Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

21 июля в Украине прошли внеочередные выборы в Верховную Раду, по результатам которых президентская партия «Слуга народа» ожидаемо заняла первое место, получив 42%.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

06.11.2018 | Марина Войтенко

«Климатические» зависимости экономического роста

Марина ВойтенкоПо данным Росстата (30 октября) выпуск продукции и услуг по базовым видам деятельности в РФ в сентябре-2018 вырос на 0,6% год к году после повышения на 1,2% в августе. Минимальный темп с начала года, тем не менее, не повлиял на оценку ЦБ РФ: экономика по-прежнему показывает скорость близкую к потенциальной. При сохраняющейся неравномерной динамике в различных секторах и отраслях ВВП-2018 может прибавить 1,5-2,0%, расходы на потребление домашних хозяйств – 2,5-3,0%, валовое накопление основного капитала – 1,5-2,0%. Медиана других официальных и экспертных прогнозов составляет в настоящее время 1,7-1,8%. Ускорение-2019 (как и в глобальном хозяйстве в целом), однако, не просматривается – большинство ожиданий ниже планки-2018 на 0,3-0,4 п.п.

Переход РФ с 35-го на 31-е место в рейтинге Всемирного Банка Doing Business-2019, на первый взгляд, наглядное свидетельство улучшения делового климата. Вместе с тем, возможность дальнейшего прогресса, похоже, начинает упираться в недостаточную масштабность усилий по повышению качества институционально-регулятивной среды. Временный компромисс по ценам на бензин вновь достигнут с помощью «ручного управления». При этом неустойчивость, размытость и нередко обременительность для бизнеса многих действующих правил по сути только начинают распознаваться как системный вызов.

Торможение-2019 эксперты связывают с адаптацией экономики к повышению ставки НДС, сдвигом начала реализации национальных проектов к середине года, рисками кризиса неплатежеспособности по ранее взятым потребительским кредитам у немалого числа домохозяйств (по оценке бюро кредитных историй ОКБ, объем выдач уже на 4% превышает уровень докризисного 2013 года). По-прежнему сохраняется неопределенность относительно новых санкций и усиления внешнеторговых ограничений. К тому же и официальные, и экспертные ожидания указывают на высокую вероятность прекращения роста нефтецен и даже их снижения с переходом в среднегодовой интервал $60-65 за баррель. В 2019 году, по-видимому, будут происходить серьезные перемены в структуре факторов роста. В Центробанке, например, полагают, что вклад в ВВП чистого экспорта будет отрицательным, основным же макродрайвером должны стать инвестиции, опережающие по темпам расходы населения на конечное потребление. Сбываемость предположения, однако все еще остается под значимым риском.

Прогноз МЭР по инвестициям снижен в 2018 году до 2,9% с 3,5%, в 2019-ом – до 3,1% с 3,4% (что соответствует ожиданиям экспертов). Между тем, в стратегических планах по ускорению ВВП определяющая роль отводится именно инвестициям. В базовом сценарии МЭР в 2018-2024 годах они должны увеличиться на 47%, более чем вдвое опережая рост ВВП на 19,5%, за счет чего норма накопления к 2025 году превысит 25%. Напомним, однако, что текущий год пока отмечен явным охлаждением инвестактивности.

Эксперты годами обсуждают «вечный» вопрос, что первично: инвестиции как абсолютно необходимое базовое условие роста или, напротив, последний, который (вследствие расширения спроса и, стало быть, повышения загрузки производственных мощностей) подталкивает капвложения, становящиеся затем главным фактором поддержки макродинамики. В текущих российских обстоятельствах формулировка еще более конкретна: можно ли надеяться на инвестускорение при общем торможении роста? Отдельные эпизоды, оживляющие наблюдаемую картину (PMI в российской обработке в октябре, например, поднялся до 51,3 пункта после 50 пунктов месяцем ранее) к развороту тренда пока не приводят. В итоге большая часть исследователей в последнее время призывают сосредоточить внимание на своего рода «структуре первичности», в которой главной причиной слабости темпов вложений в основной капитал оказывается дефицит мотиваций к ним, предопределяемый температурой и комфортностью делового климата. В итоге потенциальный эффект регулятивно-стимулирующих мер существенно обесценивается тяжестью административно-силовой и фискальной нагрузки бизнес и неопределенностью правил, требуемых для устойчивости планируемых структурных трансформаций. Актуальный повод для размышлений на этот счет – история РФ в рейтинге Doing Business.

Как отмечается в представленном 31 октября докладе Группы Всемирного банка «Ведение бизнеса за 2019 год: подготовка к преобразованиям», в мировом рейтинге Россия заняла 31 место из 190 возможных, продвинувшись с 35-го места в прошлом году и 40-го в позапрошлом. Напомним, семь лет назад страна находилась на 120-ом. И хотя достичь 20-го, как предусматривалось майским указом 2012 года Президента РФ, в текущем году не удалось, прогресс налицо. Но экспертов не покидает ощущение достигнутого предела, усиливающееся при взгляде на составляющие (10 критериев) композитного показателя.

- Продвижению в группу стран-передовиков по легкости ведения бизнеса способствовали: ускорение процедур подключения к системе электроснабжения вкупе со снижением их стоимости, регистрация предприятий (в этих субрейтингах РФ заняла 12-е место), обеспечение исполнения контрактов (18-е) и получение кредитов (22-е).

