Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

15.04.2019 | Марина Войтенко

Макропрогнозы как руководство к действию

Марина ВойтенкоГлобальное хозяйство в целом и по сути все ведущие экономики переживают непростой момент. Согласно апрельской версии прогноза МВФ общемировой ВВП в 2019 году увеличится на 3,3%. По сравнению с октябрьским вариантом-2018 оценка снижена на 0,4 п.п. Во второй половине года ожидается некоторое ускорение за чет смягчения денежно-кредитной политики главными центробанками, стимулирующих мер в Китае и некоторого ослабления протекционистской напряженности.

Тем не менее, прогноз-2020 в 3,6% также потерял 0,1 п.п. Предположения о новом витке восстановительного роста (после замедления последних двух лет), способном отодвинуть наступление нового мирового циклического спада, однако, щедро приправлены «примечаниями» о рисках: сохраняющейся опасности продолжения старых и появления новых торговых войн; высоких уровнях государственных и частных долгов, ограничивающих инвестиции и создающих избыточную напряженность в финансовых системах; исчерпании возможностей для поддержки роста средствами текущего монетарного и налогово-бюджетного регулирования (что может проявиться, к примеру, в новом замедлении Китая, негативных общеевропейских последствиях Brexit и т.п.). Если угрозы не материализуются, потенциальный рост мирового ВВП на среднесрочном треке может сохраниться примерно на уровне 3,5%. Но для этого важно не допустить ошибок в экономической политике и выстраивать новую синергию ее инструментов с опорой на укрепление конкуренции и структурных реформ.

Заметим, что представленные на минувшей неделе в ходе традиционной ежегодной весенней встречи Фонда и Всемирного банка доклады МВФ выдержаны в максимально сдержанной тональности. Базовый сценарий (который, естественно, может быть пересмотрен уже к июню) нового мирового спада в 2019-2020 годах не предполагает вовсе. Представители национальных экономических властей, как правило, в своих высказываниях более опредлённы.

Так, по мнению первого вице-премьера, министра финансов РФ Антона Силуанова, риски наступления новой глобальной рецессии очень велики, а монетарные и бюджетные стимулирующие меры в мировой экономике по сути перестали работать. «Поэтому нам, России, нужно идти на противотоке. Нам надо как можно скорее начинать реализовывать национальные проекты, как можно больше надо вводить мер по либерализации нашей экономики – валютное законодательство, отменять мешающие бизнесу правовые акты. Сейчас это наша повестка», – заявил глава экономического блока правительства (13 апреля на полях встречи) МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне. Признание, безусловно, многозначно важное, особенно учитывая, что на общем фоне pax economica российская выглядит как «крепкий середняк».

В апрельском выпуске доклада МВФ World Economic Outlook снижение темпов роста-2019 прогнозируется для 70% участников глобального хозяйства. Для развиты стран оценка понижена на 0,2 п.п. до 1,8% с дальнейшим торможением в 2020 году до 1,7%. В том числе для США – на 2019-й на те же 0,2 п.п. до 2,3%, в 2020-ом предполагается замедление до 1,9% (+0,1 п.п. к январской оценке). В странах Еврозоны в ближайшие два года ВВП вырастет на 1,3% (в январе рост оценивался в 1,6%) и 1,5% (1,7%) соответственно. Динамика показателя для Японии также затухающая – 1,0% и 0,5%. Повышательный тренд предполагается в Великобритании – 1,2% и 1,4%, но на текущий год прогноз снижен на 0,3 п.п., а на 2020-й – на 0,2п.п.

Для развивающихся экономик прогнозы МВФ понижены на 0,1 п. п. – до 4,4% и 4,8%. Драйверами коррекции вниз стали Бразилия, Мексика и ЮАР. Самые высокий темпы роста по-прежнему у Индии, но оценки их размерности снижены на 0,2 п.п. – до 7,3% и 7,5%. В Китае продолжается торможение – 6,3% и 6,1% против 6,6% в 2018 году. При этом, как отмечает экономический советник МВФ Гита Гопинат, в целом в этой группе восстановление темпов роста опирается в частности «на ожидаемое повышение роста в Аргентине и Турции и некоторое улучшение в ряде других переживающих напряженность развивающихся стран и поэтому связано со значительной неопределенностью».

