меры в отношении американских СМИ в ответ на требование властей США к телеканалу RT зарегистрироваться в качестве иностранного агента. Депутат Петр Толстой («Единая Россия») отметил, что законопроект коснется не только американских СМИ, поскольку «закон должен носить общий характер, мы не можем выделять какую-то одну страну». Эта норма коснется всех иностранных средств массовых информации, уточнил он. Потом документ будет принят по ускоренной процедуре: сообщается, что первое чтение состоится уже 15 ноября, спустя два дня документ будет принят окончательно. Глава фракции «Единой России» в Госдуме Сергей Неверов заявил, что кроме иностранных СМИ в список иностранных агентов могут быть включены и «иностранные соцсети». Впрочем, Толстой уточнил, что речь будет идти об аккаунтах в сетях «СМИ-иностранных агентов», а не о присвоении этого статуса самим сетям.

Война ответных мер постепенно ведет к устойчивому перманентному институциональному кризису двусторонних отношений, что затрагивают все сферы, включая и стратегически значимые вопросы. В сентябре в Сенате США был утвержден военный бюджет на 2018 финансовый год: он составил $696,5 млрд. Один из самых важных моментов в нем — официально закрепленная возможность выхода Вашингтона из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), подписанного с Москвой еще в 1987 году. Россия и США давно обвиняют друг друга в нарушении договора, и с обеих сторон стали нередко звучать угрозы выхода из соглашения. Отдельной темой с перспективой ухудшения также является Украина: в США продолжается обсуждение вопроса о поставках этой стране летального оружия, а также противотанковых ракетных комплексов Javelin, что способно спровоцировать новое обострение геополитического кризиса, связанного с Донбассом.

После того, как Россия стала фактором внутриполитической ситуации в США, отношения двух стран перешли в новую фазу кризиса. Москва, несмотря на наличие важных для обеих сторон тем, предметов для обсуждения, а также декларируемой готовности России к продолжению диалога, теперь будет меньше оглядываться на западных партнеров и чаще действовать в одиночку, либо в союзе с региональными державами (как, например, в Сирии). При этом кризис двусторонних отношений неизбежно будет иметь серьезные внутриполитические последствия в самой России: новые ужесточения закона, направленные против американских СМИ, станут ударом по всем иностранным медиа. Дипломатическая война соответствует интересам и российских «ястребов», фокусирующихся на поисках иностранных агентов в самом широком смысле.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net