- Вместе с тем, наметившиеся позитивные сдвиги на других направлениях пока не дают желаемых результатов:

ü деятельность в сфере международной торговли упростилась благодаря предпочтению, оказываемому электронной процедуре таможенной очистки, и сокращению сроков автоматического завершения процедур. Однако за год стране удалось подняться всего на одну строчку в рейтинге (99-е место);

- несмотря на сокращение времени, необходимого для получения разрешений на строительство и ввод объектов в эксплуатацию, оптимизацию контроля качества строительства за счёт введения риск-ориентированных проверок, в этом субрейтинге РФ занимает пока только 48-е место;

- по сути нет продвижения в «Разрешении проблем неплатежеспособности» (урегулирование несостоятельности) – 55-е место;/

- некоторый регресс наметился в «Защите прав миноритарных акционеров» – 57-е место против 51-го годом ранее;

- процедура налогообложения стала менее затратной за счёт повышения нормы амортизационных отчислений по основным фондам, однако в субрейтинге «Налогообложение» Россия заняла 53 место. И это связано по большей части не с налоговым администрированием (инфраструктурой системы), а с высоким уровнем общей фискальной нагрузки на бизнес. По оценке Всемирного банка, рассчитанная в процентах от прибыли общая ставка налогов и взносов в Москве составила 46,3%, тогда как средняя для стран Европы и Центральной Азии – 32,3%, стран ОЭСР с высоким доходом – 39,8%, а в выборке из 32 стран с лучшими нормативными показателями – 26,1%.

Как видим, само по себе присутствие России, по меткому определению главы МЭР Максима Орешкина, «в «клубе» стран с хорошим бизнес-климатом», указывает и на настоятельную необходимость решения еще более сложных задач по настройке регулятивной среды. Не случайно, например, в ходе пленарного заседания XIV Всероссийского налогового форума в Торгово-промышленной палате РФ (31 октября) рефреном звучало мнение о том, что первая часть Налогового кодекса перестала быть законом прямого действия – изменения вносятся слишком часто (ежегодно принимается около 30 законов, вносящих в кодекс сотни поправок). Немало вопросов вызывает и вялотекущая реформа системы неналоговых платежей и сборов (на настоящий момент их уже более ста), принимающихся зачастую подзаконными актами бесконтрольно и хаотично на всех уровнях власти. В общем, как подчеркнул президент ТПП РФ Сергей Катырин, «по истечении двадцати лет после принятия части первой Налогового кодекса Российской Федерации вопрос установления единой и стабильной налоговой системы является по-прежнему актуальным».

Вместе с тем, осень-2018 явно отмечена активизацией усилий правительства по упорядочению фискальной системы. Так, по итогам совещания 24 октября у вице-премьера Дмитрия Козака с нефтяными компаниями было объявлено о намерении проверить налоговую нагрузку на все «предприятия отраслей промышленности России в зависимости от доли добавленной стоимости в создаваемой ими продукции». К концу ноября Минэкономразвития должно представить методику оценки, учитывающую не только налоговые, но и неналоговые обязательные платежи и тарифы на услуги естественных монополий. Судя по всему, пока речь идет о секторе добычи полезных ископаемых, анализ по которому Минфин, Минэнерго, Минпромторг и ФАС должны завершить до 1 марта 2019 года.

Как известно, «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» содержат положение о включении в Налоговый кодекс требования о принятии существенно изменяющих налоговые условия поправок в действующее законодательство не позднее 1 сентября, если вступить в силу они должны с 1 января следующего года. В экспертном и бизнес-сообществе, правда, постоянно обсуждался другой минимально необходимый срок – не позднее завершения весенней сессии парламента.

Соответствующий законопроект в Госдуму еще не внесен, и этот вопрос в ближайшее время, видимо, станет предметом активных дискуссий. Впрочем, как и многие другие параметры российской регулятивной среды, поскольку качество делового климата остается одним из главных ограничений темпов российского общеэкономического роста. При этом собственно «климатические сдержки» во многом определяются избыточными обременениями для бизнеса, нередко налагаемыми уже действующими законодательными актами.

В этом контексте знаковым событием минувшей недели стал запуск МЭР процедуры оценки фактического воздействия (ОФВ) нормативно-правовых актов на деловой климат в стране. Из сообщения ведомства следует, что экспертиза первых 17-ти документов, затрагивающих сферы охраны окружающей среды, транспорта, обращения с отходами и торговли, будет проходить в три этапа. Сначала профильное ведомство должно будет проанализировать реальные эффекты от действия своего нормативного акта, затем свою позицию выскажут эксперты и деловое сообщество, после чего Минэкономразвития даст свое заключение по нормативному акту. Окончательное решение будет принимать правительственная комиссия по административной реформе. Как видим, конструкция довольно прозрачная. Но здесь главное – не допустить «пробуксовки» всего механизма, как это подчас происходит с уже действующим инструментом оценки регулирующего воздействия (ОРВ).

Продвижение РФ в рейтинге Doing Business, свидетельствуя в целом о прогрессе в повышении комфортности делового климата, в то же время указывает на достижение рубежа, когда период экстенсивного прироста позиций по сути завершен. Впереди гораздо более сложные задачи, и каждый новый «отвоеванный» пункт должен становиться следствием глубоких трансформаций институционально-регулятивной среды. По сути это означает, что ее качество вышло на первый план среди ограничений роста, удерживающих его потенциал на уровне 1,5-2,0% в год. Существенную роль в усилиях на этом поприще принадлежит корректировкам действующего законодательства, касающегося хозяйственной деятельности. Инициатива МЭР по введению института ОФВ – шаг, безусловно своевременный. По мнению экспертов, было бы полезно придать «второе дыхание» ОРВ, распространив ее на соответствующие законопроекты, готовые ко второму чтению. Это, естественно потребует повышения роли парламента в улучшении делового климата, поскольку потенциал законодателей используется для этого далеко не в полной мере.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net