Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

28.11.2018 | Алексей Макаркин

Неуверенное положение: почему керченский инцидент не поможет Порошенко

Петр ПорошенкоВведение военного положения в нескольких областях Украины не только не позволит отменить президентские выборы, но и не поможет мобилизовать голоса в пользу действующего главы государства.

​После российско-украинского конфликта в Керченском проливе Петр Порошенко издал указ о введении военного положения, что породило массу слухов о возможном переносе президентских выборов в республике. Однако такой сценарий возможен лишь в случае масштабных военных действий, которые выглядят крайне маловероятными, так как несут запредельные риски для обеих сторон. Украина хотя и усилила свою армию, но не настолько, чтобы победить в войне с Россией. Россия же в случае войны столкнется с введением санкций, по сравнению с которыми нынешние выглядят незначительными. Поэтому, если не произойдет чего-то из ряда вон выходящего, выборы президента Украины состоятся 31 марта 2019 года.

Положение Порошенко

В первоначальном варианте президентского указа военное положение вводилось на два месяца на всей территории страны. И поскольку президентские выборы запланированы на март, украинское общество сильно напряглось. Расклад сил, по данным совместного опроса КМИС, Центра Разумкова и социологической группы «Рейтинг», сейчас таков: лидирует Юлия Тимошенко (21%), от нее отстают артист Владимир Зеленский, сыгравший простого учителя, ставшего президентом, в популярном сериале «Слуга народа» (11%), на третьем — Порошенко (10%). На первый взгляд ситуация для действующего президента не столь уж и плоха, тем более что Зеленский пока не принял решения об участии в выборах.

Но есть три негативных обстоятельства. Первое — антирейтинг Порошенко, составляющий 51%. Второе — по опросам, во втором туре президент проигрывает и Тимошенко, и Зеленскому. Третье — только 10% украинцев высказались в поддержку второго срока Порошенко. Нетрудно заметить, что это и есть электорат Порошенко — дальше расширять его будет очень трудно. Ставка президента на создание при поддержке Константинопольского патриархата автокефальной церкви выглядит не слишком выигрышной. Хотя, согласно опросу фонда «Демократические инициативы» им. Кучерива и Центра Разумкова, число поддерживающих автокефалию больше, чем негативно к ней относящихся (31% к 20%), но для современного украинского общества эта тема далеко не самая главная. Для него важнее теплые батареи в холодную зиму, чем религиозная независимость от Москвы. Характерно, что по этому же опросу у 49% респондентов по церковной теме нет своего мнения.

Отсюда и опасения, что президент может использовать военное положение для собственных политических целей: если не отложить выборы (для этого было бы достаточно продлить 60-дневное военное положение еще на такой же срок), то по крайней мере повлиять на расклад сил на старте кампании. Причем необходимость ввести военное положение именно сейчас выглядела совершенно неочевидной. Его не вводили после кровопролитных боев за Иловайск или Дебальцево — и ввели сейчас, после стычки, в которой не было погибших. Поэтому депутаты не стали автоматически утверждать президентский указ, в него пришлось внести существенные изменения.

Осторожность Запада

На самом деле отмена выборов или серьезное влияние на выборы, способное принципиально изменить расстановку сил, изначально были маловероятны. Во-первых, это не приняло бы украинское общество, которое хочет свободно выбирать лидера страны. В случае манипуляций с целью остаться у власти Порошенко столкнулся бы с тем самым новым Майданом, о котором многие говорили, но который выглядел иллюзорным. Играть с огнем не может позволить себе любой президент, особенно с рейтингом 10%.

Во-вторых, немалую роль играет позиция Запада, настаивающего на выполнении украинскими властями всех необходимых электоральных процедур. Он поддерживает современную украинскую власть, но не зацикливается на Порошенко, там готовы работать и с Тимошенко, и с любым другим возможным победителем. Характерно и сдержанное отношение западных лидеров к керченскому инциденту: представители США, Великобритании и Франции осудили в Совбезе ООН действия России, но главы государств были достаточно осторожны и подчеркивали, что Москва и Киев должны договориться. Они помнят 2008 год, когда активная поддержка Михаила Саакашвили стимулировала начало военных действий, очень быстро и катастрофично завершившихся для грузинской стороны. Украину не бросают, помогают ей продержаться, но дают понять, что слишком далеко заходить нельзя.

В любом случае возможностей для маневра у Порошенко не так много. И попытка прорыва украинских катеров в Мариуполь вряд ли была связана с большими планами. Скорее речь шла о локальной игре, о символическом жесте — свободный проход в Мариуполь стал бы достижением президента-главнокомандующего. А их перехват превращал украинскую сторону в публичном пространстве в жертву и позволял драматизировать ситуацию с помощью введения военного положения и попытки консолидировать общество вокруг Порошенко, становящегося военным лидером. Из этого же ряда — и недавняя установка украинского флага над донецким поселком Рассадки, находящимся в так называемой серой зоне между ДНР и контролируемой Киевом территорией.

В свою очередь конкуренты Порошенко совершенно не собирались давать ему карт-бланш — и постарались максимально ограничить его возможности. На всякий случай — как известно, перед выборами политики не любят неожиданностей и дуют на воду.

Максимальные гарантии

В результате компромисса с парламентом Порошенко получил лишь часть того, что добивался. Согласно финальному варианту указа, военное положение введено на 30 дней, а не на 60 — к началу избирательной кампании оно должно завершиться. Распространяется режим не на всю территорию страны, а лишь на десять приграничных областей — так что возможные ограничения прав и свобод граждан не распространятся на Киев. В столице не могут быть запрещены демонстрации и митинги, нельзя ввести цензуру на телеканалах и в печатных СМИ. Четко оговорено, что президентские выборы должны состояться 31 марта 2019 года.

Еще до подписания итоговой версии указа Порошенко обещал, что не будет ни мобилизации (перед выборами она способна только распугать избирателей), ни наступательных действий — по тем же причинам. Неясно, какие конкретно меры из широкого списка, предусмотренного законом о военном положении, будут применены на практике, но уже ясно, что политический истеблишмент Украины максимально гарантировал себя от любых неожиданностей. Военное положение в течение нескольких часов фактически превратилось в «недовоенное».

Кто действительно может оказаться под ударом — это Украинская православная церковь Московского патриархата. В условиях военного положения может усилиться давление на ее иерархов, с тем чтобы они приняли участие в соборе, намеченном на декабрь, — на нем предполагается провозгласить автокефальную церковь. После распада Партии регионов у этой церкви немного союзников в политическом классе: Тимошенко, демонстрируя свой патриотизм, также поддерживает автокефалию. В условиях военной тревоги отказ от участия в предстоящем соборе может стать признаком антипатриотизма.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Оригинал статьи – РБК

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net