На этом фоне оставленный без изменений прогноз по динамике ВВП России (1,6% на текущий и 1,7% на следующий год) смотрится уже довольно оптимистично. При этом действующие официальные оценки Правительства РФ выглядят более осторожными и консервативными: 1,3% в 2019-ом с ускорением до 2,0% в 2020-ом, 3,1% в 2021-ом и до 3,3% в 2024 году, согласно опубликованным на минувшей неделе МЭР «Сценарным условиям прогноза социально-экономического развития на 2019-2024 годы. Апрель 2019».

Эксперты, между тем, обратили внимание на корректировки базового сценария:

- Инфляция, по расчетам МЭР, окажется ниже ранее ожидавшихся уровней – слабость внутреннего спроса на фоне жесткой бюджетной и денежно-кредитной политики в первом полугодии обеспечат ее снижение по итогам-2019 до 4,3%, в 2020-ом она достигнет 3,8%;

- Вместе с тем, ожидается более сильное, чем предполагалось ранее ослабление курса рубля. Напомним, если осенью-2018 МЭР ожидало, что курс национальной валюты к доллару США в 2019 году составит 63,9 руб/$, то теперь – 65,1 руб/$, а 2024-ом – уже 68,6 руб/$. Ключевые факторы этого тренда – ослабление бюджетной и денежно-кредитной политики, начиная со второго полугодия текущего года (в связи с запуском нацпроектов), продолжение сверхнормативных интервенций Банка России на валютном рынке и ожидаемое снижение цен на нефть.

- В базовый сценарий изначально было заложено постепенное их снижение, и теперь Минэкономразвития подтвердило свои ожидания, оставив прогноз без изменений: на 2019-й – $63,4 за баррель Urals, 2020-й – $59,7 и к 2024 году – $53,5 за баррель.

- Прогноз по росту реальных доходов населения по текущему году сохранен без изменений на уровне1%, однако на 2020-й – снижен на 0,2 п.п. – с 1,7% до1,5%. При этом ожидания по динамике увеличения реальных зарплат, напротив, на 2019-й снижены с 1,4% до 1,1%, на 2020-й повышены – с 1,9% до 2%. (с 2021 года и далее предполагается их рост темпом в 2,7%, а реальных доходов – 2,2-2,4%).

- В текущем году ожидается ощутимое снижение темпов наращивания инвестиций – до 3,1% после 4,3% в 2018-ом. Правда, в 2020-ом прогнозируется всплеск до 7,0%. Скорее всего, это связано с отложенным эффектом капвложений в строительство, на которое приходится более половины запланированных расходов нацпроектов. Однако затем прогноз МЭР предусматривает затухание динамики – до 6,3% в 2021 году и 5,3% в 2024-ом.

Естественно, в августе в ходе работы над бюджетом-2020 и новой финансовой трехлетки после оценки динамики движения к национальным целям-2024 сценарные условия прогноза будут скорректированы. Но уже сейчас понятно, что не стоит ожидать существенных изменений основных показателей. Так, в ходе прошедшей на минувшей неделе XX международной апрельской конференции НИУ ВШЭ первый зампред ЦБ РФ Ксения Юдаева оценила текущую ситуацию в экономике как «находящуюся близко к равновесию», но «с достаточно небольшими темпами роста».

Тем не менее, в Банке России допускают – темп-2019 может превысить 1,3%. На это же рассчитывает и первый вице-премьер, глава Минфина Антон Силуанов. Основания для таких надежд весомы. Во второй половине года в экономику постепенно будут возвращаться почти 600 млрд рублей средств, полученных от повышения НДС; начнется масштабное финансирование нацпроектов – на 1 апреля, по данным Минфина, выделено лишь 13% запланированных объемов.

Вместе с тем, в оценке перспектив даже официальные прогнозисты весьма осторожны. Так, директор департамента исследований и прогнозирования Банка России Александр Морозов в ходе конференции НИУ ВШЭ подчеркнул: оснований для пересмотра текущего прогноза ЦБ РФ по росту ВВП на 2019 год в 1,2-1,7% пока нет, а дополнительный позитив в отношении роста экономики связан с эффектом базы 2018 года. По сути такая же позиция у главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сергея Гуриева, который интервью агентству «Прайм» (10 апреля) сообщил: «ЕБРР пока придерживается своего текущего прогноза – рост ВВП России на уровне 1,5% в этом году и 1,5% – в 2020 году».

