Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

16 декабря прошли повторные выборы губернатора Приморского края. Результаты прошедших в сентябре двух туров выборов губернатора Приморья краевой избирком признал недействительными из-за многочисленных нарушений. В итоговый список кандидатов на пост главы региона вошло четыре человека: Андрей Андрейченко (ЛДПР), врио губернатора Олег Кожемяко (самовыдвиженец), Алексей Тимченко («Партия Роста») и Роза Чемерис («За женщин России»). По результатам выборов новым губернатором Приморья стал Кожемяко с 61% голосов. Андрейченко получил 26%, остальные кандидаты в сумме набрали 9%.

Бизнес, несмотря ни на что

1 января секретарь Ассоциации иранских авиалиний Максуд Самани рассказал иранскому агентству Ilma о возникших проблемах с поставкой гражданских самолетов Sukhoi SuperJet 100: поставка в Иран гражданских самолетов пока невозможна из-за отсутствия разрешения со стороны Управления по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC). Сделка требует одобрения американских властей, поскольку более 10% деталей российского лайнера производятся в США.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Колонка экономиста

10.12.2018 | Марина Войтенко

ОПЕК+ и структурная повестка

Марина Войтенко7 декабря в Вене после нескольких дней сложных переговоров страны-нефтеэкспортеры договорились о сокращении добычи черного золота. По мнению министра энергетики РФ Александра Новака, «принято важное, очень рациональное, очень компромиссное решение». Полномасштабная реакция рынка еще впереди[1]. Тем не менее, его участники уже констатируют серьезный импульс к сглаживанию волатильности. На продление взаимодействия ОПЕК+ рубль ожидаемо ответил некоторым укреплением, индексы Мосбиржи и РТС прибавили 0,9% и 2,1% соответственно.

Финаналитики «назначили» на ближайшие недели валютному курсу (при неужесточении санкций) торговый коридор в 66-68 руб/$, отметив, сто от стабилизации цен выиграют российские компании, свои бонусы от допдоходов получат бюджет и суверенные резервы. Тем не менее, итоговые макроэкономические последствия останутся неоднозначными, в очередной раз напоминая о настоятельной необходимости последовательных действий в исполнении структурной повестки.

Напомним, в конце 2016 года на фоне превышения предложения над спросом ОПЕК и ряд стран, не входящих в организацию, пришли к соглашению о сокращении добычи нефти на 1,8 млн баррелей в сутки (б/с) к уровню октября-2016. Договор начал действовать с начала 2017-го. К середине 2018-го «план» был перевыполнен на 47%, что позволило ОПЕК+ договориться о наращивании выпуска. Однако опасения по поводу перспектив глобальной экономики и переизбытка сырья на рынке повысили волатильность нефтекотировок. Теперь государства-нефтеэкспортеры согласовали временное на полгода снижение добычи суммарно на 1,2 млн б/с[2], начиная с января 2019. Затем организация должна сохранить или пересмотреть этот объем в зависимости от состояния рынка.

Вместе с принявшей собственное решение о снижении выпуска на 325 тыс б/с Канадой корректировка выглядит еще более внушительной – более 1,5 млн б/с. Финансовые аналитики уж выразили уверенность в том, что российские компании, сокращая добычу (на пропорциональной основе) на 2,5-3,0% выиграют от повышения цены на 5-10% и ускорят переход на нефтерасчеты в евро.

По сообщениям СМИ, такие переговоры с потребителями из ЕС уже ведут «Газпромнефть», «Сургутнефтегаз» и «Роснефть». Катализатором этому процессу станет и намерение Евросоюза сделать свою валюту более привлекательной в международных расчетах. Так, 5 декабря Европейская комиссия опубликовала соответствующий доклад о продвижении расчетов в евро в сфере энергоносителей и рекомендации для стран ЕС включать в свои межправительственные соглашения с третьими странами о поставках таких товаров типовое положение об использовании евро как валюты по умолчанию[3].

Участники рынка предрекают выход котировок в устойчивый диапазон $60-70 за баррель, что кстати, соответствует прогнозу МЭР о среднегодовой цене Urals-2019 в $63,4 за баррель. При этом, уверен министр энергетики РФ Александр Новак, сбалансированным и для производителей, и для потребителей является уровень $55-65 за баррель. С учетом действия бюджетного правила комфортен он и для госказны, хотя и повышает зависимость экономики от состояния рынков энергоносителей.

