Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

21.03.2019 | Алексей Макаркин

Транзит с китайским акцентом: чем рискует Нурсултан Назарбаев

Нурсултан НазарбаевДо отставки Нурсултана Назарбаева на постсоветском пространстве использовалось несколько моделей передачи власти, и с каждой были связаны свои риски.

Пути ухода

Первая — передача власти преемнику с полным уходом от дел. Это Россия 31 декабря 1999 года. Она обеспечивает уходящему лидеру безопасность для себя и членов семьи, но только в случае доброй воли преемника (в России она была) и не более того. Никакого политического влияния у Бориса Ельцина после отставки не было. Модель носит вынужденный характер и применима в условиях резкого падения рейтинга лидера при конкурентных выборах, на которых может победить кандидат не от власти: еще в середине 1999 года в России это был вполне реальный вариант.

Вторая — уход в премьеры по истечении определенных Конституцией сроков полномочий. Здесь успеха смог добиться только Владимир Путин в 2008 году, причем в условиях заоблачного рейтинга, конституционного большинства в Думе и слабого преемника, которого многие изначально считали временной фигурой, что и оправдалось. Партия Михаила Саакашвили проиграла парламентские выборы 2012 года, что сделало такой сценарий в Грузии нереалистичным. Весной 2018 года Сержу Саргсяну в Армении удалось перейти в премьеры, но на этом посту он пробыл всего несколько недель, после чего был свергнут. Добавим, что в Грузии и Армении полномочия премьеров были расширены де-юре, а в России — де-факто, хотя только на время премьерства Путина.

Третья — передача власти по наследству. Эта модель была успешно применена в Азербайджане, где умирающий Гейдар Алиев в 2003 году смог обеспечить преемничество своего сына Ильхама. Этот план сработал на фоне воспоминаний элит и населения о хаосе и военных поражениях начала 1990-х годов, когда у власти находился «Народный фронт», и в условиях полного контроля семьи Алиевых над силовыми структурами. Но и этот путь далеко не универсален, так как фигура преемника может быть политически слабой. За пределами постсоветского пространства само наличие подобного плана привело к снижению лояльности египетского военного руководства к президенту Хосни Мубараку. Это стало одним из факторов ослабления режима, способствовавших свержению Мубарака в ходе «арабской весны» 2011 года.

Проблемой может стать и отсутствие наследников мужского пола, как у Назарбаева или президента Узбекистана Ислама Каримова. Старшая дочь Назарбаева Дарига некоторое время рассматривалась в качестве возможной преемницы, но крах блестящей карьеры ее бывшего мужа Рахата Алиева сказался и на ее судьбе. Впрочем, Дарига осталась в элите и после отставки отца стала председателем сената, то есть заняла второй пост в стране, который освободил ставший преемником Касым-Жомарт Токаев. А вот Гульнара Каримова до того разочаровала своего отца, что тот приказал ее арестовать, после чего всякие слухи о преемничестве стали бессмысленными. В странах с преобладанием мусульман женское лидерство часто связано с мученичеством — трагической гибелью отцов и мужей. Примеры — Беназир Бхутто в Пакистане, Шейх Хасина Вазед и Халеда Зиа в Бангладеш. В случаях же с «центральноазиатскими дочерьми» ничего подобного нет.

Четвертая модель — отказ от передачи власти. Ислам Каримов и туркменский президент Сапармурат Ниязов умерли на своих постах соответственно в 2006 и 2016 году. Им унаследовали не слишком харизматичные вице-премьер Гурбангулы Бердымухамедов и премьер Шавкат Мирзиёев. В обоих случаях они не были конституционными преемниками: в случае кончины президента его обязанности должны были исполнять председатели меджлиса Туркмении и сената Узбекистана. События, произошедшие после кончины лидеров этих двух стран, показали существенные различия в политических культурах. Туркменский спикер Овезгельды Атаев был арестован, не успев приступить к исполнению обязанностей президента. Узбекский спикер Нигматилла Юлдашев пробыл и.о. президента несколько дней, уступил свой пост Мирзиёеву и до сих пор руководит сенатом.

Впрочем, существующие в этих странах режимы не развалились. Бывший стоматолог Бердымухамедов получил титул аркадаг, то есть покровитель, ему установлен позолоченный конный памятник. Мирзиёев смог консолидировать элиты и укрепить свою власть. Но такая консолидация неизбежно связана с чистками: в обеих странах были арестованы влиятельные силовики, служившие покойным президентам.

Новый формат

Для Назарбаева турбулентность после кончины Ниязова и Каримова являлась негативным примером. С этим, видимо, связана реализация пятой модели — добровольного ухода в отставку при сохранении важных властных рычагов, прежде всего постов главы Совбеза и лидера правящей партии. Она должна обеспечить контролируемую эволюцию режима. Явным примером выступил Китай, где Дэн Сяопин возглавлял Центральный военный совет в 1980-е годы, когда вопрос о преемнике еще не был окончательно решен в пользу жесткого лидера Цзян Цзэминя, продолжавшего экономические реформы при сохранении политического режима. Назарбаевский вариант с руководством Советом безопасности выглядит аналогом этого решения, тем более что он внимательно изучал опыт китайских реформ и немало продвинулся по пути экономической модернизации Казахстана.

В то же время китайская специфика существенно отличается от казахстанской. В Казахстане нет аналога Коммунистической партии Китая — доминантной политической силы, укорененной в истории страны (казахстанская правящая партия «Нур Отан», лидером которой остался Назарбаев, больше похожа на «Единую Россию»). Дэн Сяопин никогда не был единоличным лидером страны, а входил в состав коллективного руководства вместе с другими ветеранами партии.

В Казахстане нет правящей олигархии: любой чиновник вне зависимости от занимаемого поста мог быть моментально смещен по решению Назарбаева. Возможно, сейчас олигархия начнет формироваться (и значимые роли в ней будут играть и председатель сената Дарига Назарбаева, и племянник бывшего президента генерал госбезопасности Самат Абиш, и другие родственники). Но это процесс непростой и не определяемый указами. Дэн Сяопину не надо было создавать олигархию: она уже существовала, и он был ее частью. Надо было только обеспечить переход власти к новому поколению лидеров, способных обеспечивать коллективное руководство и преемственность курса.

В Казахстане же режим носил ярко выраженный персоналистский характер, а Назарбаев задолго до ухода с поста президента получил титул елбасы — лидера нации, что больше напоминает туркменбаши или аркадага, чем Дэн Сяопина. В Китае было бы невозможным пожизненное пребывание последнего на посту главы Центрального военного совета — в Казахстане это выглядит вполне естественным. В Китае невозможно переименование Пекина или любого другого города в честь очередного правителя — в Казахстане Токаев первым делом предложил назвать Астану Нурсултаном. Уход Дэн Сяопина был постепенным, но необратимым, отставка Назарбаева больше напоминает уход без ухода.

Очевидно, что в Москве будут внимательно следить и за успехами, и за неудачами при реализации казахстанской модели. Опыт может пригодиться в 2024 году, тем более что в России тоже есть Совет безопасности, на оперативных совещаниях которого президент и постоянные члены уже сейчас обсуждают ключевые проблемы внутренней и внешней политики.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Оригинал материала опубликован на сайте РБК

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net