Судя по всему, понимание каким образом можно придать ускорение российской экономической динамике все еще не сложилось. Отсюда и консенсус прогнозов остается на уровне слабого, если не на грани стагнации, роста. Отсутствие в обновленных сценарных условиях прогноза МЭР предположений об ускорении по сравнению с предыдущими (осенними 2018 года) оценками темпов наращивания ВВП и инвестиций пять лет для экспертов тоже стало «негативным сюрпризом». И все это усиливает ощущение: правительство, видимо, очень осторожно оценивает последствия своих инициатив.

С точки зрения определения наиболее вероятных темпов роста на ближайшем трехлетнем горизонте 2019-2021 годов интерес представляет подход, предпринятый аналитиками ЦМАКП. По их мнению, возможные сценарии макродинамики будут определяться «комбинацией развилок»: происходит или нет переход к стимулирующей денежно-кредитной и финансовой политике; поддерживает ли и в какой мере бизнес импульс развития, связанный с нацпроектами; каким оказывается уровень санкционного давления; возникает или нет на горизонте до 2022 года новая волна глобального кризиса.

В зависимости от ответов сформулирована гипотеза «четырех сценариев».

Первый – оптимистический. В этом случае все благоприятно: бизнес по полной программе поддерживает нацпроекты, регулятивные усилия обретают выраженный стимулирующий характер, санкции не расширяются, конъюнктура внешних рынков комфортна. В итоге темпы роста поднимаются до планки в 3,5-4,0%, но вероятность такого развития событий не превышает 3,5%.

Второй – инерционный: внешняя среда качественно не ухудшается, но экономическая политика остается консервативно стабилизационной. Ожидаемые темпы ВВП – лишь 2,0-2,5% в год (вероятность – около 5%).

Третий – конъюнктурного улучшения. В нем предполагается ужесточение санкций при сохранении глобального роста и проведении консервативной экономической политики. Годовые темпы ВВП – 1,5-2,0%, вероятность – 15%.

Четвертый сценарий – это «идеальный шторм», когда масштабная мировая рецессия 2021-2022 годов сочетается с новыми санкциями и жесткой антикризисной политикой при соответствующих реакциях бизнеса. Темпы роста в этом варианте в 2021 году – 0,2-0,5% в 2022-ом – 0,5-0,9%. Вероятность – 30%.

При таком раскладе, естественно, принципиальная задача – максимально застраховаться от максимально тяжелого «штормового варианта», сохраняя перспективу выхода на «оптимистическую» планку за счет ускорения структурной трансформации нынешней экономической модели. По сути это – оптимальный вариант превентивной антикризисной политики, формирующей потенциал будущего роста.

Существенный повод тому – итоги-2018. На первый взгляд, 2,3% прироста ВВП, 4,3% – инвестиций, 6,8% – реальных зарплат и почти $200 млрд торгового профицита не дают оснований для беспокойства. В ЦМАКП, тем не менее, считают: если «убрать» разовые факторы и эффект высоких нефтецен, то темп-2018 не превысил бы 1,8%. Между тем, все его структурные ограничения вкупе со слабым инвестиционным спросом и несколько сжавшимся потреблением перешли в полном объеме в 2019 год. При этом возможности расширенного воспроизводства сохраняются у углеводородного сектора (вместе с переделами) и отчасти у финансового. Все прочие – на околостагнационной траектории.

В таких обстоятельствах объективно возникает потребность выстраивания нового баланса в экономической политике между поддержанием макростабильности (прежде всего, финансовой) и созданием механизмов реальной структурной модернизации. Как представляется, начало положено замыслами реализации нацпроектов и формирования стимулирующей деловой среды (защита и поощрение капвложений, реформа госзакупок, отмена устаревших регулятивных правил и т.п.). Вероятно, эти усилия будут поддержаны Банком России, который уже в текущем году видит больше предпосылок для снижения ключевой ставки, чем для ее повышения.

Драйверы ускорения роста официально «назначены». Но это пока во многом виртуальная реальность, в которой инициативные намерения сильно перевешивают реальные шаги. К тому же ощущается и дефицит конкретных действий по укреплению конкуренции, поддержке инвестиций в человеческий капитал и управлению рисками разрастания практик точечного «ручного управления». Интрига расхождения должного и сущего в макродинамике сохраняется.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net