Поэтому вполне закономерно, что макроэкономические последствия продления «сделки» ОПЕК+ эксперты рассматривают в двух плоскостях. Краткосрочный финансовый эффект положителен.

Во-первых, ожидаемый уровень нефтецен не позволяет восстановиться жесткой зависимости от них валютного курса (потенциал ослабления резко усиливается при барреле «по 50» и ниже).

Во-вторых, Минфин получает возможность реализовать план пополнения Фонда национального благосостояния, не меняя бюджетное правило (с «ценой отсечения в $40 за баррель) и корректируя объем покупок валюты на сезонную динамику счета текущих операций платежного баланса.

В-третьих, нефтедобывающие компании генерируют весьма приличную прибыль (источник инвестиций и поддержки общепромышленного спроса). Напомним, что в январе-сентябре на «нефтянку» пришлось около трети ее объема в реальном секторе. Причем рост год к году составил 2,2 раза при 34,4% по всем предприятиям в РФ и 82,8% в целом в добыче полезных ископаемых.

Но есть и обратная сторона. Именно в июле-сентябре, когда в России форсировано снижалась добыча, основательно просел промвыпуск, а темп ВВП квартал к кварталу с сезонной очисткой оказался отрицательным (-0,4%). Сходные «производные» возможны и на сей раз. Аналитики Райффайзенбанка подсчитали, что сокращение добычи на 166 б/с способно замедлить рост ВВП на 0,1 п.п., промвыпуск – на 0,3 п.п.. При 228 тыс б/с (согласованная с ОПЕК+ российская квота) торможение будет еще более выраженным, особенно во втором квартале-2019.

Текущие макротренды, между тем, по-прежнему остаются неоднозначными. Как подчеркивают в ЦБ РФ, экономика растет темпами, близкими к потенциальным (1,5-2,0%). Сезонно скорректированный PMI в обработке, тем не менее, поднялся в ноябре до 52,6 балла после 51,3 балла в октябре. По версии IHS Markit, динамика показала максимальное улучшение деловой активности с июля-2017 (в том числе в связи с некоторым ростом новых заказов). Напомним, что PMI рассчитывается на основе опросов руководителей компаний. В связи с этим важна одна поправка. Обследования Института экономической политики (ноябрь-2018), указывая на снижение в оценках роли фактора неопределенности, в то же время обнаружили, что доля прогнозов неизменности объемов спроса, выпуска и числа занятых в промышленности достигли исторического максимума. Доминирующим настроением становится «определенность стагнации», делают выводы эксперты ИЭП.

Нерадужность перспектив спроса подтверждается и другими оценками. Индекс потребительского доверия (рассчитывается консалтинговой компанией The Conference Board) снижается – 67 пунктов в третьем квартале после 70-ти во втором. При заметном сокращении нормы сбережений расширяется число домохозяйств, включающих режим экономии. При этом, согласно опросам Ромир, 43% россиян заявили, что денег им хватает только на самое необходимое – еду и одежду.

На таком фоне вполне логичен обновленный прогноз ЦБ РФ – ВВП-2018 вырастет на 1,6-1,7%. Причем ноябрьское снижение нефтецен почти до уровня $55 за баррель отразится эхом в первом полугодии-2019 – квартальный рост с сезонной корректировкой не превысит 0,2-0,3% (в пересчете на год это означает замедление до 1%).

В этом контексте вполне понятен парадокс долгосрочного эффекта «сделки» ОПЕК+. Достигаемая краткосрочная финансовая стабильность в принципе может оказать поддержку ускорению роста. Вместе с тем, как показывает опыт, нефтеценовая расслабленность способна усугубить дефицит мотиваций к действиям государства, стимулирующим структурные трансформации в направлении к новой модели развития. Именно об этом риске напомнил на минувшей неделе новый доклад Всемирного банка об экономике России. В базовом сценарии прогноза предполагается, что потенциальный рост ВВП РФ замедлится с 1,5% в 2017 году до 1,3% в 2023-ем. Затем начнется его постепенное восстановление, но без структурных реформ, ускоряющих инвестиции и совокупную факторную производительность, потолком надолго останется темп в 2,5%. При проведении реформ потенциал роста повысится до 3%лишь к 2028 году. Вывод экспертов очевиден: структурная политика требует гораздо большего внимания, определенности и последовательности.

Правительство в своих регулятивных новациях, похоже, начало настраиваться на такого рода разворот. Однако каждый шаг здесь сопряжен с новыми рисками. Премьер Дмитрий Медведев потребовал (3 декабря) завершить к 1 января 2019 года подготовку федеральных программ в рамках национальных проектов. Поручение, очевидно, будет выполнено. Но остаются вопросы к качеству. На заседании кабмина 5 декабря Счетная палата представила анализ исполнения федеральных целевых программ по итогам января-октября. Эффективными, как оказалось, можно признать лишь 13 из 24. При этом 104 объекта в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП) остаются под рисками срыва сроков ввода в эксплуатацию до конца текущего года. В итоге эффект от госинвестиций (на которые идут в том числе и нефтедоходы) оказывается «размазанным», не дотягивая до ожиданий.

Первый вице-премьер Антон Силуанов, выступая на съезде «Единой России» (7-8 декабря) вновь заверил, что повышения налоговой нагрузки в ближайшие 6 лет не будет. Напротив, возможно принятие «некоторых налоговых решений, стимулирующих развитие бизнеса». Каких именно – остается за «кадром». Как известно, вице-премьер Дмитрий Козак поддержал предложение Минпромторга проработать возможность применения различных ставок возмещения НДС промпредприятиям в зависимости от доли добавленной стоимости. В то же время, как дал понять СМИ Антон Силуанов, Минфин такую инициативу даже не рассматривает.

Тем не менее, диалог бизнеса и государства по поводу регулятивных новаций начинает выстраиваться. Есть позитивные подвижки: МЭР анонсировал до конца года принятие комплекса мер по устранению административных и прочих барьеров для предпринимательской деятельности; в кабмине начата работа по пересмотру методики измерения рыночных долей ритейлеров, что позволит сетям увеличивать количество магазинов и облегчит сделки слияния и поглощения. В то же время, по мнению бизнес-объединений, требуют существенных уточнений планы перехода к новому механизму субсидирования промышленности. Отсутствуют в правительственной повестке и содержательные предложения о сокращении доли госсектора в экономике.

Текущее состояние российского хозяйства, как никогда ранее, требует называть вещи своими именами. Экономика продолжает «ерзать» на углеводородной игле. При этом краткосрочные позитивные результаты усилий по балансированию мирового нефтерынка, к сожалению, не отменяют продолжения расслабленной раскачки в исполнении национальной структурной повестки. Тем не менее, соглашение ОПЕК+, делая более реалистичными представления о нефтерисках и позволяя отчасти самортизировать влияние негативных внешних факторов (пройденный пик глобального роста, геополитическую напряженность, возможность усиления санкций и т.п., способно в принципе создать условия для «выигрыша качества» последующих регулятивных действий в структурной политике. Основание для такого предположения очевидно: очередное временное повышение котировок crude oil – последний ресурс все еще сохраняющейся экономической модели.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Отметим, что наряду с оптимистическими настроениями в новостных потоках по поводу «Венского компромисса» присутствуют и скептические оценки. В основном они сводятся к тому, что, учитывая прогнозируемый уровень поставок на рынок, включая американские сланцы, согласованный ОПЕК+ размер сокращений добычи может оказаться недостаточным для предотвращения роста запасов нефти.

[2] Из них 800 тысяч баррелей нефти придется на ОПЕК и 400 тысяч – на страны вне картеля. Снижение добычи странами ОПЕК составит 2,5% от уровня октября 2018 года, остальными – 2%. Три страны получили исключения из сделки ОПЕК+: Иран и Венесуэла из-за санкций и Ливия в связи с нестабильной ситуацией в стране.

[3] См. подробнее: https://ec.europa.eu/info/sites/info/files/swd-2018-483-recommendation_en_0.pdf и https://ec.europa.eu/commission/sites/beta-political/files/recommendation_-_the_international_role_of_the_euro_in_the_field_of_energy.pdf

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net